?

Log in

No account? Create an account
 
 
George Rooke
22 August 2019 @ 01:57 pm
Практическая польза парохода «Николай I» подтолкнула колониальное начальство к продолжению пароходостроения. С помощью опытного и усердного инженера Э. Мура в 1840 г. на Новоархангельской верфи был заложен маленький буксирный пароход «Мур», названный так в честь его строителя. На нем была установлена машина мощностью всего 8 л. с., целиком изготовленная в мастерских Новоар-хангельска под руководством американского инженера. По этому поводу ГП РАК в Петербурге с гордостью сообщало в своем официальном отчете: «Все принадлежности парохода, как корпус, так и машина, до последнего винта сделаны в Ситхе. Это может служить лучшим доказательством совершенства мастерских в колониях». Действительно, «Мур» стал первым пароходом, полностью построенным в Русской Америке, хотя, как и его предшественник, в реальности это был результат русско-американского сотрудничества. В основном «Мур» служил для сообщения с расположенным южнее Новоархангельска на том же острове Ситха Озерским редутом, где служащие РАК делали большие запасы рыбы в летний промысловый сезон для снабжения ею столицы колоний. Пароход «Мур» прослужил около 7 лет при Новоархангельском порте и в 1847 г. был выгодно продан в Калифорнии за пшеницу. Здесь он получил новое название — «Ситка» и стал первым пароходом, ходившим по рекам Калифорнии [22, с. 42]. Русский пароход так понравился новым владельцам, что они заказали построить для них еще один такой же, но с машиной мощностью 12 л. с.
Поэтому в Новоархангельске на местной верфи вскоре заложили аналогичный «Муру» маленький пароход длиной 52 и шириной 11 футов (соответственно 15,6 и 3,3 м), который получил имя «Баранов» в честь первого главного правителя Русской Америки. Пароход имел машину мощностью в 12 л. с. Он был спущен на воду в июле 1848 г. Однако пароход не был продан в Калифорнию, где в это время началась знаменитая «золотая лихорадка» и всё внимание переключилось на поиски драгоценного металла. «Баранов» остался в колониях и, как и его предшественник «Мур», в основном ходил по различным поручениям в окрестностях столицы Русской Америки, прежде всего в Озерский редут, а также буксировал парусники во внутреннюю гавань Новоархангельска.
Помимо строительства пароходов верфь Новоархангельска оказывала и ремонтные услуги. Так, в 1850 г. по просьбе руководства КГЗ здесь был произведен капитальный ремонт английского парохода «Бивер». В официальном отчете ГП РАК об этом событии сообщалось: «Таковое исправление иностранного судна в нашем порту, равняющееся почти постройке онаго вновь, может свидетельствовать о хорошем состоянии колониальнаго Адмиралтейства».
Кроме того, в 1852 г. здесь была закончена постройка нового корпуса для парохода «Николай I» вместо прежнего, к тому времени уже обветшавшего. В 1853 г. он был спущен на воду и оснащен машиной, снятой со старого парохода. До начала 1860-х гг. этот пароход вместе с «Барановым» оставался в порту Новоархангельска, лишь изредка выходя для плаваний в окрестных водах (обычно не далее Озерского редута). Одной из его важнейших функций стала охрана порта, а не торговые походы к тлинкитским селениям в проливы архипелага Александра, поскольку главные правители опасались нападения этих индейцев после нескольких вооруженных столкновений с ними в 1850-х гг. Тогдашний главный правитель Н.Я. Розенберг в депеше в ГП РАК от 24 мая 1851 г. за № 528 писал, что «при малолюдстве, особливо же в летнее время, Новоархангельского порта пребывающие здесь в большом числе колоши в своих на порт дерзких покушениях главнейшим препятствием к исполнению оных считают пароход». Колониальная администрация не хотела рисковать пароходом и в ходе Крымской кампании (1853—1856). Хотя сами российские колонии в Америке не пострадали благодаря сепаратному пакту о взаимном нейтралитете владений РАК и КГЗ, утвержденному российским и британским правительствами, летом 1855 г. союзники, высадившие десант в Аянском порту на побережье Охотского моря, взорвали железный корпус небольшого парохода, строившегося здесь для РАК.
Еще до начала Крымской войны в 1853 г. руководство РАК, идя в ногу с техническим прогрессом, заказало в Ньюкасле (Великобритания) железный винтовой пароход для службы в колониях, который был наименован «Великий князь Константин» в честь брата будущего императора Александра II. Однако из-за войны он смог прибыть в Санкт-Петербург только после заключения мира весной 1856 г. Отсюда пароход отправился с грузом для колоний, прибыв в Новоархангельск 20 февраля 1857 г. В Русской Америке пароход стал совершать транспортные рейсы по отделам колоний, но из-за того, что подводная часть судна долгое время не была как следует прокрашена, большая часть заклепок проржавела, и в 1859 г. во время очередного плавания пароход дал течь и едва не затонул. Его спасли глухие железные переборки в трюме, и в конце концов пароходу удалось благополучно добраться до Новоархангельска, где он был уже основательно отремонтирован.
Директора РАК в 1854 г. заказали в США еще один винтовой пароход [20, с. 109]. Он был построен на верфи в Нью-Йорке и получил название «Астория» (Astoria). В 1855—1856 гг. в ходе Крымской войны пароход осуществлял рейсы на Тихоокеанском Севере под американским флагом и с командой из граждан США, снабжая Русскую Америку продовольствием и товарами. Это делалось потому, что, согласно пакту о нейтралитете, заключенному между РАК и КГЗ, британский военный флот мог захватывать суда русской компании в открытом море (что произошло с клипером РАК «Ситха» в августе 1854 г.), но не трогал их в колониальных портах. Естественно, что сразу же после окончания войны этот «псевдоамериканский» пароход сменил флаг, команду и был переименован — он получил имя «Император Александр II» в честь молодого царя [14, с. 82—83]. Как и его «собрат» «Великий князь Константин», этот пароход имел помимо машины также парусное вооружение, что было характерно для судов периода перехода от парусного к паровому флоту. Впрочем, парусность судна «Император Александр II» была мала, а машина, по отзыву П.Н. Головина, «дурной системы» [1, табл. IX]. По свидетельству кадета С.О. Макарова (будущего адмирала), совершившего плавание на этом пароходе в 1864 г. из Русской Америки на Дальний Восток, его машина имела недостаточную мощность (70 л. с.) для судна такого водоизмещения (500 т), а потому он с большим трудом преодолевал океанскую зыбь.



