?

Log in

No account? Create an account
 
 
George Rooke
Тут на Вархэде статья вышла у Евгения Норина по поводу русских партизан в Заграничном походе: https://warhead.su/2019/09/05/letuchie-otryady-russkie-partizany-v-1813-godu
Просто хотелось бы добавить, тем более, что темы захвата Голландии Бенкендорфом (англичане это стыдливо называют русско-английским завоеванием Голландии) я уже касался: https://george-rooke.livejournal.com/508288.html
Наряд сил Бенкендорфа: авангардный отряд из трех так называемых «летучих корпусов» общей численностью 3500 человек, состоял из:
а) тульского пехотного полка (700 человек),
б) егерского батальона 2-го полка (400),
в) батальона Павлоградского гусарского полка (800 человек),
г) пяти казачьих полков (1600 человек) адъютанта Александра I, создателя сети агентов в Париже полковника графа Чернышева,
д) батарея конной артиллерии.
Отряд Бенкендорфа прошел 2 ноября 1813 года по реке Эйссел (Ассель; Йессель). Первая колонна напала на город Зволле (в русских отчетах того времени он назывался «Звол»), вторая (Центральная, где был сам Бенкендорф) действовала против Бентама и Девентера, в то время как третья должна была попытаться взять Дисбрсем (Disbursem).
Русские, помимо уничтожения живой силы противника, также распространяли среди местных жителей слухи о том, что «люди с Востока пришли дать вам свободу!». Донцы также выполняли активную разведку, в частности было обнаружено, что гарнизон Девентера состоит из 3000 французов, сама крепость хорошо укреплена и снабжена продовольствием и фуражом, и имеет значительное количество крепостной артиллерии.
Понимая, что этот орешек невозможно завоевать на ходу, российское командование решилось на определенные уловки. Так, будущий герой кампании по освобождению Нидерландов, командир башкирского полка майор князь Гагарин - награжденный орденом Святого Георгия IV степени за успешные кавалерийские набеги на позиции противника - получил приказ после пересечения реки - симулировать с противоположного берега яростную атаку на единственный мост, ведущий к крепости, как бы пытаясь ее захватить. В то же время Бенкендорф с основными силами должен был попытаться захватить город с неукрепленной стороны.
В 3 часа ночи российские небольшие силы бросились в атаку на мост, напротив местного речного порта. Но фактор неожиданности для них к тому времени был полностью утрачен, поэтому солдаты, потеряв несколько человек убитыми и ранеными, тихо отступили в темноту.
Зволле к концу 1812 года представлял собой плохо укрепленный форпост, гарнизон которого состоял из двух или трехсот кавалеристов. Зная это и стремясь избежать ненужных жертв среди гражданского населения, Бенкендорф приказал нескольким казакам из дивизии полковника Нарышкина принять все возможные меры, чтобы заманить врага за пределы стен крепости. Короче, выехало 50 застрельщиков, которые раззадорили французский гарнизон, тот выехал за пределы крепости наказать обидчиков, был отсечен от города, окружен и взят в плен. На плечах у остатка гарнизона русские ворвались в город и захватили его.
Именно в маленьком городке Зволле русского полководца ожидал голландский генерал граф Балтазар ван дер Платтен. Ван дер Платтен, по словам А.Х. Бенкендорфа, «принял все мои планы относительно Нидерландов, рассказал мне точную информацию о вражеских силах и настроениях своего народа».
В это же время с Бенкендорфом вступил в контакт и барон Корнелиус Рудольф Теодор Краайенхоф (1758-1840). После окончания Высшей школы в Хардевейке, обладая глубокими знаниями в области гуманитарных, естественных и технических наук, являясь автором монументального труда «Гидрографические и топографические описания Нидерландов», этот военный деятель и ученый, был стойким сторонником национальных традиций и монархистом, а также одним из главных инициаторов возведения на престол короля Нидерландов Виллема I. После того, как русские пришли в Голландию, он служил им, как гласит русская пословица, не за страх , а за совесть. «Он, как никто другой, знал свою страну. Наполеон повысил его до звания бригадного генерала (генерал-инженер) и назначил инспектором укреплений в Нидерландах. Человек с таким полным знанием Нидерландов, страны каналов, шлюзов и дамб, по мнению Наполеона, должен был служить ему одному, но Краайенхоф остался верен партии Оранских, которая возглавляла Патриотические силы Нидерландов к концу французской оккупации. Благодаря генералу Краайенхофу российское командование в Нидерландах не испытывало трудностей, получая необходимую информацию о гидротехнических сооружениях, дорогах и крепостях ».
