December 4th, 2018

Оставлю ссылку на оригинал так заинтересовавшей всех фразы

Оригинал:

Palmerston's criticism was indeed not lacking in fact:
"the Russian Government has always had two strings to its bow-moderate language and disinterested professions at Petersburg and at London; active aggression by its agents on the scene of operations. If the aggressions succeed locally, the Petersburg Government adopts them as a fait accompli which it did not intend, but cannot, in honour, recede from. If the local agents fail, they are disavowed and recalled, and the language previously held is appealed to as a proof that the agents have overstepped their instructions."

Ссылка на Letter to Clarendon, May 22, I853. E. Ashley, Life of Palmerstonz (1London, I876), II. 273.

Сама статья The Diplomatic Preliminaries of the Crimean War
Author(s): Bernadotte E. Schmitt

Про рыболовство

К вопросу о том, что несчастье одних - это довольно часто - счастье других.
Можно сказать, что IX-X века - это частное рыболовство. Понятно, что по Библии человек должен был примерно 130 дней в году есть рыбу, но завет этот либо не особо соблюдался, либо его выполняли те, кто жили вблизи водоемов и морей. Обычно это была не консервированная в том или ином виде, а обычная свежая рыба, которую жарили, варили или пекли.
Начало промышленного рыболовства - это примерно XII век, но партии тогда были очень небольшие, и опять-таки - чаще всего живой рыбы, которая доставлялась на местные рынки в тростниковых кадках или бочках с водой, как у нас обычно продают живую рыбу. Первые города, где возникли рыболовские гильдии - Равенна, Данциг, Дьепп, Линкольн, Вормс. Основная рыба, которая потребляется - сардины (по названию понятно, что из Средиземноморья). Вторая по популярности рыба - сельдь.
XIII век приносит важную инновацию в рыболовство - рыбу начинают солить. То есть теперь она
а) может храниться долго
б) Может поставляться на дальние расстояния, и в города, далекие от морей и рек.

Однако потребление рыбы в конце XIII - начале XIV века местечковое. Это Нормандия, прибрежные районы Англии, север Польши, Скандинавия, Бургундские Нидерланды. И основная продажа на тот момент - это все таки живая рыба, которая чаще всего содержится в искусственных прудах, и до мест потребления довозится в бочках. Проблема в том, что весь период дорожает соль. Так, в 1268 году мера соли стоит 15 су, в 1300-м - 30 су, в 1342-м - 75 су.
Ах да, XII-XIII век рыба - это еда для богатых. Тот же Пьер Абеляр пишет, что рыба это дорогая еда. Мясо дешевле.
Настоящее же, промышленное потребление рыбы спровоцировала Великая Чума.
Тут сыграло роль несколько факторов.
1) Как известно, чума унесла примерно 20-25 миллионов жизней. Но это не все ее последствия, ибо от чумы не меньше, а может быть и больше дохли животные, в том числе и домашние. Так, к 1353 году в Англии и Уэльсе поголовье крупного рогатого скота сократилось на 62%, на следующий год - еще на 23% от оставшегося. Грубо говоря, мяса стало мало, и оно стало очень дорогим.
2) Страх заражения. Во время чумы до фига народу заразилось в том числе и через пищу, или во время убиения скота. С рыбой такого не происходило, ибо как известно - блохи - основные переносчики чумы на тот момент - на рыбе почему-то не живут.
3) Наконец-то на полную мощность развернулась добыча соли в Величках, в Бахне, в Берхтесгадене, Венеция наладила добычу соли в Адриатике (что потом привело к войне Кьоджи (1379-1381), не главная причина, но одна из причин войны), и т.д., в общем, цена соли начала падать. Ну а окончательно обрушило цену на соль открытие Америки, и эпоха Великих Географических открытий.

И для, для понятия масштабов возросшей торговли рыбой. приведу один факт. В 1330 году поставка сельди через Ганзу составляла до 5000 бочек. В 1502 году только на ярмарке в Сконе количество отгружаемой сельди исчислялось уже 300 тысячами бочек.
В общем, Великая Чума стала двигателем рыболовства, и создала целую отрасль, которая вполне себе радует нас до сих пор. К концу XV века в Европе почти полностью исчез речной угорь, и из речной рыбы стали пользоваться спросом ронские осетровые, который успешно уничтожили к 18-му веку, однако тут на рынок подоспел волжский осетр и белуга, запасы которых оказались практически неисчерпаемы.
А угорь, который, казалось, исчез, из-за системы ирригации на Рейне и множества стоячих местечек необычайно распространился и стал третьей по доходности статьей речного рыболовства во Франции и Германии. Второй - лосось, которого с 18-го века смогла с места серебряного призера подвинуть только треска. Первое же место все века занимала сельдь.