April 26th, 2020

Гонконг: чистота - залог здоровья, часть 2

Чума 1894 года привела к совершенно неожиданным результатам.
На тот момент в Гонконге за ЖКХ и санитарную обстановку города отвечал Санитарный Совет (Sanitary Board). Он был образован в 1883 году и все члены Совета назначались королем, вернее его представителем в королевской колонии - губернатором. Даже немного не так - шесть членов Советы были со стороны муниципалитета, так сказать в роли консультантов, а четверо официальных членов утверждались губернатором. Из этих четырех двое были белыми, а двое - китайцами.
В общем, во время чумы 1894 года произошел конфликт между членами Совета и Губернатором, глава Совета подал в отставку, а за ним последовали и оставшиеся трое официальных члена. Казалось бы - разрыв и междоусобица были неизбежны, но положение спас, как это ни странно, китаец - один из членов Совета Хо Шань-хай. Он предложил сохранить Совет, но дать больше прав неофициальным членам Совета, которые теперь могли бы прямо влиять на санитарное состояние и управление коммунальным хозяйством города. Кроме того, члены Совета потребовали у губернатора:
1. Свободные выборы представителей британской национальности в Законодательном совете колонии.
2. Большинство в Совете таких избранных представителей, а не назначенных.
3. Совершенная свобода дебатов для официальных членов, имеющих право голоса, в соответствии с их убеждениями.
4. Полный контроль в Совете над местными расходами.
5. Вся полнота власти в самоуправлении городом.
6. Консультативный голос в вопросах имперского характера.

В 1896 году губернатор Уильям Робинсон провел плебисцит на тему этих изменений, и главным вопросом был следующий - должен ли Санитарный Совет состоять из большинства официальных членов (то есть назначенных с подачи губернатора), или из большинства неофициальных членов (то есть выдвиженцев муниципалитета). На тот момент Гонконг насчитывал примерно 250 тыс. человек, из них правом голоса обладало 788 человек, а на выборы пришли 362 человека. Большинство голосов (331) было отдано представителям муниципалитета (в британской колониальной терминологии - неофициальным членам Совета).
Губернатор и секретарь по делам колоний Британии были очень недовольны этими результатами, и Санитарный Совет в Гонконге был распущен до 1903 года, правда тогда он был воссоздан на старых условиях. Лишь в 1936 году всю полноту власти в Санитарном департаменте отдали муниципалитету. А выборы же 1896 года на данный момент в истории города считаются первыми демократическими выборами в Гонконге, и демократическое устройство города ведет свое начало именно отсюда - от эпидемии чумы.
На самом деле вся эта история сильно напоминает борьбу средневековых городов со своими сеньорами.
Ну и мы в следующей части сделаем прыжок далеко вперед (в 1950-е) и продолжим рассказ о том, как Гонконг стал-таки одним из чистейших городов мира.

