July 30th, 2019

Польский дурдом

В принципе, если озвучить лично мое мнение, присоединение Польши было ошибкой, которая оказалась хуже преступления. И именно в присоединении Польши крылся целый ряд внутри- и внешнеполитических проблем, который и привел Россию и к Крымской, и ко многому другому.
Еще раз повторю - на 1815 год Польша была бедным, даже по меркам России, государством, которое мало что производило, держалось там все на крепостном праве, гораздо более жестоком, чем в России, дороги там начали строить только при французах, а самые лакомые куски (Гданьск, Краков, Велички, Силезия и т.д.) принадлежали другим странам. Недаром Ланн называл герцогство Варшавское "проклятым местом".
Согласно Безотосному: "Александр I пошел в польском вопросе гораздо дальше Наполеона, создавшего только «герцогство Варшавское», а после 1815 г. польская государственность оказалась восстановленой de jure, а название «Польша» из географического превратилось в политическое. Причем происходившие тогда ссоры, споры и полемика по этому вопросу (одна из центральных проблем послевоенного устройства Европы) почти привели к созданию антироссийской коалиции (Великобритания, Австрия, Франция), чему помешали угроза возврата на политическую сцену уже однажды побежденного Наполеона и его знаменитые «сто дней». Известный историк и великий князь Николай Михайлович, считавший саму эту идею инспирированной А. Чарторыйским, полагал, что она «не встречала никакого сочувствия не только у русских людей, но даже и чужеземцев, как Поццо ди Борго. Знаменательно и то, что граф Нессельроде, а также В. С. Ланской из Варшавы умоляли Государя не создавать этой роковой ошибки. И Александр остался глух ко всем увещаниям и шел к намеченной цели твердо и определенно». Эти порывы Александра I пытался позже, в 1819 г., остановить и Н. М. Карамзин.
С точки зрения геополитики это приращение на первый взгляд давало значительные плюсы – территория Царства Польского вклинивалась между Австрией и Пруссией, а такое фланговое положение позволяло русской дипломатии оказывать давление и на австрийцев, и на пруссаков вплоть до 1870-х годов. Да и в случае войны Польша удлиняла систему обороны, противнику пришлось бы преодолеть ее территорию, прежде чем добраться до русских земель. А для продвижения на Запад русских войск эта территория также представляла значительный интерес и стратегический смысл. Но у каждой медали есть и оборотная сторона. Первоначально присоединив часть Польши для того, чтобы она не досталась другим государствам, а также полагая, что этот Польский аппендикс в будущем станет гарантией безопасности России в Европе"
.
Проблема оказалась в другом - польский балкон в случае объединения Австрии и Пруссии мог из трамплина превратиться в ловушку, поэтому там приходилось держать гигантские силы. Так, в 1840-х годах в Польше было сосредоточено 4 из 6 пехотных корпусов Российской империи. Польша высасывала ресурсы, потребные для модернизации России. Бюджет царства Польского был сравнительно небольшим, но стоит понимать, что на модернизацию Польши, на строительство дорог, крепостей, содержание там армии, и т.п. тратились имперские деньги. Цитата: "после вхождения при Александре I в состав России Польша воскресла. Российский государь в 1815 принял под свою державу страну, покрытую песками и болотами, изредка возделанную трудами земледельца, с едва проходимыми дорогами, с бедными разбросанными хижинами, с городами, похожими на деревни, где гнездились жиды или скиталась оборванная шляхта, между тем как богатые магнаты расточали миллионы в Париже и Лондоне, вовсе не думая о своем отечестве. Нищая Польша под русским скипетром обратилась в государство благоустроенное, сильное и цветущее. Щедрая попечительность Александра I оживила все отрасли польской промышленности: поля, осушенные каналами, покрылись роскошными нивами; села выстроились; города украсились; превосходные дороги пересекли Польшу во всех направлениях. Возникли фабрики; польские сукна и другие изделия в огромном количестве появились в России. Выгодный для Польши тариф благоприятствовал сбыту ее произведений в пределах Российской империи. Варшава, доселе ничтожное место в торговом мире, обратила на себя внимание Европы. Польские финансы, истощенные Наполеоном, приведены в цветущее состояние попечительностью и великодушием Александра I, который отказался от всех коронных имений, обратив их в государственные, и все доходы Царства Польского предоставил в его исключительную пользу. Польский долг был обеспечен; кредит восстановился. Был учрежден национальный польский банк, который, получив от щедрого российского государя огромные капиталы, содействовал быстрому развитию всех отраслей промышленности. Попечением цесаревича Константина Павловича была устроена превосходная армия; польские арсеналы наполнились таким огромным количеством оружия, что его оказалось впоследствии достаточным для вооружения 100 000 человек.
Под российской властью в Польше очень быстро распространилось образование. В Варшаве был учрежден университет; открыты кафедры высших наук, дотоле в Польше небывалые; вызваны опытные наставники из-за границы. Лучшие польские студенты отправлялись в Берлин, Париж и Лондон на счет российского правительства; в польских областных городах были открыты гимназии и обводовые училища; возникли пансионы для воспитания девиц и военные школы. Законы, дарованные Польше Александром I и тщательно им охраняемые, водворили порядок, правосудие, безопасность личную, неприкосновенность собственности. Обилие и довольство царствовали повсеместно. За первые десять лет пребывания Польши в составе России народонаселение почти удвоилось, достигнув четырёх с половиной миллионов. Старинное изречение Polska nierzadem stoi (Польша живет непорядком) было забыто."