КиберЛенинка: https://cyberleninka.ru/article/n/parohody-i-parohodostroenie-v-russkoy-amerike
 
 
George Rooke
Выдержка из статьи Энгельса «Ход войны», опубликованной в «Нью-Йорк Трибьюн» 17 апреля 1855 г.: «Уменье быстро и правильно ориентироваться, оперативность, смелость и четкость в реализации замыслов, проявленные русскими инженерами при строительстве оборонительных линий вокруг Севастополя, постоянное внимание, направленное на защиту слабых мест обороны, как только их обнаруживал противник, великолепная организация системы огня, дающая возможность сосредоточить на любом участке фронта более сильный огонь, чем огонь противника, работы по сооружению второй, третьей и четвертой линий укреплений в тылу первой линии,— короче говоря, вся организация этой обороны была поставлена образцово. Сооружение за последнее время на Малаховом кургане и перед бастионом Корнилова выдвинутых вперед укреплений не имеет себе равных в истории осад и характеризует их организаторов как первоклассных специалистов в своей области. Справедливость требует добавить, что начальником инженерной службы в Севастополе является полковник Тотлебен, сравнительно мало известная фигура в русской армии».
Ну и реакция американцев.
После того, как в Америке узнали об отражении очередного штурма Севастополя 18 июня 1855 года, в Балтиморе была устроена иллюминация в честь русских. Политковский, один из директоров РАК, пишет: «Нельзя себе представить, как растет к нам участие в Америке. Американцы столь же радуются нашим успехам, как бы это касалось их самих, и нет конца насмешек над союзниками за их преждевременные хвастливые победы; теперь вопрос о Севастополе занимает всех более собственного дела. Все журналы твердят, что Россия есть единственная союзница Америки; указывают на те огромные торговые выгоды, которые Америка может извлечь из тесного союза с Россией, и так как журналы руководят здесь общественным мнением, то это не может остаться без благоприятных последствий».
Ах да, и еще один из мотивов, почему не срослось американское участие в Крымской. Короче, Север мечтал о захвате Канады (имея ввиду под ней провинции Квебек и Онтарио), тогда как Юг... короче, политики Юга требовали экспансии в Вест-Индию, и главной целью ее видели Кубу. Вторыми на очереди южане видели... Никарагуа. В общем, вперед к плантациям и рабам.)
Особенно меня поразили ирландцы - одна из организаций фениев "Нэшнл ИРА", в общем, летом 1855 года примерно 300 ирландцев из Кентукки, великолепных стрелков-охотников, заявились в русское посольство с просьбой разрешить им участвовать в обороне Севастополя и послать их на передний край обороны. Наш посол просто охренел, и, побоявшись даже спрашивать Алекса-два, отклонил их просьбу. А ведь ирландцы обещали поднять под знамена до 5000 человек. Кстати, ирландцы были большими любителями винтовок Шарпса (1848-1850), ну и по привычке фронтира были напичканы револьверами Кольта.