January 18th, 2018

"А я мечтаю, чтоб коммунизм на всей земле победил." (с) "Курьер"

Попытка Бисмарка обострить франко-германские отношения в 1875 году была не более чем шантажом. И тез этому всего две.
1) Германская империя была еще совершенно рыхлым образованием, Пруссия находилась в процессе "переваривания" территорий.
2) В перспективе, прошагав вторично по Парижу, Германия получала бы против себя устойчивую коалицию из Англии, России и Австрии, что Бисмарку было на фиг не нужно.

И надо сказать, что с Гонто-Бироном он уже договорился в конце марта 1875 года, и поездка Горчакова и царем в Берлин "пужать Бисмарка" была как неразумной, так и просто ненужной. Тем не менее, Германия постоянно пыталась пристегнуть политику России к своей. Причина тут была одна, и самая главная - надо было оставить Францию без союзников в Европе.
И на 1875 год сложилась уникальная ситуация.
Германия через своего посла в Петербурге сообщила, что если Россия не будет поддерживать Францию, то Германия не будет противиться и вставлять палки в колеса России при решении Восточного Вопроса.
Лягушатники, безусловно зная об этом предложении, тоже засуетились. Французский посол генерал Лефло сообщил доверительно князю Горчакову, что в случае заключения союза с Францией, Франция не будет препятствовать России в занятии Босфора и Дарданелл, и признает захват Константинополя и аннексию Аттики (части Греции).
Тут всполошилась Австрия. Это как? Из Германии выгнали, из Италии выгнали, теперь и из Балкан попрут? Надо срочно договариваться с русскими! Андраши устами своего посланника предложил поделить территории европейской части Турции на зоны влияния и заключить джентльменское соглашение о невмешательстве в зоны ответственности друг друга. При этом в русскую зону ответственности однозначно попадали Проливы.
И что же ответил князюшка?
«Князь Горчаков испытывает крайнее неудовольствие, когда затрагивают эту тему, и рассматривает почти как отсутствие деликатности, когда его побуждают говорить о его политике по отношению к Франции».
Ну а касаемо Турции высказался Жомини: «Речь идет не о том, чтобы вмешаться во внутренние дела Турции; но державы могут действовать на обе стороны, чтобы побудить восставших к покорности, сербов и черногорцев к нейтралитету, Турцию к милосердию и справедливым преобразованиям. Это нравственное воздействие (cette action morale) будет тем более действенно, чем единодушнее и тождественнее будет образ действий представителей держав».

Вот как это комментировать? Я думаю, Бисмарк, Андраши, Гонто-Бирон и иже с ними в сердцах заорали, как Иван Васильевич, сменивший профессию: "Да как же тебя понять, собака, коли ты ничего не говоришь?"
Величие Петра и Екатерины состояло в том, что они имели смелость четко огласить свои цели, умели за эти цели торговаться, и выигрывать торг. А тут... Мы хотим Проливы, но, как мальчик из фильма "Курьер", ставим всех в неловкое положение своими тостами и словами. Не по своей выгоде, а... просто так.
Сравнение только одно. Прыщавый подросток, ночью на девочку фапает, а днем на нее чернила выливает.

А в то же самое время...

