January 16th, 2019

Крымская, и опять потери

В 1865 году главный врач французской армии Жан-Шарль Шеню опубликовал "Отчет армейского Совета по медицине по результатам работы врачей и госпиталей в Восточной войне 1854-1856 годов" (Rapport au Conseil de santé des armées sur les résultats du service médico-chirurgical aux ambulances de Crimée et aux hôpitaux militaires français de Turquie pendant la campagne d’Orient en 1854-1855-1856).
Там декларировалось, что из 95 тысяч умерших под Севастополем Солдат 75 тысяч погибли от болезней и ненадлежащего медобслуживания, и лишь 20 тысяч в бою.
Напомню, что у англичан из 18058 солдат, погибших в Крыму, от болезней и ненадлежащего медицинского обслуживания померло 16297 солдат.
Шеню утверждал - такие результаты это полный провал медицинской службы Франции в Крымской войне. Особенно его поразила повышенная смертность именно врачей: в процентом соотношении потери врачей были в 2 раза больше, чем потери среди солдат. Основную проблему Шеню видит в подготовке французских военных врачей - дело в том, что они учились фактически всегда при больницах и не имели понятия о полевой хирургии, когда есть недостаток всего - времени, медикаментов, инструмента, и т.д. Результат, что говорится, на лицо. Большая часть раненных, которых можно было бы спасти, умерли по пути во французский лагерь - на месте боев французск4ие врачи вообще не предпринимали никаких мер, кроме эвакуации. Ну а борьба с эпидемиями у них сводилась только к изоляции больных, без мер по гигиене больниц и больных.
Ах да, еще. Отчет 1865 года признал реальные цифры потерь, поскольку до этого времени все пользовались коммюнике Наполеона III от 1856 года, где он с потолка указал цифру в 62 тысячи человек. Так что приписки и вранье - далеко не только русское изобретение.

ЗЫ: 8 сентября 1855 года пал Севастополь. Об этом 13 сентября узнали в Петербурге. Было решено направить командующему русской армией в Крыму помощь. Как вы думаете - какую? Войска? Нет! Может быть новые пушки? Нет! Наверное припасы и произвести ротацию полков? Опять нет!
Горчакову отправили икону преподобного Сергия Радонежского, сопровождавшую царя Алексея Михайловича во всех его походах, Петра I под Полтавой, а в 1812 году московское ополчение. Образ должен был оставаться при штабе Крымской армии для фронтовых молебнов. «Да помогут нам молитвы преподобного Сергия так, – писал царь Горчакову, – как благословение его даровало нам победу при Дмитрии Донском».
Сука. Сука. Сука....

Крымская, "принуждение к миру"

В прошлой теме начали говорить, что икона помогла - "враг дальше не пошел". Проблема в том, что это не заслуга иконы.
Ситуация была следующая. 8 сентября пал Севастополь. Париж украсился в республиканские цвета и пил неделю, а далее... Наполеон III внезапно обнаружил, что из всей Франции воевать он хочет один. Причем по своей же вине.
Что он декларировал? Возьмем Севастополь и штык в землю. Севастополь взяли. Какие еще причины воевать?
Глава МИДа Франции Валевский пробовал было поднять на щит идею воссоздания Польши, но.... тут встали на дыбы Пруссия, Австрия и... Англия.
Цитата: "Валевский информировал английское правительство о том, что, по мнению его монарха, пришло время «готовиться к восстановлению Королевства Польского на условиях, провозглашенных в свое время Венским конгрессом, которое должно стать одной из тем мирных переговоров и явиться одной из принципиальных основ грядущего мира». Премьер-министр Генри Палмерстон, однако, усомнился в целесообразности подобной инициативы, и 22 сентября английский министр иностранных дел Джордж Кларендон уведомил французскую сторону о том, что две державы, по его мнению, смогут договориться о восстановлении Польши и без войны. Получив такой ответ, Наполеон понял, что добиться продолжения военных действий под лозунгом восстановления Польши ему не удастся."
То есть Наполеон уже в октябре 1855 года не мог объяснить общественному мнению, зачем продолжать войну. И французы начали военные действия сворачивать.
А далее в дела влезла Австрия - она предложила, что в качестве посредника предложит России условия, на которых она как можно скорее пойдет на мир. Французы согласились, но решили эту ситуацию обыграть. МИД Франции обратился к русским напрямую, но тайно. Россия, по словам Валевского, должна разработать конкретные и практичные предложения, принимающие во внимание ситуацию, сложившуюся после падения Севастополя. Эти предложения должны быть составлены таким образом, чтобы, опираясь на них, французское правительство сумело бы преодолеть нежелание англичан вступать в переговоры; там, в частности, должны содержаться пункты, предусматривающие либо ограничение российского черноморского флота специальным русско-турецким соглашением, либо придание Черному морю нейтрального статуса. И, если российское правительство готово договариваться с Францией на такой основе, этим следует заняться незамедлительно, чтобы предотвратить австрийское вмешательство.
Ах да, к ноябрю 1855 года сложилась ситуация, когда воевать хотела одна Англия. Проблема в том, что для войны с сухопутной страной требовалась армия, которой у Англии не было. В истории остался даже такой забавный проект - Англия обратилась к Испании, предлагая за 6 миллионов фунтов предоставить ей испанскую армию для действий в Крыму (подробности у Рафа). Испанцы послали островитян лесом. То есть проект чисто морской войны с атакой Кронштадта в 1856-м возник в английских мозгах от безнадеги.
Если к этому добавить, что после капитуляции Карса кавказский фронт у турок был обрушен, то.... ситуация для союзников складывалась хуже некуда.
Но еще раз. Для того, чтобы это понять, надо было трезво оценивать ситуацию. Чего в Петербурге после Екатерины II делать не умели.
Австрия меж тем выдала на гора план мира 14 ноября, и дебаты по австрийскому плану между Англией и Францией затянулись до 5 декабря 1855 года. И вообще, пока складывалась ситуация, что о мире больше говорят и просят Россию Англия и Франция, Россия вообще пока ничего не предлагала. Поэтому эти дебаты прошли мимо нас. Когда французы передали нам согласованный австрийский проект, Зеебаха, зятя Нессельроде, находящегося в Париже и ведущего переговоры, информировали о том, что Россия откажется от любого ограничения собственных военно-морских сил. Вместе с тем она с готовностью примет условие, согласно которому Черное море будет закрыто для любых военных судов, кроме русских и турецких; причем их численность должна определяться в ходе прямых переговоров между Россией и Портой.
28 декабря австрийцы наконец-то представили свой проект России, где... ушлые венцы внесли один пункт от себя: 1) замена российского протектората над Молдавией, Валахией и Сербией протекторатом всех великих держав;
2) установление свободы плавания в устье Дуная;
3) недопущение прохода любых эскадр через Дарданеллы и Босфор в Черное море, запрет России и Турции держать на Черном море военный флот и иметь на берегах этого моря арсенал и военные укрепления;
4) отказ России от покровительства православных подданных султана;
5) уступка Россией в пользу Молдавии участка Бессарабии, прилегающей к Дунаю.

