June 13th, 2018

Просто так

Я думаю, эту историю все знают, но пусть будет.
Собственно два голландских мастера в Швеции - Хенрик Хайбертсоон и Аренд де Гроот, подрядились построить для короля Швеции Густава-Адольфа два малых (128-фут) и два больших (134.5-фут) корабля. "Васа" изначально - это как раз малый 128-футовый корабль. Контракт на постройку был подписан осенью 1624 года.
Но в 1628 году в битве под Оливой шведы потеряли два корабля, потом еще один в Данцигской бухте, а чуть ранее, в 1625 году в Рижском заливе от шторма были потеряны еще 10 кораблей. Поэтому король решил пересмотреть задание. Теперь ему срочно потребовалось 4 больших корабля, но проблема была в том, что голландские мастера уже подготовили материалы на малый корабль. Хайбертсоон отказался менять проект, но вскоре он заболел и был отстранен от постройки.
Начальником постройки стал будущий капитан корабля Сефинг Хандсон, а реально заканчивала постройку... жена Хенрика Хайберсоона, Маргарет.
Дальше - больше. Поскольку король потребовал разместить на корабле 74х24-фунт. орудия, длины в 128 футов не хватило, и пришлось нарастить и длину, и приляпать второй дек. В 1627 году "Васа", увеличенный в размерах согласно пожеланиям Густава и Клааса Флемминга (причем еще и в высоту, то есть ставший двухдечником, а шведы ранее двухдечники не строили) был спущен на воду. Хандсон говорил, что корабль слишком неустойчив, король не верил. Тогда, дабы убедить Густава Адольфа, капитан приказал 30 матросам кучей бегать по верхней палубе от правого борта к левому. После третьего круга корабль так раскачался, что Хандсон остановил эксперимент, дабы корабль не перевернулся. Эксперимент этот зафиксировали шведские корабельные мастера, которые отписали королю (он находился в Польше), что корабль нужно перестраивать, в таком виде отпускать его в море нельзя.
Ответ короля был четок - продолжать оснащение и вооружение и побыстрее выйти в море.
Далее началось оснащение. Внезапно оказалось, что Швеция не может произвести на "Васу" паруса, поэтому они были закуплены... в Голландии, но голландцы их тоже не производили, а просто поставили отбеленное конопляное полотно... из шведской же Риги. Конопляные паруса толще, и соответственно тяжелее, чем льняные, это еще более усугубило плохую остойчивость "Васы". Ах да, "Васу" дополнительно решили защитить еще от возможного абордажа, поэтому поставили на нем тяжелые и высокие кормовую и носовую надстройки (для мушкетеров и лучников). Это сделало ситуацию с остойчивостью совсем плачевной. Добавлю шарма. "Васу" делали по голландской методе, то есть с округлым, почти плоским дном. Получилось что-то типа куклы-неваляшки.
Проблема была и с балластом. Хайбертсоон предлагал взять для балласта камни, но в результате был выбран песок, который весит меньше, чем камни. Песок был выбран потому, что камни надо было укладывать, а песок - просто засыпать и разровнять. В конце концов его решили все-таки засыпать в бочки, и даже добавили камней, но посадка у балласта была слишком низкой, и самого балласта было явно недостаточно.
Но нет худа без добра - королевские заводы лили орудия целый год, но так и не успели изготовить 74х24-фунтовки, поэтому на "Васу" их поставили только в количестве 46 единиц, плюс две 24-фунт. пушки старого образца, остальное добили мелочью (6-, 3-фунтовки). Иначе бы наверное даже те 1300 метров, которые смог, он бы не прошел.
Повторим.
Итак, изначально планировавшийся как однодечный 128-футовый корабль с 32 пушками, "Васа" в результате "вырос" до 134-футового двухдечного корабля с с номинальными 74 (реальными 62) пушками. Строительство начал один мастер, но достраивал его другой (вернее другая), при этом заказчик (король) постоянно вмешивался в проект, требуя улучшений, добавлений, перестроек, и т.п.
Еще тесты после спуска на воду показали, что корабль имеет отвратную остойчивость и готов опрокинуться при малейшем крене. Но его дополнительно перегрузили орудиями, поставили тяжелые паруса, балласта добавили слишком мало и слишком низко.
Соответственно этот корабль запрограммирован был утонуть 10 августа 1628 года. Тем более, что вышел из порта при открытых пушечных портах нижнего дека (ради салюта). Ну и утонул.

Загадка, на мой взгляд легкая

Во времена английского "Золотого Века" и даже чуть позже на испанских и английских кораблях (даже есть подозрение, что и на кораблях других наций тоже) несколько пушек смотрели... внутрь корабля.

