February 21st, 2020

Просто так.

Летом 1800 года войну Швеции объявил...  Алжир. Дело в том, что в 1799 году шведы отказались платить выкупные платежи (в Европе эту дань стыдливо называли аннуитетами) алжирским корсарам. Реакция последовала очень быстро - за июль-август 1800 года в Средиземном море было захвачено 14 шведских судов, и взят в плен 131 человек.
Переговоры длились до декабря, шведы были вынуждены остановить торговлю в Средиземноморье, и в конце концов согласились на требование Алжира платить ежегодно 40 тысяч даллеров и внести единоразово в качестве выкупа за пленных 30 тысяч даллеров.

Логика бывает разная

Джефферсон воочию знал, что ничто, кроме силы, не может изменить ситуацию. В 1786 году он и Джон Адамс встретились с Абд аль-Рахманом аль-Аджаром, представителем паши Триполи, в Лондоне, чтобы обсудить недавние требования денег, чтобы позволить спокойно американским судам плавать в Средиземном море. Триполитский дипломат не был заинтересован в переговорах. Он потребовал 30 000 гиней ежегодно для паши,  и еще 3 000 для самого себя. Кроме того, он сказал дипломатам, что Тунис захочет такую ​​же сумму; Марокко и Алжир потребуют большего. Общий счет составит 1 миллион долларов или около десятой части бюджета США.

Триполитанцы также отвергли любые притязания на дружбу с Соединенными Штатами. Вы неверные, сказал Абд аль-Рахман аль-Аджар. Ergo, мы имеем полное право забирать ваши корабли, ваши деньги и ваших людей.


Фраза напомнила знаменитую фразу из первого терминатора)

