December 26th, 2017

Ну и в помощь слушающим Сира о Египте, морская составляющая, часть 4

События Французской революции хорошо известны - ну там Зал для Игры в Мяч, Национальное собрание, Конвент, и т.д.
Что получилось на флоте?
Да то же, что бывает на любом флоте во время любой революции - он раскололся надвое. Все в точном соответствии с тем, что произошло в 1917-м - беспорядки, созданием матросских и унтер-офицерских комитетов, резня офицеров, часть офицеров попали в тюрьму (что спасло их от суда Линча, ведь толпа их хотела растерзать как "аристократов"), и т.д.
Но это цветочки, ведь самые ягодки - это пришедшие к власти поппулисты типа Дантона, Сент-Андре, Шабо, в какой-то части - Робеспьера. В 1794 году закрыт Корпус Морской Артиллерии (как рассадник роялизма). Вместо грамотных командиров, учеников Сюффрена и де Грасса, к власти пришли либо люди далекие от моря, либо бывшие капитаны торговых кораблей. Комиссары, назначенные на флот для надзора за капитанами, отринули "монархические наработки" (особенно в этом отличился Жан Бон Сент-Андре), и выдали на гора новую доктрину.
1. Маневры не нужны. Увидел противника - вперед на него, безо всяких маневров!
2. Артиллеристы - трусы и лодыри. Артиллерия ничего не решает. Надо брать пример с великого Рима, и япошить англичан морской пехотой. Даже "вОроны" можно поставить, ибо абордаж - наше все!
3. Дисциплина - зло! Демократия - няшка! Каждый приказ капитана должен обсуждаться судовым комитетом и утверждаться комиссаром. Каждый приказ эскадры должен обсуждаться советом эскадры и утверждаться комиссарами каждого корабля (причем они имели право вето).
4. Логистика - для лохов! Вообще портовые запасы вполне можно пристроить в добрые руки. А когда надо будет - горожане и французы-патриоты скинутся, как говорится - с миру по нитке - нищему рубаха.

И вот это господин Соколов БЫЛ ОБЯЗАН сказать. Именно ОБЯЗАН.
Он же вам, уважаемые слушатели, просто объяснил, что ну да, революция плохо отразилась на флоте, но просто капитаны все были белой сволочью, не говоря об адмиралах. А это уровень детского сада, извините.
Идем дальше.
Опять-таки, господин Соколов не говорит, что почти все капитаны и флагманы флота, с ним отплывшего - бывшие репрессированные.
Брюэс - в 1793 году исключен со службы, как бывший дворянин. Восстановлен в звании в 1796-м.
Вильнев - исключен со службы как дворянин в 1793-м. Восстановлен на службе в 1795-м.
Арман Бланке дю Шейла - тоже убран из флота в 1793-м, восстановлен в 1796-м.
Аристид Обе Дюпти-Тюар, героически погибший при Абукире - то же самое.
Исключения - это либо моряки торгового флота (например Гантом, настоящее проклятие позднего наполеоновского флота), либо комиссары (например Касабланка, корсиканец, член Совета Пятисот, как он стал капитаном - для меня вообще непонятно).
То есть состав флота, который эскортировал войска Напа - натурально лагерный. Бывшие зеки напополам с вертухаями. При этом дисциплины и подготовки времен войны за Независимость нет, уважения к офицерам никакого (наоборот, им не доверяют), понятий о тактике нет в том плане, что "каждый солдат не знает свой маневр, а приказы может и обсудить".
Многие скажут, мол, дорогой друг, так ты картину взял 1793 года, а щас вроде как 1798-й. Наверное ситуация за 5 лет изменилась?
Нет. Изменилась ситуация лишь год назад, в 1797 году. И для этого понадобилась не только серия поражений французского флота, но и провал высадки Гоша в Ирландии в 1796-м. Собственно, командующие флотами и офицеры на свой страх и риск начали просто требовать от Конвента и комиссаров перестать лезть в дела флота. Ибо еще чуть-чуть - и от флота вообще ничего не останется.
Здравый смысл возобладал, и в 1796-1797 годах адмирал Трюго вернул многих капитанов-дворян на службу, восстановив их в званиях, начал карать за нарушение дисциплины, и т.д., но шло это дело медленно, со скрипом, и меры к 1798-му были еще совершенно недостаточны.

