February 14th, 2020

Загадка, наверное легкая)

Как наверное многим известно, в 1100-1500 годы Венеция была флагманом промышленного развития. Тут тебе и стекло Мурано, и судостроение, и мыловаренье...
Кстати, насчет последнего - продажа твердого мыла в Европе стала своего рода конверсией.)  ибо изначально это была чисто военная технология.
Вопрос - как мыло применяли в бою?)



ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ: Изначально мыло (если его так можно назвать, просто смесь жиров) было жидким. И им поливали палубы и ванты противника, дабы сделать их скользкими, и чтобы противник потерял управление кораблем, ну и чтобы абордажные партии не могли перебраться не венецианский корабль)
Потом уже, добавив присадки, ароматизаторы, и сделав мыло твердым, его начали продавать как косметическое средство по Европе)

Примечательная статья на Вархэде

От Владимира Александровича Нагирняка.

Вообще, все бывшие завсегдатаи Цусимы и шиплаверы 1990-х - 2000-х годов знали две основные версии уничтожения немецкого "карманного линкора" "Адмирал граф Шпее" в гавани Монтевидео. Первая - Лангсдорф "зассал". Ну потому что Харвуд был безбашенный, а немцы - трусы. Вторая - была сложная дипломатическая игра разведок, немев напугали, что вот-вот подойдут "Рипалс" и "Арк Роял", и "Шпее" уже не будет иметь шансов. Далее все сводится к версии первой - Лангсдорф зассал, и приказал уничтожить корабль.
Самое смешное, что о повреждениях "Шпее" я читал еще в "Сумерках морских богов" Тулейи, но почему-то не придал им внимания.
"Мрачный Лангсдорф покинул мостик, чтобы осмотреть повреждения «Графа Шпее». В «карманный линкор» попали 2 снаряда калибра 203 мм и 18 снарядов калибра 152 мм. Один из снарядов «Эксетера» пробил броневую палубу. Другой сделал большую пробоину с равными краями в носовой части корабля. Носовой бурун постоянно захлестывал в эту пробоину. Отчаянная пальба крейсеров Харвуда послужила причиной большинства потерь среди экипажа «Графа Шпее». Главный камбуз корабля был уничтожен, 4 кладовые были затоплены. Лангсдорф с радостью узнал, что машины «карманного линкора» совершенно исправны и что боевая мощь «Графа Шпее» практически не снизилась. Однако его настроение заметно упало, когда он медленно прошел вдоль сложенных тел погибших моряков. Были убиты 1 офицер и 35 матросов. Сейчас они лежали двумя рядами на палубе, накрытые кусками парусины."
Собственно, Владимир Александрович и раскрывает эту тему: "Чтобы выяснить состояние «Шпее», Берлин срочно отправил в Монтевидео своего эксперта. Морской инженер Кранкехаген прибыл на самолете в Монтевидео 14 декабря. Изучив вопрос, последний доложил в Германию, что в бою с английскими крейсерами броненосец получил два серьёзных повреждения: были уничтожены камбуз с провизионкой и вышел из строя командно-дальномерный пост. В результате выход в море был исключён. Во-первых, без камбуза и провизионки в походе не прокормить экипаж. Во-вторых, с неисправным КДП в бою невозможно точно стрелять".
Вобщем получились классические "золотые повреждения". По факту после уничтожения камбуза Лангсдорфу (с учетом того, что Уругвай отказался продавать провизию) либо надо было заниматься рыболовством и практиковать экипаж в сыроедении, либо... топиться.


https://warhead.su/2020/02/13/mify-admirala-grafa-shpee-pochemu-zatopili-nemetskiy-bronenosets

Когда в товарищах согласья нет

О захвате крупнейшего и богатейшего английского конвоя французами и испанцами в войну за Независимость я уже писал:

