June 1st, 2018

Россия и Пруссия, часть 7

Естественно для тех, у кого есть VPN.

Надо сказать, что зачинателем прусских реформ стал… сам Наполеон. Именно он просто заставил Фридриха Вильгельма III принять в правительство Штейна и Харденберга, которые настаивали на том, что что-то надо менять. К тому времени Пруссия уже не была самым просвещенным и свободным государством, как во времена Фридриха Вильгельма I и Фридриха Великого, просвещенный абсолютизм при последних двух королях уступил место обычному, домотканому абсолютизму и самодурству. (Рис. 10)
Штейн и Харденберг взялись за дело. Прежде всего, они решили, что до самоуправления надо допускать не только дворянство, духовенство и чиновничество, но и буржуазию, а так же представителей свободных фермеров. Были отменены все внутренние таможни, в октябре 1807 года был принят так называемый «Октябрьский эдикт», который положил начало полной отмене крепостного права в Пруссии (полностью крепостное право в Германии будет отменено позже России, только в 1887 году). Верные политике Фридриха Великого, Штейн и Харденберг предлагали за выкуп отпускать прежде всего тех фермеров, у которых хорошо идут дела. Кроме того, им была возвращена свобода передвижения и свобода выбора профессии. Так же были отменены цеховые объединения, что дало стимул развитию производства и торговли.
Сделано это было не просто так – Пруссия должна была заплатить Франции контрибуцию в 120 миллионов франков в год, деньги взять было неоткуда, кроме как со своих граждан. И здесь уже интересы юнкеров были забыты – тут бы самим выжить как-нибудь.
По настоянию Харденберга в Пруссии в 1810 году ввели равенство всех перед законом, включая евреев и поляков.
Кроме того, Штейн и Харденберг провели административную реформу. Они сделали очень простую вещь – чиновникам на местах назначили нормальные зарплаты, но при это пойманные на коррупции чиновники не только лишались мест и присуждались ко всей конфискации имущества вместе с семьей, но могли и на виселицу угодить. Эта мера произвела эффект разорвавшейся бомбы – коррупция в госорганах снизилась в десятки раз. Более того, теперь чиновники испытывали конкуренцию – ведь количество желающих пойти по бюрократической стезе резко возросло.
Но наверное самой эпохальной для Пруссии стала военная реформа, которую возглавил Герхард фон Шарнхорст. Как мы с вами помним, еще Фридрих Вильгельм отдал армию на откуп исключительно дворянам. Так вот Шарнхорст… стал говорить удивительные вещи. Что армия должна быть призывной. Что в офицеры надо брать не по знатности, а по способностям. Но как быть, если численность армии ограничена 43 тысячами человек? Шарнхорст предложил создать отряды ландвера и ландштурма. Это и будет воинский резерв, и в случае необходимости прусская армия легко достигнет 200 тысяч штыков, причем уже подготовленных. Наполеон запретил создавать ландвер, и Шарнхорст устроил в своей армии текучку – как только солдат был достаточно подготовлен, он увольнялся из армии, а на его место приходил новичок. При этом уволенный солдат оставался в резерве, и мог быть призван на военную службу в любой момент. На первое место по производству в офицеры было выдвинуто специальное образование, а не происхождения. В армии были отменены телесные наказания.
В 1810 году Герхард фон Шарнхорст оставил должность начальника Генерального Штаба Пруссии, так как навлек на себя подозрения Наполеона, но неофициально он продолжал управлять прусской армией, именуя себя «начальником Генерального Штаба в резерве».
Стоит так же упомянуть и о реформе образования. Здесь отличился Вильгельм фон Гумбольд, он создал сквозную систему обучения – школа, гимназия (в практике Пруссии того времени это аналог реального училища), университет. То есть все дети Пруссии учились в школе, далее самые способные из них могли пойти в гимназии, сдав экзамены (причем независимо от сословий), а потом и в университет. Система образования по такому принципу была организована в России только в 1930-х годах.
Система эта готовила кадры, которые потом будут совершать промышленную революцию в Германии. Позже Бисмарк говорил, что «войну с Францией выиграл немецкий школьный учитель». Это не совсем так. Войну 1870 года выиграла многоуровневая система образования, впервые созданная в 1810-х годах.


https://sputnikipogrom.com/history/85244/rp-7/

10
Генрих Фридрих Карл фом унд цум Штейн.

