February 11th, 2020

Просто напомню уже не раз сказанное

Отдельно стоит упомянуть про строительство флота Петром I и про его значение. Активная постройка кораблей началась в 1712 года, когда были захвачены Лифляндия и Эстляндия, а так же часть южной Финляндии. Флот строился ударными темпами, и служил сдерживающим фактором для любых морских угроз берегам России. Кроме того, имея такую силу на море, Петр мог не беспокоиться о береговой обороне, а использовать освободившиеся войска в той же Германии.
Количество боеготовых кораблей русского Балтийского флота по годам (по МИРФ):
1713 год – 13 линейных кораблей.
1716 год – 17 линейных кораблей.
1718 год – 23 линейных корабля.
1721 год – 33 линейных корабля.
Сравним со Швецией (Данные по Jan Glete «Swedish Naval Administration, 1521–1721: Resource Flows and Organisational Capabilities» - « The Northern World», number 46. Boston: Brill. 2010):
1705-1709 годы – 41 линейный корабль.
1715 год – 33 линейных корабля.
1717 год – 27 линейных кораблей.
1719 год – 24 линейных корабля.
1721 год – 23 линейных корабля.
Как видим, флотский состав у России к концу войны увеличивается чуть ли не в три раза, тогда как у шведов – уменьшается в полтора раза. Это говорит о том, что шведы полностью истратили все доступные ресурсы, и денег на строительство кораблей у них уже не было. Грубо говоря, они проиграли линкорную «гонку вооружений» на Балтике.
Кроме того, Петр придумал еще одно «ноу-хау», ставшее для войны на Балтике просто решающим. Строя корабельный флот, примерно равный шведскому или датскому, он параллельно занялся созданием галерного флота, который к 1720 году насчитывал до 150-170 галер. В мелководных и шхерных районах Финского и Ботнического заливов оказалось, что противодействия галерным флотилиям просто нет. Шведы, чьим главным соперником в XVII веке была Дания, всегда делали упор на строительство корабельного флота, но на мелководье он действовать не мог. В результате с 1717 года русский галерный флот просто затерзал побережье Швеции десантами, разорял инфраструктуру, промышленность, жег запасы, и т.д. Противопоставить этому шведы не могли ничего.
Нет, конечно же, лучшей стратегией в подобном случае было бы атаковать базы галер и сжечь эти галеры в гаванях. Но русский корабельный флот равной (а потом и на треть превосходящей) силы этого бы сделать просто не дал. В результате Россия Петра Великого именно завоевала господство на море.

Ну и о влиянии Северной Войны на экономику Швеции.

Для начала отметим следующее: на 1700 год население Шведской империи составляло почти 2.5 миллиона человек. Из них в собственно Швеции жили 1.485 миллионов, в Финляндии – около 500 тысяч человек, в Прибалтике – порядка 200 тысяч человек. Шведская армия на 1697 год составляла 65 тысяч человек, а в 1707 году – на пике – 115 тысяч человек, то есть 4.6% населения. Много это или мало? Давайте сравним. Численность населения России на 1700 год оценивается в 12-14 миллионов человек. В 1720 году – на пике – численность русской армии составляла 210 тысяч человек, или 1.6% населения. Франция: население – 21 миллион человек, армия – около 200 тысяч человек, или примерно 1% населения. Бранденбург вместе с Пруссией: население 1.5 миллионов человек, армия – 40 тысяч человек, или 2,7% населения. Можно продолжать и дальше, но картина в принципе ясна – шведское общество было излишне милитаризовано. По сути, Карл XI, вводя индельту¸ подразумевал следующее – в военные годы крестьянские общины выставляют королю солдат, которых они содержат в походе, а в мирное время солдаты подрабатывают на свою общину. Война 1700-1721 годов полностью разрушила это мир-систему. Грубо говоря, в 1707 году из производства было изъято 115 тысяч людей, которые не работали, а лишь поглощали ресурсы. За время Северной войны согласно оценкам Яна Глете (Jan Glete «The Swedish fiscal-military state in transition and decline, 1650-1815» - Paper to the XIV International Economic History Congress, Helsinki, 21-25 August 2006) погибло примерно 200 тысяч шведских солдат. Понятно, что их надо было кем-то заменять. Поэтому надо понимать, что изъятие это все годы войны было постоянным, и тот же Глете оценивает людской вклад Швеции в Северную войну примерно в полмиллиона человек. Естественно, сильно возрос и налоговый гнет на население.
Кроме того, потеря провинций в Прибалтике и Германии нанесла гигантскую брешь шведскому бюджету. Теперь эти провинции платили налоги другим странам, и были вычеркнуты из шведской экономики. И к 1718 году внутренний долг Швеции составлял 64 миллиона риксдалеров при этом бюджет Швеции был только 8.5 миллионов риксдалеров, из которых 2.3 миллиона тратилось на обслуживание долга. В том же 1718 году Карл XII отказался обслуживать внешний долг, что привело к обвалу на стоимость шведских ценных бумаг, и к отказу в кредитах Швеции голландскими и английскими банками. Возобновлены они были только в 1766 году.
Грубо говоря, в 1719 году шведская экономика вошла в неуправляемое пике, ситуация с финансами и бюджетом становилась все хуже и хуже, торговля замерла, и это и есть основной итог Северной войны для Швеции. Шведам не на что стало поддерживать свои имперские амбиции, и все рухнуло как карточный домик. По сути, если бы не субсидии Франции (с 1715 по 1721 год) и Англии (с 1719 по 1721 год), которые в общей сложности составляли до 2 миллионов риксдалеров в год, Швеция была бы просто признана полным банкротом со всеми вытекающими.