August 13th, 2018

Просто цитата

Из книги Мошнина Владимира Александровича "Оборона побережья с древнейших времен до наших дней : опыт исследования Генерального штаба полковника В. А. Мошнина", / [соч.] В. А. Мошнина. - СПб. : Тип. Н. В. Васильева, 1901.

«Рассматривая действия флота обороняющегося, можно лишь поражаться тою полною бездеятельностью, которую он проявил в эту войну в Балтийском море. Спрятавшись за крепостями, огромный флот наш продержался так в течение целой войны, без пользы для себя и без вреда для противника.
Вряд ли можно найти в истории флотов еще факт такого полного бездействия флота! Можно положительно сказать, что создание такого флота – брошенные в море деньги. Наш флот был загипнотизирован существованием парового у противника… Но тем не менее, это не может служить оправданием для флота, оборонявшего побережье. Дозволять отдельным судам противника безнаказанно бомбардировать и сжигать портовые города было не основательно, не говоря уже про то, что флот был безмолвным свидетелем высадки противника на Аландских островах, высадки, которая не могла бы иметь место при более предприимчивом флоте обороняющегося…
Если флот на Балтийском побережье бездействовал, то в Черном море он был обречен прямо на странную участь – он был уничтожен обороняющимися собственноручно.
Не желая отнимать доблести у наших моряков, подтвердивших свою беззаветную храбрость при обороне Севастополя, тем не менее нельзя не поставить им в упрек такое безжалостное отношение к собственным своим средствам. Единственный моряк, Корнилов, хотел доказать, что можно было бы воспользоваться флотом в должной мере, употребляя его для активных действий, но это был глас, вопиющий в пустыне. С стороны моряков, с стороны начальства он встретил отпор своим… намерениям – искать противника и постараться его уничтожить. Взамен… было решено и моряками и Меншиковым уничтожить собственный флот. История не знает другого подобного примера безумного, бессмысленного уничтожения своих собственных средств. Подобное уничтожение собственного флота равносильно, по нашему мнению, следующему: возьмем кавалерийскую часть, вооруженную одними саблями, предположим, что эта часть должна встретиться с кавалерией противника, вооруженной пиками. Эти неравные условия борьбы вдруг сделались бы причиною того, что конница, вооруженная саблями, признавая себя слабою и бессильною, решилась бы заколоть всех лошадей, не сделав даже попытки к борьбе; или предположим, что сторона, имеющая гладкие орудия, не сделав ни одного выстрела, решилась бы заклепать свои орудия только потому, что противник имеет нарезные пушки. Совершенно аналогично поступил и наш Черноморский флот: только потому, что противник имел паровые суда, он решился свой парусный флот уничтожить. Такому поступку нет оправдания. Фаррагут в Американскую войну с деревянным флотом шел против броненосцев и побеждал, между тем ему следовало бы. Исходя из вышеизложенного поступка наших моряков, уничтожить свои деревянные суда… В войну 1870 – 1871 гг. Германцы были хуже вооружены, чем их противники и победили. Абиссинцы под Адуей побили лучше вооруженных Итальянцев…
Вопрос о бесцельности уничтожения нашего флота под Севастополем настолько ясен, что далее распространяться об этом считаем излишним. А между тем вот что породил такой страх парусного флота перед паровым флотом союзников:
1. Мы развязали руки союзникам, которые стали хозяйничать в Черном и Азовском море, как у себя дома.
2. Дали им возможность произвести высадку на берегах Крыма.
3. Союзники совершенно безнаказанно переменили базу на Крымском полуострове.
4. Союзники безнаказанно бомбардировали города и порты вдоль побережья.
5. Союзники усиливали свой экспедиционный корпус самым безнаказанным образом.
6. Наконец исполнили заветную мечту англичан, желавших ослабить наше морское могущество – чего они достигли без выстрела.
Мыслимы ли были бы все упомянутые выше действия противника при существовании флота? Мы видели, насколько, несмотря на сказанное выше, действия союзников были более чем боязливы. Во всяком случае, размеры наступательных действий союзников были бы совершенно иные»


