November 14th, 2018

Еще один аспект Крымской

Как бы было неприятно осознавать, но Крымская война по сути создала еще одно такое понятие, как "пятая власть", или, если угодно, создала настоящее влияние свободной прессы. И естественно, вне конкуренции была "Таймс", которая рискнула, и послала на театр военных действий своего корреспондента, Уильяма Рассела.
В 1817 году Ежедневный тираж "Таймс" был около 6500 экземпляров. К 1834 году тираж вырос до 10000 экземпляров. В 1841 году - 18500 экземпляров. Ну а в 1857-м - 70000 экземпляров ежедневно. Стоимость газеты в 1855 году составляла 4 пенса, и покупалась она в основном либо аристократами, либо средним классом, рабочие, хотя изредка и могли позволить себе купить ее, просто не могли прочитать - грамотность не позволяла.
До Крымской военные события освещали лишь правительственные депеши или мини-зарисовки, которые писались кадровыми офицерами. К тому же без телеграфа известия приходили с большим опозданием, и получалась эдакая "осетрина второй свежести". То есть война была фактически обезличенной.
В Крымской сошлось вместе несколько факторов - телеграф стал распространен по всей Европе, паровые двигатели не зависели от погоды (ветра), и новости в газету поступали уже актуальные.
Первая проба пера "Таймс" как "пятой власти" была в 1848 году, когда по сводкам с мест местный читатель в строгом соотвествии с законом драмы мог следить за развивающимися в Европе революционными событиями. Прямые репортажи из Парижа, Берлина, Вены, Будапешта, Италии, и т.д. просто погружали подписчиков "Таймс" в европейские события, европейскую политику.
С началом Крымской "Таймс" послало в зону военных действий своего корреспондента - да какого! - "бешеного" ирландца Уильяма Говарда Рассела, который обладал писательским даром и цепким критическим взглядом, замечающим все недостатки.
Конечно, у многих возникнет вопрос - а как вообще военные разрешили Расселу поехать вместе с армией на театр военных действий? Ответ прост - лорд Хардинг, отвечавший за комплектование армии, был уверен - никакой особой войны не случится, русский царь отступит перед угрозой применения силы, и к Пасхе все войска будут дома. Рассел, надо сказать, тоже так думал сначала, но после Галлиполи он понял, что война сильно затянется.
Уже в Галлиполи репортажи "Таймс" с места высадки (где Рассел красочно описывал некомпетентность английского командования, беспомощность в логистике и управлении) вызвали сильное недовольство в Палате Лордов, и требования закрыть газету с пугающей регулярностью стали появляться на заседаниях Парламента. Через "Морнинг Геральд" и правительственные вестники "Таймс" даже пытались обвинить в том, что ее редакция - есть шпионы Путина шпигуны русского царя, но тираж "Таймс" в день был равен совокупным тиражам всех остальных газет оптом. И получалось, что "Таймс" выигрывала конкурентную борьбу у остальной английской прессы.
Напрасно Раглан писал, что передовицы "Таймс" "дают противнику возможность узнать все уязвимые точки английской армии", в Лондоне над этими словами просто смеялись. Под конец английский главнокомандующий заявил, что русским нет смысла использовать шпионов, покупать каждый день "Таймс" выходит и гораздо дешевле, и гораздо эффективнее.
Тем не менее, "Таймс" не закрыли, и даже (в отличие от русских и французов) даже цензуру не ввели.
Пытаясь выжить Рассела из армии, ему отказали в военном и пищевом довольствии, но сначала редакция начала высылать ему деньги, а потом помог и характер Рассела - он был ирландцем, а значит любил выпить, ругнуться хорошенько, рассказать хороший анекдот, и в результате стал самым желанным гостем в офицерских палатках. Офицеры буквально выстраивались в очередь, чтобы принять Рассела и поговорить/побухать с ним. Кроме того, они сразу поняли то, до чего не дошел Раглан - Рассел видит корни всех бед не здесь, не в Крыму, не в командующем, а в Лондоне, и вообще - в той порочной системе комплектования и снабжения английской армии, которая на данный момент существует.
Собственно к 1855 году Рассел стал человеком, "который в одиночку пытается сломать гнилую систему", и в этом плане он стал выразителем взглядов не только общества, но и всего среднего офицерства. В своих статьях он выражал именно их взгляды, именно их чаяния и требования. И одними из главных подписчиков "Таймс" стали именно армейские и флотские офицеры.