а) где располагались?
б) для чего были нужны?

Когда олигархи - это хорошо.

Классную ссылку подкинули:

http://www.agitclub.ru/hist/old/peterburg02.htm

барщина требовала от помещика затраты труда и средств, между тем, как оброк этого не требовал. Поэтому для большинства крупного дворянства, безвыездно проживавшего в Петербурге, более выгодной формой использования подневольного крестьянского труда являлся оброк. С течением времени он сильно возрос в своем размере. К 1760-м годам он достиг 5 руб. (в переводе на деньги 1850 г.), а к 1790-м годам - 7 руб. 50 коп. К 50-м годам следующего столетия оброк возрос в среднем до 10-12 руб.
Между тем, повышая оброк, помещик отнюдь не заботился об увеличении площади крестьянской земли. В имении помещика Позднякова крестьяне платили в 1827 г. 6 руб. сер. оброка, имея по 2 гектара пахотной земли. В начале 50-х годов крестьяне платили уже 9 руб. сер., при уменьшении душевого надела на 1/2 га. В 1859 г. те же крестьяне платили по 24 руб. сер. в год.
Для оброчных крестьян, занимавшихся торговопромышленными делами, оброк принимал часто форму подоходного налога, достигавшего в некоторых случаях десятков тысяч рублей. Помимо оброка, на крестьянина возлагался еще ряд грубо вымогавшихся повинностей, грозивших, однако, жестокой карой, в случае их невыполнения. В Лужском уезде, под Петербургом, в имении жены генерал-майора Буткевича (ее дочь, Екатерина Буткевич, в замужестве гр. Стройновская, увековечена Пушкиным под именем "гордой графини" в "Домике в Коломне") 300 человек крестьян, помимо обязательных 10 руб. оброка, должны были ежегодно доставлять помещице запасы хлеба, овса, гороха, конопли, сена (800 пудов) и т. д. Эти поборы вызвали, наконец, на рубеже ХVIII-ХIХ веков открытое волнение среди крестьян Буткевичей. Некоторые из них поплатились за это арестом, другие были наказаны кнутом. Главного же "зачинщика" сослали в Сибирь.
У знатных петербургских вельмож оброк редко превышал 10 руб. в год. Оброчные Юсупова, ярославцы, платили 7-8 руб. сер. в год. столько же, примерно, платили и приходившие в Петербург, на заработки, казенные крестьяне. Положение их фактически, немногим отличалось от положения крепостных.


Тут сразу видна разница подходов между мелким и крупным бизнесом)
Мелкие помещики все свои проблемы решали... повышением оброка и сбора, то есть проще говоря - драли три шкуры со своих немногочисленных крестьян.
Олигархам важнее была собираемость, поэтому оброк небольшой и фактически не меняется во времени, то есть налоговое бремя весьма умеренное, работай, умеренно богатей, размножайся.

Ну и в подтверждение тезиса - просто прекрасно-ужасное:

Денис Давыдов описывает следующий случай, характерный для отношения мелкопоместных дворян к их крепостным: "В 10 верстах от моей деревни есть село, называемое Дворянская Терешка, - писал из сызранского уезда Давыдов приятелю Пушкина - кн. П. А. Вяземскому в мае 1834 г. - В этом селе живет целая колония мелкопоместных дворян; между ними есть один отставной гусарский майор Копиш, у которого душ до 10 крестьян. В этот голодный год он рассудил весьма и благородно и естественно кормить их на свой счет, не полагая, чтобы из этого могла возникнуть какая-либо и от кого-либо ему неприятность. Что же вышло? Несколько дворян являются к нему с объявлением, что они хотят подать на него просьбу правительству, как на неблагонамеренного человека, старающегося возбудить черный народ к бунту, - Тот не понимает, спрашивает: когда, почему, отчего? и пр. - и они ему толкуют так: " у наших крестьян нет ни куска хлеба, мы ни зерна не даем им на пропитание, а вы своих кормите; знаете ли, какое это преступление? Знаете ли, какое последствие из этого выйти может, милостивый государь? "- Знаю, - отвечает тот, - последствие то, что мои крестьяне живы будут, а ваши или помрут с голода или разойдутся просить милостыни. - "Нет, сударь, это ничего, это плевка не стоит, а вот что: наши крестьяне, узнав, что вы своих кормите, а мы не кормим, взбунтуются и этому причиною будете вы. Вы, сударь, бунтовщик, посягатель на спокойствие государства, язва государственная, стыд дворянского сословия, и мы сейчас идем писать на вас донос губернатору". - Какова выходка? - Натурально тот продолжал кормить крестьян своих, а этим кто-то растолковал, что за такой донос им же будет плохо и уговорил их оставить дело in status quo ".