Крымская, трофеи

8 сентября 1855 года русские оставили Южную сторону Севастополя.
Вошедшие в город союзники обнаружили на бастионах целый арсенал - по разным данным от 3 до 4 тысяч орудий, по словам участника осады лейтенант-колонеля Ричарда Келли "таким количеством пушек можно вооружить не одну армию".
Союзники поделили пушки следующим образом - 1/4 часть арсеналов отдавалась французам, 3/4 забирали британцы. Смысл этого решения был непонятен совершенно - дело в том, что относительно артсистем французов, и особенно - англичан русские пушки на бастионах (еще на 1854-й вполне бывшие современными) на 1856 год уже были просто устаревшими. Нет, длинные 68-фунтовки себе забрала бы с удовольствием любая из сторон, но русские их оставили мало (часть удалось увезти с собой), а все эти 12-, 18-, 24-, 6-, 3- фунтовые пушки даже для колониальных армий были уже хламом. Французы говорили, что русские пушки им нужны в количестве, утерянном Наполеоном в 1812-м, и для создания Севастопольского бульвара в Париже. Использовать их в качестве собственно пушек они не собирались.
Военный секретарь (министерская должность) Фокс Мол (Maule) в письме главнокомандующему английским контингентом Уильяму Кондрингтону от февраля 1856 года приказал строжайшим образом вывезти в Англию все трофеи. Заодно он запросил у генерала мнение о их реальной ценности. Ответ Кондрингтона: "почти все виды артиллерии тут не имеют какой-либо боевой ценности. 40х36-фунт. я поставил на Редане и в Балаклаве, если вдруг мирные переговоры с русскими зайдут в тупик и они произведут нападение. Что касается остальных орудий - лошади, которые потребуются для их транспортировки, гораздо ценнее, чем пушки."
Командующий предполагал большинство артиллерии не везти в Англию, а затопить в море, на большой глубине. Первоначально предполагая, что важнее не удивить Лондон числом захваченных орудий, а не дать русским ими воспользоваться ни в каком виде. Отдельно 213 пушек Наполеон 3-й хотел выделить для создания статуи Виргинии в Le Puy‐en‐Velay, Auvergne (закончена в 1860-м).
Из 177 бронзовых орудий французы получили 88, британцы - 89.
Отдельно стоит упомянуть Пьемонт, который получил 200 чугунных пушек.
Сардинцы тоже настаивали на бронзовых орудиях, но были посланы и французами, и англичанами. Более того, англичане решили развести турок. Мол, парни, давайте меняться - мы вам за каждую медную пушку дадим чугунную русскую. В результате был заключен прекрасный контракт - все бронзовые и медные пушки на Босфоре и Дарданеллах англичане меняли на чугунные русские. Но это еще только часть кидалова - 30 марта 1856 года был заключен Парижский мир, согласно которому подлежали демилитаризации и форты Босфора, то есть установленные русские пушки на Босфоре турки были обязаны снять и использовать в других местах.
Ах да, прикол в том, что эти турецкие орудия прошли в Англии по графе... "русские трофеи".
Ответ Лондона - начать эвакуацию трофейных пушек в любом случае, и начать с бронзовых.
Проблема кроме всего прочего была в том, что большую часть русских пушек надо было восстановить - ведь пушку с разломанным лафетом даже лошадь будет транспортировать с трудом.Этим пока и занялись английские войска, к тому же памятуя о том, что мир еще не подписан, а на поле боя артиллерия лишней не бывает.
Французы меж тем свою долю свезли в Балаклаву и начали вывоз во Францию. Английская же часть была сосредоточена на боевых позициях. Сначала начали возить лошадьми, однако вскоре кони начали выбиваться из сил, и к делу подключили железную дорогу - два паровозика, таская трофеи от Редана к Балаклаве, работали просто на износ. 16 февраля первые 8 орудий были загружены на транспорт "Эдвард", 11 - находились в Балаклаве, 106 - на Редане готовы к погрузке, 125 орудий - на позициях.
Всего в Британию было решено вывезти 1000 русских орудий, возить их в Балаклаву было признано делом почти невозможным, и решили, что раз гора не идет к Магомеду, пусть тогда Магомед идет к горе - решили построить причалы в Казачьей бухте и грузить пушки там.
Тянули пушки силами солдат, лошадей берегли, паровозы - тоже. Проблема была в том, что русские вполне могли обстреливать из своих орудий на противоположной стороне и причалы, и трофеи, поэтому сначала нужно было создать флеши,Э разместить там рабочие пушки, а потом уже строить причалы и везти трофеи.
8 марта войска получили известие, что мир почти заключен, и получили указание ускорить погрузку трофеев. Вывоз их продолжался через Стамбул, Мальту и Гибралтар до октября 1856 года. Осмотр в Лондоне показал, что вся артиллерия фактически не имела практической ценности. Решено было оставить по одному экземпляру специфических артсистем, типа 16-фунтвой длинной пушки или 32-фунтовой гаубицы (единорог?), а остальные пустить в переплавку, но вскоре от этого отказались. Часть пушек была раскидана по селам и весям Англии, как напоминание о победе. 20 пушек отправили в Ирландию, еще 7 - в замок Ладлоу (в Уэльской Марке, не путать с пригородом Лондона), много было разослано по городам и весям, часть - складирована в арсенале. Медные пушки (непонятно, русские или турецкие, выше уже объяснял, почему) были распределены по главным военно-морским базам. Почти 300 орудий было разослано по колониям - Канада, Австралия, Новая Зеландия, Ванкувер, и т.д. Еще 28 пушек было потрачено на Мемориал памяти Крымской войны, недалеко от Пикадилли. Кроме того, часть бронзовых (турецких) пушек было переплавлено в колокола новой церкви в Дорсете, заложенной королевой Викторией.
Кстати, русские тоже поимели свои трофеи - это семь английских 13-дюймовых мортир с редутов Балаклавы.


Трофейное русское орудие времен Крымской войны, Уотерфорд, Англия.