Как говорится - не в бровь, а в глаз.
Я писал в свое время как-то об этом, и мне показалось, что тут проблема строго по Камю, экзистенциальная.
Давайте вспомним Крымскую войну. Морская держава в зависимости от противостоящих ей сил, избрала либо наступательный, либо оборонительный вариант действий. В первом случае это, как было предложено, атака Босфора и обустройство там крепости, которую удобно оборонять. Либо генеральное сражение.
Во втором - морское государство предпочло бы спасать флот, уводя его либо в Лиман, либо в Азовское море.
Мы же поступили в точности с нашими сухопутными представлениями - затопили флот, который просто мешал нам воевать (ибо им по сути мы воевать и не умели), а матросы сразу переквалифицировались в солдаты, и занялись привычным делом - защитой крепости. Причем логика сразу пошла куда-то погулять. По фиг, что Севастополь есть база флота, и без флота он бесполезен. По фиг, что одно 600-тонное судно везет припасов и товаров столько же, сколько и 750 телег. Зато по суше, где все знакомо, где нет никаких неожиданностей, где просто привыкли, даже на воловьих упряжках - легко. Классическая, стандартная сухопутная стратегия!
И операция по проливам была бы невозможна именно поэтому - тут не царя на попаданца менять надо - тут ВСЕХ, от царя до матросов - надо менять на альтернативно, по морскому мыслящих попаданцев.
Недаром Кейт Нильсон в книге "Флот и глобальная защита" писал: "Тогда как другие нации считали море своим противником, который не уменьшает, а увеличивает трудности, британский флот всегда полагал, что море - естественный союзник, который облегчит положение, который даст возможность укрыться от превосходящих сил, который помогает совершить маневр силами". Для нас море как было, так и осталось именно противником, и мы, разрабатывая операции по захвату проливов, всегда думали, что море это не проложенный по водной глади гигантский Изюмский или Муравский шлях, а бездонная яма, разверзшиеся врата, готовые поглотить и корабли, и товары, и людей.

Коротко говоря, как представляем море мы:

И как представляют море они:

Ну и о медицине

Вот обожаю вторую половину XVII века в этом смысле) Особенно придворных врачей.)))
Из книги Говарда Хаггарда «От знахаря до врача. История науки врачевания», но я взял отсюда.


Февральским утром 1685 года «весёлого монарха» Карла II Английского брили в его спальне. Внезапно он вскрикнул, упал на спину и потерял сознание. Начались судороги. Карла лечили двенадцать или даже четырнадцать врачей. Отчеты писал доктор Скарбург. Вот лечение, которое получил английский самодержец.

1) Сначала выпустили пинту (примерно 0,5 л) крови из вены.
2) Затем сделали надрез на плече и с помощью банки отсосали ещё около 8 унций крови (227 мл).
3) Это была только подготовка к лечению. После этого королю ввели рвотные и слабительные средства.
4) Затем поставили клизму! Состав раствора: каменная соль, сурьма, горечь, листья мальвы и фиалки, свекловичный корень, цветы ромашки, льняное семя, фенхельное семя, корица, алоэ, семя кардамона, шафран, кошениль (на всякий случай - кошениль - это насекомое).
5) Такую клизму повторили через 2 часа!
6) Голову короля выбрили и наложили на темя вытяжной пластырь.
7) Чтобы «укрепить мозг», Карлу дали чемеричный чихательный порошок и порошок из цветков примулы.
8) Поили лакрицей, сладким миндалем и ячменной водой.
9) Поили белым вином, анисом и полынью, экстрактами чертополоха, мяты, дягиля и руты.
10) К ногам прикладывали голубиный помёт.
11) Прикладывали пластырь из бургундской смолы.
Бургундский пластырь, состав: живица — 60 г, смола молочая (млечный сок) — 45 г, порошок из травы донника желтого — 15 г, желтый воск — 30 г, свиной жир — 90 г. Ингредиенты сплавляют на водяной бане, и жидкий состав наносится на пергаментную бумагу.
Пластырь накладывают на болевую область и держат до тех пор, пока кожа не покроется волдырями. На первый взгляд этот метод может показаться странным, однако тут всё просто: повреждением эпидермиса искусственно вызывается воспаление, к которому устремляются фагоциты.
12) Продолжали давать слабительные.
13) Продолжали баловаться кровопусканиями.
14) Дали пациенту дынное семя, манник, экстракт коры вяза, черешневую воду, экстракт цветков лайма, ландыша, пиона, лаванды и растворенный (в уксусе) жемчуг.


Лично я думаю, что я бы после такого лечения подох бы)