?

Log in

No account? Create an account
 
 
George Rooke
Вот не знаю, честно. Вроде какой-то ограниченный конфликт, но его влияние... его последствия фактически на все страны... оно громадно. И чем больше читаешь, тем больше узнаешь и удивляешься.
Вот как пример - ввод австрийских войск в Княжества в июле 1854-го. Вроде ведь все говорено-переговорено. Реально, изначально Австрия просто хотела разделить враждующие силы. Это так и предполагалось. А что? Ей хорошо, и всем хорошо. В Трансильвании и Банаате стояла 150-тыс. группировка австрийских войск, и далее по соглашению от 14 июля 1854 года (причем по соглашению со всеми участниками конфликта) в Княжества вошла 40-тысячная австрийская группировка под командованием генерал-полковника Гесса при 3200 лошадях и 92 пушках.
У нас традиционно считается (почему-то), что Австрия хотела Княжества прикарманить себе. Да, действительно хотела, но уже в 1856-м. На 1854-й таких планов не было. А вот что реально австрияки хотели в Княжествах... так это разгромить базы венгерских повстанцев или диверсантов в Молдавии и Валахии. Сразу после ввода войск за эмиссарами Кошута началась настоящая охота, австрийцы им устроили настоящий террор. Что вынудило венгров бежать куда подальше.
При этом... оцените игру союзников. Когда Австрию склоняли на нейтралитет, выгодный Англии и Австрии, одновременно в Молдавию и Валахию послали Ласло Берчени (László Bercsényi), Иштвана Тюрра, Клапку и других революционеров с задачей создать венгерские отряды для атаки Австрии совместно с союзниками, буде Австрия не согласится.
Однако когда австрийцы достигли соглашения, революционеров им просто слили, отдали, как отработанный материал.
И это только один из эпизодов, который фактически неизвестен нашему читателю.
Главным же достижением Крымской войны стал полный слом Венской Системы, и создание Крымской Системы, которая просуществовала с 1856 по 1871 год. Что такое Крымская Система? Тут лучше привести цитату из Гордона А. Крейга: «Национальное самоограничение, уважение к публичному праву, каким оно было определено в договорах, и готовность обеспечить его соблюдение согласованными действиями были неприменными условиями Венской системы, которые сделали возможным поддержание мира и баланса сил в период 1830-1854 гг. Наиболее ужасным последствием Крымской войны было то, что она разрушила эти условия». То есть в послекрымский период стало возможным творить все что можно - бей, бухай, эй-би гусей - гуляй, рванина. Рухнула Крымская Система после франко-прусской войны, с созданием единой Германии, и сразу же пошла реинкарнация новой Венской Системы, только уже под главенством Берлина.
Ах да, в нашей историографии почему-то считается, что Европейский концерт существовал до Берлинского Конгресса. Наверное канцлеру Горчакову хотели подмахнуть и Александру II. Проблема в том, что Горчаков играл с уже несуществующей игрушкой, он так и не понял, что система "сам погибай, а товарища выручай" изменилась на "каждый сам за себя". В этой ситуации политика России 1856-1878 годов предсказуемо составила один большой фейл, и страна покатилась к своей "Весне Народов". Потому что 1) не смогла провести нормальные реформы, а те что были - лучше бы их не делали; и 2) потому что пока мы топтались на месте, все основные страны Европы и США так рванули вперед экономически, что догнать мы их так и не смогли.
И все-таки.
Что, образно говоря, сделали в 1854-56 годах англичане? Именно англичане, потому что они в результате просто убрались на остров, и заперлись в своей Блестящей Изоляции. Они кинули в хорошо работающий механизм кувалду, и со своего островка спокойно смотрели,как разлетаются осколками по всей Европе шестеренки, валы, зубцы, и т.д.
Однако для Англии (гримаса истории) последствия Крымской стали не только очень неприятными но и самыми долгоиграющими, которые икались им аж до 1948-го, то есть аж до создания НАТО.

Во-первых, создание единой Германии не только выбросило Англию с немецкого рынка, так еще и создало ей главного торгового конкурента на следующие 100 лет.

Во-вторых, выпуск из ящика Пандоры духа национализма по всей Европе логичным образом перекинулся и в английские владения - речь об Индии и Ирландии прежде всего. Стоило ли это того, чтобы в свое время прикормить Кошутов, Марксов и Огаревых? Не знаю.

В третьих, "блестящая изоляция" после Крымской позволило Северу США победить Юг, и в результате САСШ стали из преимущественно аграрной державы промышленной, и вторым главным конкурентом Британии. Да, подвижки к этому были и ранее, но до Гражданской войны компромисс между Севером и Югом сильно сдерживал экономическое развитие ребят из "Града на Холме". Кстати, по поводу Гражданской войны, часть историков (например тот же Фуллер) считают, что она - это есть продолжение Весны Народов через 15 лет, просто в некоторых странах Весна Народов шла с задержкой (про Россию говорят, что там задержка вообще в 70 лет, кто угадает, какое событие к Весне народов привязывают?).

В четвертых, технологическая революция, произошедшая в период 1854-1856 г.г. частью обесценила британское экономическое и производственное лидерство. Для этого Крейг, поясняя свой тезис, приводит пример Дредноута. То есть его выпуск обесценил броненосные флоты. Но позвольте, ведь то же самое произошло и после 1856-го! Глуар обесценил все флоты! Так прогресс на этом не остановился - Мерримак, Монитор, и т.д. В общем, для того, чтобы быть впереди, надо было быть во главе производства новых технологий. Однако на пятки теперь наступают США и Германия, которые в технологии умеют не хуже, а где-то лучше, кроме того - забывать Францию тоже не стоит, а потом придет через Японии, догонять будут Италия и Австрия.... В результате для Англии началось медленное сворачивание рынков сбыта из-за возросшей конкуренции. Грубо говоря, если на 1854-й год Англия действительно была безусловным мировым лидером и в экономике, и в производстве, и в технологиях, то уже через 25 лет... Большой вопрос.