О последствиях войны за Независимость, ожидаемых и не очень

Победив в войне за Независимость, во многом совершенно неожиданно для себя, США были в кайфе. Согласно революционным воззрениям, настала "эра милосердия" (строго по Вайнерам), и теперь войн никаких не будет, все будут счастливы, и вообще "мир, дружба, жвачка".
Штаты, не доверяя постоянным армиям, которые им представлялись инструментами тирании, распустили Континентальную армию, распродали оставшиеся в наличии корабли Континентального флота, и решили заняться торговой экспансией. Ибо торговля по мнению отцов-основателей, "объединила общей системой интересов все нации земного шара и сделала бы все нации доброжелательными по отношению друг к другу" (Джефферсон).
Мечты эти развеялись довольно скоро. Еще в 1784 году, когда Джефферсон, Джон Адамс и Бенджамин Франклин были посланы в Париж, где находились все четыре представителя государств Варварийского берега,чтобы заключить с ними договора о дружбе, торговле и свободном мореплавании, американцев резко обломали. Абд аль-Рахман аль-Аджар сказал буквально следующее: "ислам основан на законах Пророка, и в Коране написано, что все страны, которые не признают Коран - грешники, поэтому мусульмане не только вправе, но и обязаны вести с ними войну, где бы они не находились. Мусульмане обязаны делать рабами всех грешников, которых они могут захватить в качестве пленников, а любой мусульманин, убитый в бою, обязательно попадет в рай, поэтому потерь они не боятся" (из пересказа разговора с Джефферсоном, озвученным им в Конгрессе в 1786 году).
В то же самое время Роял Неви снял с американских судов зонтик своей защиты, и американцев начали грабить. И мнения в Конгрессе разделились. Сторонники согласительной линии считали, что надо "платить и каяться". В конце концов, все платят. Надо быть в тренде. Сторонники второй линии говорили: "Наша торговля с Португалией, Испанией и Средиземноморьем будет практически уничтожена, если мы не предпримем решительных действий. Дань или война. Это обычная альтернатива пиратских образований. Если мы согласимся на первое, для этого потребуются суммы, которые будут чувствительны для нашего народа. Почему бы тогда не послать туда военно-морской флот и не принять решение о войне? Мы не можем выбирать с более легкого дела или с более слабого противника" (Джефферсон). Далее будущий президент продолжал: "Мы стремимся занять морской рынок перевозок, но для этого нам потребуется защита на морях. В противном случае даже самые маленькие державы Европы, обладающие всего одним линейным кораблем, будут нам диктовать свои условия, и захватывать наших купцов, чтобы мы выполнили их требования. Нам необходим военно-морской флот, если мы хотим развивать торговлю".
В результате Конгресс решил сначала пойти по первому пути. На договоры с Марокко, Алжиром, Тунисом и Триполи было выделено 80 тысяч долларов. Консула Томаса Барклая послали в Марокко, а бывшего капитана Континентального флота США Джона Лэмба - в Алжир. Барклаю удалось договориться сравнительно легко - Марокко в обмен на ежегодную выплату в 40 тысяч долларов гарантировал, что воздержится от нападений на американских купцов. А вот с Алжиром, Триполи и Тунисом не срослось. Почему?
А вот теперь давайте посмотрим на все происходящее с другой стороны, и на примере Триполи увидим логику корсаров. Итак, с 1711 года в Триполи правил клан Караманли, когда к власти пришел паша Ахмед, который казнил более 300-т турецких янычар, которые охраняли предыдущего пашу, разграбил их имущество, обратил в звонкую монету и все эти деньги отправил.... султану в Константинополь. Султан был восхищен таким подходом к решению проблем,и дал свою санкцию на то, чтобы Караманли остался у руля в Триполи.
К 1793 году в Триполи шла гражданская война, вернее даже война за ханское наследство. Младший брат, Юсуф, восстал против старшего - Хаана. 20 июля 1790 года мятеж Юсуфа закончился удачей, и он лично обезглавил Хасана. Однако Юсуф оказался слабым правителем. Хамет, выживший старший сын Хасана, в свою очередь собрал войско, и начал грабить лояльно настроенных новому паше подданных. В результате Юсуф бежал из Триполи, и вступил в союз с внутренними племенами, дабы отвоевать престол у Хамета.
Резня обещала быть долгой, что непременно сыграло бы на руку европейцам и американцам. Однако 29 июля 1793 года в Триполи прибыл целый Османский флот. С флагманского корабля спустился турок, некий Али Бен Зул, который предоставил под светлы очи Хамета фирман султана, где ему предписывалось передать власть Али и самому отправиться в заключение. В результате Хамет бежал в Тунис, а османы начали.... разграбление Триполи,которое затянулось на 2 года, до тех пор, пока в 1795 году Хамет не вернулся с войском триполитанцев и тунисцев, и не выгнал Али. В общем, когда Хамет вошел в город, от Триполи целыми остались только стены домов.
Однако, как только тунисцы ушли, Юсуф сверг Хамета (1796-й), и восстановил себя на троне.
И теперь посмотрим на происходящее глазами Юсуфа - страна разграблена, денег нет, власть непрочна, и надо как-то восстанавливать экономику. Юсуф показался себя изворотливым дипломатом. Он обратился к... революционной Франции. Мол, братья-французы! Вы против католической и протестантской религии - я тоже! Давайте поможем друг другу, а я буду грабить ваших недругов! Пока же Юсуф принял от американцев платеж в 40 тысяч долларов, обещая не грабить. Но как только французы восстановили обороноспособность Триполи и корсарский флот - решил отказаться от договора, ибо "подписанные с неверными бумаги не стоят даже чернил". Грабеж проходящих мимо кораблей Юсуф воспринимал как средство для поправления экономики разоренного гражданской войной Триполи.

СМЕРТЕЛЬНЫЕ «СЮРПРИЗЫ»: СОВЕТСКИЕ САПЁРЫ ПРОТИВ МИНЁРОВ ВЕРМАХТА

В 1944 году на фронте и в ближнем тылу Красной Армии гремели мощные взрывы. Но они не были результатом бомб люфтваффе или тяжёлых «чемоданов» немецкой дальнобойной артиллерии. Это взрывались МЗД — мины замедленного действия.
Инженерная служба вермахта даром хлеб не ела.
Немецкие минёры устанавливали такие мины, используя химические и часовые взрыватели и сотни килограммов взрывчатки. В результате МЗД ждали не просто своего часа, а дня. И ждать могли долго, не срабатывая до месяца.

Подробности на warhead.su:
https://warhead.su/2020/02/21/smertelnye-syurprizy-sovetskie-sapyory-protiv-minyorov-vermahta