Чтобы максимально использовать фактор внезапности и заставить голландцев выступить против своих угнетателей, было решено направить к стенам этого главного города войска из 200 - 250 казаков вместе с английскими кавалеристами из Ланкастершира (Англия, 200 человек примерно). Майор Павлоградского гусарского полка Марклаю было приказано «идти к месту назначения операции без остановки, избегая встреч с противником и не заботясь о флангах и случайных стычках». Молниеносно появившись перед Амстердамом «этот смелый и расчетливый офицер смог скрыть свое движение от врага, избегая всех дорог, и вошел в Амстердам 14 ноября. Народ, вдохновленный видом казаков, арестовал оставшихся в городе французов, и поднял знамя независимости».
Тем временем противник удвоил свою бдительность, сумев отступить к Утрехту (1800 солдат и офицеров дивизии генерала Габриэля Жана Жозефа Молитора ) и сосредоточить свои основные силы в достаточно хорошо укрепленных крепостях «Мюйден и Хельвиг под Амстердамом, почти у его ворот» (900 человек с 26 орудиями).
Бенкендорф, не подчиняясь приказам вышестоящего над ним генерала Винтцингероде относительно «не входить в Голландию из-за недостатка войск», решил действовать фланговым маневром. Оставив полковника Балабина в Зволле «присматривать за Девентером», он сам с небольшим отрядом пехоты перебрался ночью с 21 на 22 ноября 1813 года в Хардевик (Хардервейк), где должен был продолжить свой путь. На судах, предоставленных голландцами-лоялистами. Пройдя «шесть миль ужасной дороги» и достигнув назначенного пункта в ту же ночь, Бенкендорф, к своему удивлению, «обнаружил в порту Хардервейка лишь небольшое количество судов». Не желая, однако, отказаться от идеи освободить Амстердам самостоятельно, Александр Христофорович, отправив еще одну часть солдат его и без того небольшого отряда «в качестве подкрепления генералу Жевахову», и погрузил остальные 600 человек в имеющиеся лодки. Эта импровизированная флотилия подняла свои паруса в 23.00 22 ноября и, молясь Господу о благоприятном ветре, двинулась, ломая тонкий лед, по ответвлению Амстердамской бухты - Цюйдер-зее . Фортуна явно была на стороне русских, ибо они незаметно проскользнули под носом у расположенной поблизости французской эскадры «Тексель», командиром которой был фанатичный наполеонист, по происхождению голландец Шарль-Анри Верхуэлл (настоящее имя - Вернер) . «На рассвете 23 ноября [они] увидели колокольни Амстердама и в 8 утра вошли в порт».
Жители встретили эту кучку смелых людей с неописуемым энтузиазмом. Местный мэр, который сначала открыто перешел на российскую сторону, был в ужасе, узнав, что его освобождение от французов пришло отрядом из менее чем тысячи штыков. Прекрасно понимая, что Наполеон будет пытаться вернуть город под свой контроль, он, чтобы укрепить свой престиж, объявил, что 6000 россиян вошли в Амстердам, и обратились к народу с призывом взять в руки оружие, сформировать Национальную гвардию и, в случае попыток противника изменить ситуацию в их пользу, «чтобы они все погибли в битве за любимое отечество».
Позже Бенкендорф получил голландского короля клинок с выгравированной золотой надписью - «Амстердам и Бреда». И во многом из-за действий Бенкендорфа Анна Павловна потом стала королевой Нидерландов.
Ну а потом было совсем эпично. Понимая, что он виноват в том, потерял Амстердам, французский адмирал Верхуэлл делал все, чтобы сохранить свою базу - укрепленный форт Гальдер.
Чтобы изгнать врага из этой стратегической точки, русское командование направило уже опытного в голландских ситуациях майора Марклая с его казачьим отрядом, отличившимся ранее. Успешно маневрируя вдоль побережья, Марклай вскоре сумел все устроить так, что командующему флотом противника неоткуда было взять добыть еды для своих экипажей.
Понимая, что его моряки - большинство из них голландцы по национальности - были склонны к непослушанию даже в условиях нормального материального обеспечения, и что они могли поднять мятеж в случае нарушения регулярных поставок продовольствия, Верхуэлл подписал капитуляцию перед русскими. Согласно этим условиям, в обмен на разрешение «продолжать покупать у русских еду», адмирал был вынужден не только освободить Гальдер и оставить там русским 10 орудий, но и никогда не участвовать в сражениях со своими противниками.
Это реально единственный случай в истории, когда казаки захватили флот. Запорожцам остается только тихо выть на Луну.

По мотивам статьи Алексадра Машкина.