March 22nd, 2018

А давайте загадку загадаю)

Естественно смешную, и естественно про Николая I.
Как известно, Николай демократию не любил, считая ее одной из форм олигархии и коррупционным сговором. И эту свою нелюбовь он перенес и на поляков (Царство Польское в составе России имело на тот момент конституцию), причем и на военных. Польские офицеры, к примеру, в русской армии довольно часто держались обособленно, кучками, за что получили от Николая нелестное прозвище.
Вопрос - какое прозвище?)
Гуглить - все равно что выигрывать Олимпиаду с мельдонием, загадка на логику и внимательно прочитайте вышесказанное))

ОТГАДКА: "Император Николай Павлович с полной откровенностью выражал в своих письмах к брату, насколько не по душе была ему вообще представительная форма правления. В одном письме он говорит о своем отвращении (repugnance) и своей отчужденности - (eloignement) от всего того, что связано с народным представительством. Мысль о том, что в составе его владений находятся области, пользующиеся народным представительством, вызывала в нем неприятное настроение, и порою он всех поляков иронически называл депутатами. В 1828 г., во время турецкой войны, в которой польские войска вообще не принимали участия, несколько польских офицеров были прикомандированы к русской армии. Сообщая цесаревичу о прибытии этих офицеров в императорскую квартиру в лагере близ Базарджика, Николай Павлович пишет: "Полезно, чтобы эти депутаты (аминь, аминь, рассыпься) присмотрелись к нам и привыкли к мысли о единстве нации и армии". "
Правильный ответ дал Олег Антонов

Просто цитата

Прошло почти 200 лет.

"Во время процесса явилась надобность доставить в Варшаву для выслушания их показания также и тех поляков, которые судились в Петербурге. В связи с этим мы встречаем в рассматриваемой переписке небезынтересный эпизод. Цесаревич выдвинул предложение (в письме от 27-го мая 1827 г.), чтобы при посылке в Варшаву петербургских подсудимых их сопровождали делегаты от русского Сената для присутствования при допросах. Император Николай Павлович нашел это предложение совершенно правильным и целесообразным, но при этом признался, что ему в высшей степени трудно подобрать подходящих сенаторов для такой миссии, "так как, - писал император в письме от 11-го июня 1827 г., - представьте, что среди всех членов первого департамента Сената нет ни одного человека, которого можно было бы, не говоря уже послать с пользой для дела, но даже просто показать без стыда. Постараюсь найти предлог для того, чтобы выбрать трех человек с рассудительной головой из других двух департаментов".
Читатель, естественно, может удивиться этому резкому отзыву о личном составе Сената в устах государя, который строил всю свою политическую систему на господстве бюрократии во всех сферах государственной жизни. Но для тех, кто изучал историю царствования Николая I, в таких отзывах нет ничего неожиданного. Это было обычное убеждение Николая Павловича, который всегда ценил очень низко ту самую русскую бюрократию, в руки которой при нем было отдано все управление страной. До нас дошли журналы Секретного комитета, заседавшего с 1826 по 1830 г. и занимавшегося пересмотром всех законов о государственных учреждениях и общественных состояниях. На этих журналах имеется ряд резолюций Николай Павловича, из которых с очевидностью явствует, каким недоверием к силам и способностям русской бюрократии был проникнут этот государь; он и здесь выдает убийственные аттестаты сенаторам; он заявляет, что не может положиться ни в чем на своих губернаторов; что все чиновничество никуда не годно. Не оттого ли этот государь так боялся всяких преобразовательных начинаний? "