August 19th, 2018

"Партия, дай порулить" (с)

Еще одна прелесть Крымской войны. Андерсон (Anderson, Olive (1964) ‘Cabinet Government and the Crimean War’. The English Historical Review 79 (312)) отметил, что "в Англии Крымская война была более важна для политических деятелей, чем для генералов". И он вполне прав. Телеграф дал возможность политикам дорваться до пульта управления и отчаянно начать нажимать на кнопки. Получился эдакий сетевой "World of Tanks", только вместо виртуальных военных - реальные. Так, Андерсон утверждает, что Ньюкасл и Абердин настаивали на осаде Севастополя, причем против явного желания военных и министерства обороны. Страхэн ( Strachen, Hew (1978) ‘Soldiers, Strategy and Sebastopol’. The Historical Journal 21 (2)) приводит такую цитату: "Лорд Раглан утверждал, что "решение о высадке в Крыму было выбрано более из уважения к представителям британского правительства, нежели на основании информации от армии или флота".
Например генерал-лейтенант Джон Бергойн Фокс , военный советник в Турции, усиленно отговаривал правительство "от экспедиции в Черное море, поскольку ее будут ждать гигантские трудности". Три из пяти командиров дивизий Раглана были против высадки в Крыму. Однако в Варне был электрический телеграф, требующий от военных захвата Новороссии, Крыма, Кавказа, и т.д., поскольку правительственные чиновники дорвались до этого "викторианского интернета". И военные сдались.
Естественно, "траншейная война" под Севастополем стала для армии настоящим ужасом, хотя часть генералов предполагала такое развитие событий заранее. Собственно, осада Севастополя - это прообраз Первой мировой, с ее изматывающими позиционными боями. Если сравнить дневники солдат и офицеров Первой Мировой и при осаде Севастополя - они будут практически неотличимы. "Весь день в траншеях, то что сегодня не убили - просто везение, так как взрыв немецкого снаряда произошел всего в пяти ярдах от меня" - это дневник английского солдата ПМВ. А вот Крымская: "сегодня русская бомба взорвалась в переполненной французской траншее. Много убитых, но это нам не в новинку, русские довольно точно стреляют каждый день".
Или вот обстрел союзниками бастионов Севастополя: "Мы вели непрекращающийся огонь восемь дней из самых тяжелых пушек и мортир, которые когда либо использовались для осады..., но так и не смогли заставить замолчать пушки противника или разрушить его укрепления".
Трагедия была в том, что на этих страданиях простых солдат делали политический капитал лидеры вигов и тори, которые рвались к заветной кнопке телеграфа - порулить.