February 4th, 2018

Бизнес или вера?

Как известно, предлогом для вторжения датского короля Кристиана II в Швецию послужили в том числе и вопросы веры, вернее - конфликт между регентом Швеции Стеном Стуре и стокгольмским архиепископом Густавом Тролле. Дошло даже до вооруженного столкновения, где все закончилось поражением Тролле и тюрягой для архиепископа.
В 1520 году Кристиан II вторгся в Швецию, победил Стена Стуре, короновался, и далее по требованию Тролле произвел чистку высшей знати Швеции. Все сторонники Стуре числом 82 человека были казнены во время "Стокгольмской кровавой бани" в 1520 году.
Однако Тролле он сан архиепископа не вернул, более того - начал экспроприацию шведских церковных ценностей. К 1521 году в Швеции были сняты все медные колокола, и переправлены в Данию. Ибо, как вы понимаете, вера верой, а медь можно выгодно продать. Этим дело не ограничилось. Далее были сняты все церковные двери с позолотой или с посеребрением - как вы понимаете, экономика должна быть экономной, ибо не фиг.
В ответ на гневное письмо папы, требующее остановить беспредел, вернуть Тролле сан и вернуть на место церковную утварь, Кристиан запланировал второе вторжение в Швецию, перевезя 10 тысяч наемников в Норвегию, и приказав пройтись по северу Швеции огнем и мечом.
Папе же он отписал, что если Святой Отец будет еще слать невежливые письма - Кристиан как бы может начать утверждать архиепископов на территории Дании только через Копенгаген, безо всякого согласия Рима.

Ну и еще по шведской игре престолов

Интересно, а те кто писал панегирики Густаву Вазе, пробовали сопоставить даты?
В 1518 году Кристиан II, вторгшийся в Швецию, решил схитрить и после своего поражения при Бреннчурке предложил Стену Стуре провести переговоры, чтобы обойтись без продолжения войны. Переговоры было решено провести в Эстреханнинге, но датский король поставил условие – он попросил предоставить ему шесть заложников из знатных фамилий, в чье число вошел и Густав Ваза. Как только заложники были предоставлены, Кристиан вдруг охладел к идее переговоров, а самих заложников окружили солдаты, и затолкали на корабли, идущие в Данию. Далее их выгрузили, и распределили по разным местам, так, Густав попал в замок Кало, недалеко от Орхуса, к своему родственнику Эрику Эрикссону Баннеру.
Понятно, что родственник устроил Вазе весьма легкие условия плена, удовлетворившись лишь честным словом, что Густав не попытается бежать, однако Густав слово свое нарушил.
И в 1519 году Густав из Дании бежал, переодевшись в платье погонщика быков. Но… побежал он не в Швецию, а в Любек, где появился в сентябре того же года и жил там 8 месяцев ведя переговоры с ганзейскими толстосумами. Как мы с вами помним, в 1519 году в Швеции было шведское правительство, там правил Стен Стуре, и почему Ваза не вернулся в Швецию – непонятно. Если он хотел воевать против датчан, которые готовили вторжение на его родину – то, наверное, надо было ехать сразу в Швецию.
Не было денег? Ну так с такой фамилией это не проблема, отец Густава тогда еще был жив и расплатился бы.
Боязнь, что его вернут датчанам, ибо он нарушил слово? Ну так и датский король нарушил слово, взяв заложников для переговоров, пленив их и угнав в Данию.
Боялся, что поймают? Ну так вроде между Данией и Швецией мир. Хорошо, на любом нейтральном судне вполне можно в Швецию попасть точно.
На мой взгляд, остается только одно – Густав Ваза сам хотел править Швецией, без Стена Стуре, без Кристиана. Ну или по крайней мере поднять восстание, чтобы на мутной пене гражданской войны выторговать себе что-нибудь.
Поэтому и рванул в Любек. Ибо Густав Ваза знал: революция – это, прежде всего деньги, деньги и еще раз деньги. Без денег любое восстание обречено на провал.