началось невообразимое - холостой выстрел - белый флаг, холостой выстрел - капитуляция. Кто-то пытался сопротивляться, но, подавленный громадным преимуществом, быстро отказывался от подобных действий. Один за одним испанцы и подошедшие французы (9 ЛК и 1 ФР под командованием Боссе) захватили к 10 утра 55 кораблей (52 испанцы и 3 французы), среди которых Ост-Индийцы - Gatton, Godfrey, Hillsborough, Mountstuart и Royal George. Было взято в плен 1350 матросов и 1357 солдат, кроме того - 286 гражданских лиц. Трофеи помимо судов - 80 тысяч мушкетов (знаменитые "Браун Бесс"), 3000 бочек пороха, обмундирование, снаряжение, палатки для британских войск (12 полков) в Вест-Индии, и 1.5 миллиона фунтов в серебре и золоте (из них 1 миллион - в слитках), предназначенный для закупок в Ост-Индии. Кроме того - запчасти и материалы (в частности - мачты и реи) для флотов Грейвза и Родни в Америке. Собственно, позже Грейвз не смог вовремя отремонтироваться и подойти к Йорктауну в 1781-м и армия Корнуоллиса сдалась.

И всегда задавался вопросом - а где же был Роял Неви?
Вот ответ.
Кампания 1780 года для Флота Канала не могла начаться хуже, чем она началась. 18 мая, на следующий день после подъема своего флага в Спитхэде, на борту «Виктори» умер главнокомандующий сэр Чарльз Харди. Конечно, он во многом был компромиссной фигурой, однако после Другой Армады 1779 года его считали спасителем Отечества и счастливчиком. Перед Адмиралтейством снова возник признак партийных боев образца 1778 года.
Из претендентов на должность командующего наиболее способным был вице-адмирал Сэмьюэл Баррингтон, однако Первый Лорд Адмиралтейства, лорд Сэндвич, неприязненно относился к Баррингтону и предложил флоту на место Харди ненавистного Пеллисера, поскольку он, как и Сэндвич, был тори. В пику Первому Лорду другие предложили на место командующего Аугуста Кэппела или лорда Хоу. Именно поэтому после долгих споров была опять найдена компромиссная фигура – адмирал Фрэнсис Гири (Geary). 22 мая он был назначен командующим Флота Канала, но с обязательным условием – взять в заместители одаренного и талантливого Ричарда Кемпенфельта, который мог бы исправить возможные косяки старого адмирала. Помимо Кемпенфельта, младшими флагманами у Гири были Баррингтон, Джордж Дарби, Роберт Дигби и Джон Локхарт-Росс.
27 мая Гири было приказано выйти в море, дабе не дать испанцам и французам объединить свои флоты по примеру прошлого года. К 8 июня эскадра из 13 кораблей (в ее составе было девять трехдечников, несущих по 90-100 пушек) крейсировала у Уэссана. Далее флот двинулся к Бискайскому заливу, потом проследовал к Финистерре, где обнаружили небольшой испанский отряд - 4 линкора и 2 фрегата, который англичане приняли за авангард объединенного флота. Однако оказалось, что это был эскорт торгового каравана, двигавшегося из Гаити, и пока британцы готовились к бою, испанцы просто скрылись в тумане. Горькую пилюлю подсластили только призы, которые в течение последующих двух дней смогли захватить фрегаты – 12 судов с грузом кофе, сахара, индиго, хлопка, оцененных в примерно 100 тысяч фунтов стерлингов.
С 10 по 20 июля Гири находился в районе Финнистере, а 8 августа было решено вернуться в Спитхэд. Это совершенно непонятно, ибо как раз в это время из Англии следовал богатейший торговый конвой, о захвате которого мы уже рассказывали. Именно чуть южнее Финистерре этот конвой был атакован испанцами и французами, и захвачен практически полностью.
Флот Канала прибыл в Спитхэд 18 августа, где его встречали беснующиеся толпы разорившихся после захвата конвоя торговцев. Гири, посмотрев на все это, заявил что болен, и попросился в отставку. Место командующего предложили Баррингтону, тот отказался, и тогда взять командование Флотом Канала упросили сэра Томаса Пэя (Pay), портового адмирала Портсмута. Пэй однако последний раз командовал кораблем лет десять назад, поэтому решил руководить флотом, не покидая Портсмут. Это Адмиралтейство совершенно не устроило, и 7 сентября 1780 года была произведена очередная рокировка – командующим Флотом Канала стал вице-адмирал Джордж Дарби. Младшим флагманом остался Кемпенфельт.


Собственно цитата из Ивана Андреевича Крылова вынесена в заголовок поста не случайно)