Это были гигантские траты.
Смотрите сами - в 1835 году Польский бюджет составлял 85 млн злотых (12.75 млн рублей), из которого в российскую казну она вносила 21 млн злотых (3.15 млн рублей), на военные же только нужды в пределах Польши тратилось в это время 20-25 млн рублей. Кстати, Кавказ был таким же - доходы в казну давал 2.6% бюджета, расходов требовал - 6.6% бюджета. Классная территория, правда?
Но этим дело не ограничивалось. Получалось, что мы благодетельствуем враждебную территорию. Мало того - за счет собственно русских, лояльных короне территорий. И князь Вяземский, очень умный мужик, заметил совершенно правильно: «Мало того, что излечить болезнь, – полагал он в разгар польского возмущения в 1831 г., – должно искоренить порок. Какая выгода России быть внутренней стражей Польши? Гораздо легче при случае иметь ее явным врагом. …Не говорю уже о постыдной роли, которую мы играем в Европе. Наши действия в Польше откинут нас на 50 лет от просвещения Европейского. Что мы усмирили Польшу, что нет – все равно: тяжба наша проиграна».
Дело не в просвещении, как вы понимаете, дело в имидже, во внешнем пиаре. Англичане и американцы это хорошо понимают, именно поэтому и давят на корню, очень быстро и жестко, волнения в своих странах, чтобы имидж опор демократии и просвещения не поколебался. Чем дольше Россия продолжала владеть Польшей, тем больше испытывала имиджевый провал. Еще во времена Екатерины Россия была "цивилизацией, устремленной в будущее" (Дидро), то уже в 1830-е наша страна воспринималась как "душитель свободы" и "жандарм Европы".
Так неужели власти не видели? Видели конечно. Просто царь (равно как и общественное мнение дворян) посчитали бы после 1815 года отказ от Польши (то есть либо создание Польского государства, либо дележ территорий Царства Польского между Пруссией и Австрией) потерей национальной чести и гордости, поэтому всеми силами старались «держать» при себе неблагодарных поляков.
Именно поэтому В. О. Ключевский в 1905 г. записал в своем дневнике: «Мы присоединили Польшу, но не поляков, приобрели страну, но потеряли народ».

ЗЫ. Мне вот все интересно. Когда мы научимся учиться на своих прошлых ошибках, а не танцевать на граблях? Ах да, я забыл. Это же дела прошлые, сейчас мы гораздо умнее, и ошибок прошлого не повторяем))