В пятых, пораженная либертианством экономика Англии (кстати, в точном соответствии с историей экономики Голландии) постепенно начала становиться из производственной экономики банковско-ростовщической, живущей "процентом на процент". Да, процесс этот затянулся аж до 1920-х, тем не менее, начало положено как раз "хлебными законами", первой Опиумной и Крымской войнами.

Вот такая казалось бы неприментная война. И это только безумно малая часть вопросов, о которых можно было бы рассказать.

 
 
George Rooke
02 October 2019 @ 07:50 pm
Но ведь сейчас же у нас все не так, верно??)))

Задача самостоятельно избавиться от огромного внешнего долга оказалась неразрешимой для черногорского правительства. К началу ХХ в. положение в социально-экономической сфере стало безнадежным. Российский министр-резидент К.А. Губастов доносил в Петербург: «Все решительно, начиная с княжеской семьи и до последнего писаря, живут в долг, не платя ни одного, даже самого ничтожного счета… Мне трудно даже представить…картину того, неподдающегося описанию бедственного положения, в котором находятся в настоящее время здешние финансы»[1; Оп.482. Д.3350. Л.2]. К этому времени уже было ясно, что во всех проблемных ситуациях черногорский двор действовал по одной схеме: когда подходил срок выплаты процентов по займам, а денег в казне не было, срочно заключался новый заем, часто на самых тяжелых условиях. Текущие проценты погашались, но общая сумма долга росла как раковая опухоль. При этом княжеское семейство продолжало тратить казну азартно и широко. Престолонаследник Данило однажды прямо заявил российскому министру-резиденту Щеглову: «<…>Щедрая помощь, бесконтрольно оказываемая Россией княжеству, действует развращающим образом на советников князя Николая, так как она приучает их к мысли, что можно безнаказанно направлять дела вкривь и вкось, ибо все равно, великая покровительница Черногории поможет ей в критическую минуту»[2; Фас. LIA]. Правда, княжич не стал говорить о том, что значительные суммы шли именно на его личные нужды.

В 1899 г. княжество снова оказалось на грани банкротства. Оно было должно 771 тыс. гульденов австрийским банкам, 600 тыс. франков частному банку в Константинополе и более миллиона рублей России[3; Фас. 25. Бр. 1832, 1889 г]. Несмотря на подмоченную почтовой аферой репутацию, Никола в марте 1899 г. обратился за помощью к российскому министру финансов С.Ю. Витте, который решительно отказал. Не скрывая своего раздражения, он писал бесконечные доклады, в которых было подсчитано все, что делалось в пользу княжества: «<...>Денежные субсидии, выдаваемые черногорскому правительству из нашего Государственного казначейства достигают столь крупных размеров, что дальнейшее увеличение сих субсидий представлялось бы, по моему мнению, решительно невозможным. Помимо постоянных расходов в размере около 220.000 рублей в год на содержание в Черногории учебного батальона и полубатареи, духовной семинарии и женского училища, а также на выдачу черногорскому правительству субсидии для уплаты долга Государственному банку и других пособий, единовременные расходы нашей казны в пятилетие 1894-1898 гг. на снабжение Черногории запасами оружия и патронов и на устройство церкви в Никшиче составили около 2.600.000 рублей. Между тем, у нас самих имеются настоятельные нужды первостепенной государственной важности, которые, однако, остаются без удовлетворения по ограниченности средств Государственного казначейства»[1; Оп. 482. Д.3347. Л.21об.-22]. Как ни возражал С.Ю. Витте, черногорская элита не приняла отказа: «Убедившись, что все попытки открыть себе кредит в Европе остаются безуспешны, князь не видит другого для себя выхода, как возобновить ходатайство свое касательно гарантирования императорским правительством займа в одном из частных банков в России», - сообщал К.А. Губастов в МИД 15 сентября 1899 г.[2; Фас. XLVII.Д.2].

Сумма, которую черногорский монарх собирался занять в каком-нибудь российском банке, была немалой. С.Ю. Витте не сомневался, что «гарантия Императорского правительства проектируемому займу будет не номинальной, а действительной»[1; Оп. 482. Д. 3349. Л.5]. В случае с турецкими долгами так и было. Под личные гарантии султана в Оттоманском банке черногорцы заняли около 500 тыс. гульденов и в 1889-1900 гг. перестали вносить платежи. МИД Турции потребовал от черногорского представителя М. Бакича ответа, что будет дальше. Тот заявил, «что князь Николай совершенно лишен в настоящее время возможности производить обещанные Банку уплаты, что он просит Султана не отказать ему в снисхождении, и что в непродолжительном времени он намерен отправиться лично в Петербург в надежде, что Государь Император не откажет ему в великодушной помощи…»[1; Оп. 482.Д. 3349. Л.27об.-28]. То есть, турецким партнерам откровенно объяснили, что возврат долга напрямую зависит от решения русского царя. В таких обстоятельствах давать какие-либо гарантии черногорским займам означало бросать деньги на ветер.

Однако в ноябре 1899 г. министру финансов сообщили, что Николай II поддержал ходатайство князя, правда, на условии, что предварительно российской стороной будет проведена инспекция денежного хозяйства Черногории.


http://regionalstudies.ru/journal/homejornal/rubric/2012-11-02-22-07-59/452--xix-.html