Да-да, речь о пункте 5. Наполеон III, узнав о нем, был вне себя от гнева, сказав, что не собирается таскать для Австрии каштаны из огня.
По сути говоря, это был блеф. Причем блеф как со стороны Англии и Франции, так и со стороны Австрии. Почему? Но во-первых, самым реальным для союзников реально было бы нападение на Финляндию, пользуясь шведскими портами. Цитата: "Доклад от 27 октября 1855 г. назывался «О военных действиях, возможных на севере в кампанию будущего 1856 года» и логически подразделялся на две части. В первой части генерал Берг анализировал ту опасность, которую неприятельская высадка могла представлять для Финляндии, Остзейского края и района столицы. Наиболее опасным направлением на северном театре Берг признавал Финляндию. С точки зрения Берга, эта провинция по стратегическим и внешнеполитическим причинам представляла более благоприятную цель, нежели Остзейский край. Во второй части записки он рассматривал перспективы десантной операции противника в Финляндии и те меры, которыми русское командование могло бы ей противодействовать. Берг предположил, что даже в случае высадки на финском побережье, главной целью противника на Балтийском театре будут Кронштадт и Петербург. После нерешительных кампаний на Балтийском море в 1854 и 1855 гг. союзники должны были осознать тщетность своих попыток добиться успеха на Балтике без помощи многочисленной десантной армии. По оценкам Берга в 1856 г. противник мог выделить для операций на севере до 60.000 чел. "
Во-вторых, в Австрии второй год длился финансовый кризис, и с ее армией было сильно нехорошо: "Сведения, получаемые князем Варшавским с австрийской территории, говорили о невысокой боеготовности армии Франца Иосифа. А в ноябре вообще пришло известие о роспуске австрийских войск в Галиции по домам. Если на 1 января 1855 г. по данным русской разведки развернутая австрийская армия насчитывала 681.769 чел. и 129.584 лошади, то на 1 сентября 1855 г. уже только 435.243 чел. и 97.544 лошади. Из них примерно 400.000 чел. составляли действующие войска. Таким образом, её общее сокращение составило 246.526 чел. и 32.040 лошадей."
В таких условиях начинать нападение на Россию для Австрии было бы смерти подобно. Но вот дипломатический блеф - а почему бы и нет?
Собственно блеф блестяще оправдался. Недовольны были только англичане, но у них не было армии, а значит мечтать о своем навязывании мира России они могли так же, как импотент об изнасиловании. Цитата: "В историографии не существует четкого ответа на вопрос, что предприняла бы Австрия, отклони Россия её требование. Во всяком случае, император Франц Иосиф и Буоль низко оценивали вероятность получить от Петербурга положительный ответ. Британский историк Э. Ламберт предположил, что уступчивость России объяснялась опасениями за столицу империи в результате будто бы неминуемого поражения в ходе готовившейся новой экспедиции союзников на Балтике, планируемой на 1856 г. Однако осторожный оптимизм записки генерала Берга, позволяет говорить о недоказанности мнения Ламберта. Положение России на Балтийском театре оставалось достаточно прочным, и потому командующий в Финляндии просил военного министра князя Долгорукова лишь о незначительных подкреплениях."
Как-то так. Обычная роль слабой личности в истории.