?

Log in

No account? Create an account
 
 
George Rooke
17 April 2018 @ 11:29 am
По поводу извечного... ЗАЙМ vs ЗАЁМ.

Вроде правила русского языка однозначны, но...
Заметил странную особенность. Как только мы говорим о делах внутренних - то естественно употребляется слово ЗАЁМ, чему пример знаменитый "Заём Свободы" 1917 года

То вот с международными - не все так просто.
Нет, что касается родных пенатов - то "заём у Ротшильда" пишется стандартно. А вот если пишут про внешний - то займ. Греческий займ, Хугуанский займ, Английский займ и так далее. Даже в Америке или Франции уже не ЗАЁМ а ЗАЙМ Свободы, что интересно.
При этом, если Брокгауз и Эфрон однозначны, то вот товарищ Даль (как истинный моряк) вполне предполагает форму не только ЗАЁМ, но и ЗАИМ.
Во всех финансовых словарях - исключительно ЗАЙМ.
Объясните, почему?
Эти слова равнозначны (если речь вести об истории и политике, микрокредитные дела не интересуют), или авторы неграмотны, или есть какой-то финансовый слэнг?
 
 
George Rooke
Меня много раз спрашивали - а почему первые три корабля в Севастополе в сентябре 1854 года топили в спешке и не выгрузив с них ни пушки, ни порох, ни ядра. Собственно, ниже - детальное объяснение.

Как известно, 9 сентября 1854 года произошел военный совет, на котором решалось - выходить ли в море, и давать бой союзникам, или нет. Большинство капитанов проголосовало против выхода, Корнилов пошел к Меншикову, Меншиков запретил атаковать союзников, а Корнилова в случае ослушания грозился снять с должности и отправить в Николаев.
Так вот. Все эти события заняли первую половину дня.
Все это время корабли стояли полностью укомплектованные, загруженные припасами и ЗИПами, и готовые к выходу в море по первому зову. НО! Никто экипажи и лейтенантов не предупредил о решении совета, так как капитаны и адмиралы были в прострации. Сообщение о том, что будут топить флот, пришло только 9 сентября в 18.00. При этом было обозначено, что топить надо как можно быстрее, ибо союзники вот-вот ворвутся в Севастопольскую бухту, и успеть надо до 10 сентября, 00.00, то есть на всё - про всё - 6 часов.
Естественно, что за оставшиеся 6 часов демонтировать на рейде и отправить на берег 80-120 орудий общим весом свыше 300 тонн с каждого корабля силами экипажа (причем неполного, на борту были только канониры, рангоут почти полностью разобрали перед выводом кораблей на рейд пароходами еще утром, чтобы скорость была повыше, собрать планировали уже в море) было просто нереально.
А теперь о самом веселом. Дело в том, что эти страхи переживали русские у себя в голове. К реальности они не имели никакого отношения.
Генерал-майор Бреретон «Британский флот в Черном море» пишет определенно и четко: «План союзников, если его можно назвать планом, состоял в переходе к Крыму, уничтожении всего, что попадется по пути, и высадке войск прямо на причалы Севастополя. Другими словами, Севастополь должен был быть захвачен с чрезвычайной быстрой. Но подобному развитию событий помешал недостаток информации - было неясно, какими сухопутными силами обладают русские, какие укрепления имеет Севастополь, и где находится русская армия. Всё, что было ясно после новых донесений разведки, что морские укрепления чрезвычайно сильны, и что в гавань не даст войти сильный русский флот из 16 кораблей и 11 военных пароходов, не считая малых кораблей. Поэтому было решено проследовать к Севастополю с демонстрацией, и продвигаясь вдоль побережья попытаться найти место для высадки армии».
Союзники может быть и хотели бы высадить десант прямо на причалы Севастополя, но... боялись. И в результате решили просто ограничиться "демонстрацией". Ибо со времен Нельсона существовала идиома: "Моряк, который атакует форт - просто дурак".
Со стороны русских лучше всего описал ситуацию Наполеон (правда говоря о другом,но подходит фраза просто здорово): «Рисуя себе картины возможных последствий, он советовался со своими страхами». То есть мы, топя флот, рисовали себе картины всех последствий, руководствуясь не разумом, а страхом. Как-то так.