Цитата из Козлова

Весной 1875 г. отставной генерал и известный общественный деятель Р.А. Фадеев отбыл из Петербурга в Египет. Поездку организовал Игнатьев, твердо доверявший Фадееву, ибо взгляды отставного генерала на политику России в Восточном вопросе полностью совпадали с его собственными. Фадеев несколько раз встречался с Исмаилом и имел с ним продолжительные беседы. В результате они договорились, что русские офицеры станут командовать армией хедива, а сам Фадеев получил предложение «принять заведование египетской армией». Игнатьев с Фадеевым предполагали, что в период разрастания кризиса в Османской империи надо всемерно укреплять российские позиции на ее территориях, оказывать поддержку «всем сепаратистским стремлениям в Турции» и стараться объединить всех противников султана «под рукою Константинопольского посольства» России, то есть, по сути, самого Игнатьева.
В сентябре 1875 г. Фадеев снова отправился в Египет и пробыл там до конца апреля 1876 г. «На этот раз он, по-видимому, детально ознакомил хедива с игнатьевским планом действий. Главе Египта предлагалось после того, как пламя славянского восстания охватит Балканы, “идти вперед… и забирать что можно”. Фадееву и Игнатьеву хотелось, чтобы хедив двинул свою армию в направлении Сирии на соединение с русским Кавказским корпусом…». А это уже могло явиться началом фактического раздела Османской империи. О своей деятельности Фадеев информировал не только Игнатьева, но и наследника престола великого князя Александра Александровича (будущего императора Александра III). Великий князь одобрял их планы и заверял Фадеева и Игнатьева в своем «неограниченном» доверии.




Вообще удивительно! Напомню, Горчаков у нас - глава МИДа. Игнатьев - его подчиненный, посол в Стамбуле, ведет совершенно отдельную от МИДа политику, организует сепаратистские движения, диверсии, делит Турцию на составные...
Так и хочется крикнуть: "Мать, перемать, у вас там что творится-то????"

"В этой жизни юмора нет. Сука. Сука. Сука."

Как известно, 5 июня 1854 года Александр Михайлович Горчаков стал временным управляющим посольством в Австрийской империи, а 8 июня 1855-го чрезвычайным и полномочным послом. Еще раз напомню, позиция Австрии для нас была очень важна. И от бывшего лицеиста ждали чуда. Но чуда не произошло.
Захотел я об этом узнать, поскольку те так давно прочитал фразу в "Записках князя Дмитрия Александровича Оболенского. 1855 – 1879 г.г.", которая заставила меня крепко задуматься: "Говорят, хотят согласиться на важные уступки, и честь России отстаивают только великий князь и Блудов. Князь Горчаков в Вене, по-видимому, также действует слабо."
Как вы думаете, какие основные переговоры вел Горчаков в Вене?
Мать, мать, мать. О... предотвращении присоединения Пруссии к Австрии. Нет, понятно, что там были и другие темы, в том числе переговоры с Морни (который и тащил всю эту телегу, если честно), но эту тему Горчаков считал главной.
Вы знаете, очень легко вести переговоры и добиться успеха там, где обе стороны этого делать совершенно не собираются. Пруссия не пошла ни на какие соглашения с Австрией не из-за какой-то верности России, а из-за того, что в этом случае она окончательно становилась бы наравне с Баварией или Вюртембергом. Единственное заключенное соглашение - это помощь Австрии в случае, если на нее кто-то нападет. НО!
Когда Австрия стала реально задумываться напасть на Россию, Пруссия (по совету ультраконсерваторов (Kreuzzeitung) Бисмарка) начала мобилизацию резервистов, чем резко остудила пыл Австрии, и все мечты о вступлении в войну Габсбургами были забыты. По сути этим действием Пруссия дезавуировала свой договор с Австрией 1854 года.
И правильно. Поскольку главным посылом Пруссии на тот момент было ослабление Австрии, так что Горчаков в Вене боролся... с миражом.
Ах да, мы при этом еще смогли пруссаков оскорбить. Александр II с издевкой писал. "Мой дорогой брат каждую ночь засыпает русским, а просыпается англичанином". И это - при беспрецедентном дипломатическом давлении на Пруссию!
Как мы при таком отношении отделались только потерей Черноморского флота, устья Дуная и сохранили союзника - я не знаю.

Просто цитата

Сказанная при обсуждении вопроса, заключать мир или нет,  в феврале 1856 года председателем Госсовета Дмитрием Николаевичем Блудовым: "Поскольку воевать мы не умеем, давайте же заключим мир". При этом, как говорят, это цитата из герцога Шуазеля, который говорил подобное в 1763 году.