Когда анархия - мать беспорядка - 3

Итак, 20 июля 1825 года Роджерс добрался до Смирны, где освободил "женщин Востока". По воспоминаниям коммодора, дамы пали ниц перед ним, и попросили забрать их в Америку, поскольку они побывали в лапах у греков, понятно, что с ними там не в бирюльки играли, и не в города, и теперь в Турции они уже никогда не достигнут того статуса, который у них был до захвата, и они будут считаться нечистыми. Роджерс пишет, что он с сожалением отказал дамам, поскольку не мог выполнить их просьбу.
Судя по всему, "женщины Востока" попали из огня, да в полымя, и отправились на ближайший невольничий рынок. Что касается турок, они приняли американцев гостеприимно, коммодор нанес ряд визитов паше и важным султанским чиновникам, и останавливался в доме американского консула Дэвида В. Оффлея ( David W.Offley). В это время в Смирне случился пожар, во время которого американские моряки помогли спасти город, за что им выразили благодарность и местные власти, и иностранные торговцы. Главной же целью посещения Смирны для Роджерса было прояснить местоположение турецкого первого министра, который по совместительству был гранд-адмиралом. К сожалению Оффлей не знал, где его искать, поэтому американцы вскоре отплыли к Наполи ди Романья (юго-восточная часть Пелопоннеса).
Надо сказать, что Наполи ди Романья была на тот столицей греков, поскольку с юга Мореи их выгнали, там высадился египетский Ибрагим-паша,и оттуда начал свое движение по подавлению восстания. В течение месяца он завоевал всю Морею, включая сюда и главные морские гавани - Триполицу и Наварин. С 12 по 18 сентября американцы находились в Наполи ди Романья, их посетили члены Временного Правительства Греции Георгий Кондуриотти, Теодореус Врестенес, принц Александр Маврокордато, и некоторые другие официальные лица, которые были приглашены на праздничный обед на борт "Норт Кэролайн".
Конечно, прежде всего американцев интересовало положение греков, и из разговоров Роджерс вынес твердое убеждение - Наполи ди Романья выстоять долго не сможет, несмотря на то, что она неприступна почти так же, как Гибралтар. В стане греков происходили постоянные склоки, не было денег, никакой секретности, каждый воевал сам за себя. Ибрагим-паша захватил всю Морею за исключением Наполи ди Романья, да этот город египтянам и не нужен - отвлекать силы на осаду отрезанного от остальной Греции заштатного порта, имея Наварин и Триполицу, смысла нет. При его продвижении вверх по Пелопоннесу повстанцам так или иначе просто придется оставить Наполи ди Романью, и либо уходить в горы,либо перебираться на острова.
Прям перед самым отъездом Роджерс наблюдал, как к городу подошли несколько тысяч беженцев, которые надеялись получить убежище в Наполи, однако им было отказало в доступе за городские ворота. Причины были прозаическими - благодаря морским поставкам город мог содержать помимо своих постоянных жителей гарнизон в 500 человек. Если пустить сюда толпы народу - придется голодать всем. Кроме того, горожане Наполи боялись, что беженцы могут принести в город какую нибудь эпидемию. Таким образом, греки-повстанцы отказали во входе в город грекам-повстанцам же, несчастные разбили лагерь недалеко от Наполи, и скоро вымерли.
Роджерс спрашивал у греков, где можно найти турецкий флот, однако греки вообще не имели ни разведки, ни систематизации каких-либо данных, поэтому поиски турецкого гранд-адмирала и переговоры с ним коммодор решил отложить до следующего года. Уходя из Наполи ди Романьи Роджерс отправил в Архипелаг шлюп "Онтарио", поскольку, по его словам, "боялся, что полуголодные греки будут нападать и грабить наши суда". С остальной же частью флота он возвратился в Гибралтар на зимовку.


Наполи ди Романья, 1688 год.

А давайте я загадку загадаю))

Из серии "Хотели как лучше, а получилось как всегда".
Как известно, "принцев денег мало, и на всех их не хватает". Шведы во главу угла поставили кораблестроение, экипажи снабжались по остаточному принципу, то есть на что хватает денег. Основным напитком на шведском флоте было пиво и водка. Но в 1760-х, ввели еще один, и это введение имело катастрофические последствия. По мысли шведских врачей этот напиток должен был защитить от отравлений, но не иметь побочных последствий алкоголя - то есть он не пьянил. В результате на шведском флоте дизентерия и понос стали нормой до конца 18 века из-за этого напитка (жидкости). Вопрос - что за напиток?

Ну мне так, для себя, чисто поржать))

Пока достоверно не знаю, правда или нет, надо проверять по другим источникам, но...
Короче, когда Густав III решил напасть на Россию, ему нужен был инцидент.
И кто-то из его приближенных (чиновник из Военного министерства) обратился к главному портному Королевской шведской Оперы с просьбой пошить мундиры русских. Платили за заказ хорошо, но сроки уж очень поджимали, поэтому портной, не мудрствуя лукаво, решил схитрить, и часть униформы отдал из... загашников Оперы, мундиры предназначенные для постановок. Поскольку у шведов был культ Карла XII, то в основном в спектаклях участвовали казаки, естественно - запорожские, союзники шведов. Плюс - часто изображали татар, как угнетаемое русскими меньшинство.
И представляете охреневший 27 июня 1788 года гарнизон маленького финского городка Пуумала, который атаковали... запорожские казаки и татары! Запорожские казаки и татары, сука, в Финляндии!..... При этом без усов и оседлецов, без стрижки под горшок, с буклями и косами. Аааааа! Я лично ржу в голос)