Ну и добавочка

Давайте сыграем в альтернативу) Допустим, что Александр I согласился на раздел Польши между Пруссией и Австрией, допустим - по тем границам, которые были при третьем разделе.
Понимаете ли, в чем проблема... Еще Фридрих Великий писал Вольтеру: «Что касается до польских областей, их нельзя сравнивать ни с одним европейским государством. Это настоящая Канада с индейцами. Много потребно времени и работы, чтобы восстановить в ней порядок». Чего только стоят его усилия по административной, налоговой, управленческой реформам. Отдельным пунктом шло благоустройство польских земель, например - строительство каналов.
Цитата из статьи М.В. Голованова «Политика Фридриха II по интеграции Восточной и Западной Пруссии в 1772-1786 г.г.»: «Фридрих II придавал исключительно важное значение развитию судоходства по рекам новоприобретенных земель, считая необходимым создание единой транспортной сети путём строительства системы каналов. Центральное место в этих планах занимал канал, который должен был стать мостом между центром и востоком монархии. Его строительство началось в 1772 г. и продолжалось 16 месяцев. В прокладке канала принимало участие 6 тыс. рабочих. В июне 1773 г., когда король вновь посетил район Нетце, он с восторгом увидел на действующем канале первый груженный товарами корабль. В результате масштабных усилий план Фридриха осуществился, и была создана следующая судоходная речная сеть: из Силезии по Одеру в центр страны, где на границе Курмарка и Ноймарка Одер впадал в реку Нетце, оттуда в Западную Пруссию, где в районе города Бромберга искусственный речной канал и соединил реку Нетце с Вислой, которая, в свою очередь, доходила до Мариенвердера, а, следовательно, соединяла Западную Пруссию с Восточной».
Как вы понимаете, все это
а) деньги
б) время
.
Вот вообще мнение совершенно независимого человека.
Пьер-Самуэль Дюпон де Немюр (1774): "Я отправляюсь в Польшу, дабы плавать в пустоте как сатана в описании Мильтона, изнемогая в этом пространстве в усилиях столь же обширных, сколь и бесплодных. Я отправляюсь в край интриг, зависти, тайных сговоров, рабов, гордости, непостоянства, слабости и сумасшествия".
Дюпон по возвращению из Польши: "Жители Польши все еще крепостные рабы и дикари. Что за усилия потребуются, чтобы вывести их из крепостного состояния. Я составил несколько записок по этой проблеме...которые приведут в исполнение через сотню лет..."
А вот Эдмунд Берк в 1773 году: "Что касается Англии, то Польшу на самом деле можно считать страною, расположенной на Луне".
Вспоминаем описание Польши из прошлой части. Я специально дал русское описание, ибо мы, русские, не так критично воспринимаем бездорожье, грязь, бедность, и т.д. Вот со всем этим в альтернативе пришлось бы разбираться пруссакам и австрийцам.
А теперь вернемся в реальную историю. Как раз в это время: "Прежде всего, старый институт рейхстага в Священной Империи заменил собой всегерманский Сейм во Франкфурте. Правопреемником Империи стал Германский Союз, в который входили Австрия, Пруссия, Дания, Голландия, 38 немецких государств и 4 вольных города. Цель его – вести скоординированную политику в Европе, выступая (по крайней мере, по германским делам) единой силой. Но вот в экономике Австрия и Пруссия блокировали инициативы друг друга, и в результате вопросы торговли и общего транспорта так и оставались нерешенными. Первые шаги в этом направлении предпринял Баден. Великий немецкий экономист Фридрих Лист говорил, что «38 таможенных границ и платные дороги Германии просто парализуют движение товаров внутри и производят примерно такой же эффект, как если человеческое тело перетянуть в 38-ми местах». Если вовремя не предпринять меры, говорил Лист, начнется гангрена от застоя крови. Ведь по пути из Гамбурга в Австрию или из Берлина в Швейцарию торговец пересекает границы десяти государств, то есть 10 раз делает таможенные платежи и 10 раз производит оплату различных сборов и акцизов. В результате германская промышленность проигрывает конкурентную борьбу не только Англии, но и вообще любым европейским державам.
Был создан Центральногерманский таможенный союз, однако без поддержки Австрии и Пруссии к 1829 году он развалился. Пруссия не вступала в него потому, что через Ганновер этим конгломератом рулила Англия, которая пыталась наладить в Германии сбыт своих товаров. Пруссия же хотела войти в Таможенный союз на своих условиях. И в 1830 году, после Июльской революции во Франции, Пруссии это удалось, она сделала полный разворот в своей экономической политике, организовав 1 января 1834 года новый немецкий Таможенный союз – «Цолльферайн» (Zollverein). К «Цолльферайну» тут же присоединилась ассоциация Тюрингских государств, Баден, Бавария, Нассау, Брауншвейг, чуть позже Люннебург. Остались за бортом Австрия, оба Мекленбурга, Лихтенштейн и Гольдштейн, Ольденбург, Ганновер и три вольных города (Гамбург, Бремен и Любек).
Таким образом, к 1834-1835 годах в Германии появилась единая Северогерманская экономическая зона, созданная под прусским руководством и по прусским стандартам. Внутри Союза таможенные сборы не собирались, кроме того, союз вел единую политику по импорту, основанную на протекционизме германской промышленности в пику иностранной (прежде всего английской). Так же была создана всегерманская казна, которая хранилась во Франкфурте, как столице Немецкого Союза."

Надо сказать, что пруссаки с кровью вырвали первенство в Цольферрайне, ибо на него претендовали как минимум Ганновер (понятно, думаю, с чьей подачи), Бавария, Австрия, держава-купец Гамбург и даже... Дания. В альтернативной ситуации прусское правительство становилось бы перед выбором - развитие собственных приобретенных территорий (вещь затратная по определению, вспомним, сколько русские вбухали в Польшу), либо первенство в германском мире. Так вот, смысл самый простой. Передача Польши Австрии и Пруссии СИЛЬНО ЗАМЕДЛИЛА БЫ образование единой Германии.
Как-то так.