November 13th, 2018

Вечный вопрос "а что же наш флот?"

Ну а чуть ранее, в 1579 году, уже объединенное польско-литовское государство объявило войну России. И тут оказалась очень неприятная для войск Ивана Грозного вещь – русские вполне хорошо могли воевать с татарами, не испытывали проблем с литовцами и ливонцами, а тут столкнулись с наемными венгерскими, немецкими, французскими, английскими кондотьерами, которых в большом количестве привел с собой Стефан Баторий. И русское войско начало терпеть одно поражение за другим. В 1579 году поляками был взят после осады Полоцк, потом Великие Луки, а далее враг вступил уже на Псковскую землю. После упорной и долговременной осады Псков был почти взят (по крайней мере гарнизон уже был близок к истощению), и перед поляками открылся бы путь на Новгород и Москву.
Далее с поляками соединились шведы, которые взяли Ям, Копорье, Нарву, Ивангород, Корелу и почти всю Ижорскую землю. Примечательно, что возможное взятие Орешка в сентябре 1582 года вполне могли сорвать русские 50-60 лодей, которые курсировали по Ладожскому озеру, и видели шведскую флотилию, везшую войска. Но вместо абордажа или хотя бы обстрела из луков и огнестрельного оружия русские предпочли укрыться у стен крепости и позволили шведам беспрепятственно высадиться у самого города. Началась осада, и были случаи, когда для русских все висело на волоске. При этом шведы были очень зависимы от водных путей, но русские корабли никак себя не проявили. Опять же, русская флотилия совершенно не помешала шведам высадить десант на Монашеском острове, где цитадель в результате чуть не взята была приступом. Однако все же гарнизон смог отбиться, хотя и с большими потерями. 17 ноября 1582 года шведы сняли осаду.

Знаете, что больше всего обижает в этой ситуации?
Вот сказки про Карстена Роде и Вологодскую флотилию у нас есть. А единственные вражеские призы привели в Нарву... Англичане. В 1570 году на английский торговый караван, следующий (естественно же!) с грузом военного назначения в Нарву, напали шведско-данцигские каперы. Проблема была в том, что напоролись они именно на англичан. В результате абордажа английские купцы (в том числе используя и свой товар) нападение отбили, более того - часть каперов захватили. И привели в Нарву. На суд Грозного царя. По приказу Иоанна Васильевича каперы были вздернуты на Ратушной площади Нарвы. В назидание. А английские призы оценены гораздо выше их стоимости, и весь английский товар русские скупили не торгуясь.
Как-то так...

Ну и про торговлю

Еще в апреле 1557 года по указанию Ивана Грозного началось строительство города и гавани при устье реки Наровы, ниже Ивангорода, «для корабленого пристанища», т. е. для стоянки кораблей. И вот тут очень примечательный факт -  царским указом русским купцам запрещалось отправлять свои товары за границу и разрешалось отныне торговать с иностранными купцами только на русской земле[1].
Давайте остановимся на минутку. То есть выход к морю Иван Грозный видел не как усилия по развитию собственной морской торговли, а как возможность устранения посредников между русским государством и теми державами, которые и были основными потребителями (а не перепродавцами) русских товаров. Надо отметить, что эта традиция, этот подход к пассивной морской торговле сохранится и во времена Петра I, и в период Екатерины II, и даже в XIX веке. Ведь настоящая заморская торговля начинается с сети торговых агентов заграницей, то есть условных Джонов или Йоханов, готовых представлять интересы своих компаний на чужбине, имеющих склады в условных Амстердамах или Нью-Йорках, деньги, связи с местными деловыми и политическими кругами.
Отличие русского пути от традиционного подхода к заморской коммерции в том, что Москва просто боролась за исчезновение посредников, жирующих на той же русско-английской или русско-голландской торговле, но занимала в этой коммерции пассивную позицию – мол, сами приплывут, и сами купят.




[1] Данные из «Летописец русский» («Московская летопись»), стр. 76. Опубликовано в сборнике «Чтения в Императорском Обществе Истории  и Древностей Российских», Книга 3. 1895.