Ну и в помощь слушающим Сира о Египте, морская составляющая, часть 5

Еще одна вещь, о которой нельзя не сказать, и надо было хоть кратко, но упомянуть в рассказе о Египетском походе, вернее - о его морской составляющей. Вернее их даже две.
1. Это изменившаяся тактика Роял Неви.
В полном соответствии с французами после Семилетки англичане сделали свои выводы из войны за Независимость. В принципе, они начались еще во время войны. Во-первых, почти все корабли флота были обшиты медью, из-за чего возросла скорость кораблей, и замедлилось их обрастание, а кроме того - время нахождения в море.
Далее, эксперимента ради, они перевооружили старый 44-пушечник «Rainbow» только на карронады: 68-футовые на нижнем деке, 42-фунтовые на верхнем и шесть 32-фунтовых на надстройках. По весу залпа он стал самым мощным кораблем флота, больше 100-пушечного «Victory». В первом же походе ему встретился крупный 40-пушечный французский фрегат «Hébé». Одного залпа хватило, чтобы французы, оценив высоту всплесков от чудовищных ядер, сразу сдались.
Кстати, не так давно Лавери в книге "Nelson's Navy" задекларировал, что карронада, мол, несмотря на свою тонкостенность и короткий ствол, мало чем отличалась от пушки, опираясь на эксперименты Адмиралтейства 1813 года. Тогда было установлено, что 24-фунтовая пушка на максимальном возвышении в 9 градусов дает дальность стрельбы в 2213 ярдов, тогда как 32-фунтовая карронада на угле возвышения в 11 градусов - дальность в 1930 ярдов. При этом самим Адмиралтейством было определено, что эффективный огонь длинной 24-фунтовки - 200 ярдов, тогда как 32-фунтовой карронады - аж 340 ярдов.
По поводу второго я ничего не скажу, но на мой взгляд Лавери путает эффективную и предельную дальность. Для 24-фунтовки 200 ярдов - рабочая дистанция, для карронады 340 ярдов - это максимальная дистанция, на которой она еще может попасть во что-то.
Однако весь мираж рассеется если ввести такой параметр как "бронепробиваемость" (penetration) и его зависимость от дальности. Сначала стандартные толщины британских кораблей. Здесь следует понять, что хорошее "бронирование" деревянного корабля идет только до высоты шпангоутов. Все надстройки имеют гораздо меньшую толщину, и соответственно пробиваются довольно легко.
Итак, согласно Бешану (Beauchant, 1828)
корабль IV ранга - толщина борта в районе шпангоутов 23 дюйма (58.4 см)
III ранг - 24 дюйма (61 см)
II ранг - 26 дюймов (66 см)
I ранг - 28 дюймов (71 см)
Так вот, в 1810 году кэптен Фрейзер проводил показательные стрельбища из 24-фунтовой пушки, заряженной всего 4 фунтами пороха (это 1/6 обычного заряда, то есть аналог заряжаемости карронады, с учетом того, что у 24-фунтовки все-таки более длинный ствол). Стрельба производилась по 5.2-дюймовым (13.2 см) планкам пихты с расстояния в 100 ярдов. Всего был произведен 21 выстрел. Результаты - 10 ядер проломили планку, и летели дальше еще на расстояние в 50 ярдов. 10 пробить не смогли, сделав выбоины и разломы со щепой во внутренней стороне. Одно ядро пролетело мимо.
В 1838 году были проведены стрельбища на HMS Exellent. Стреляли с дистанции в 1200 метров в списанный корабль Prince George. Нас не интересует вопрос точности, который поднимался при этих экспериментах, а вопрос сравнения. Так вот, на этом расстоянии 18-фунтовки пробивали 25.5 дюйма обшивки. 24-фунтовки - 30 дюймов обшивки. Короткие 32-фунтовки - 35 дюймов. А вот 32-фунтовые карронады.... 12 дюймов. Только когда взяли 68-фунтовую карронаду и поставили на нее усиленный заряд пороха (дополнительно 5.5 фунта) - смогли пробить 30 дюймов.
Как вывод - карронады на дальних дистанциях проигрывают по бронепробиваемости длинным и коротким пушкам.
А вот что получается, когда карронада попадает в борт с тройной обшивкой на дистанции 50-100 ярдов - "ядро пробило два слоя обшивки, застряло в третьем, и разметало во внутренней стороне множество щепы". Или "ядро пробило три слоя, при этом выломало часть борта со множеством щепы".
Если же добавить, что карронады размещались на верхней палубе и были в основном по надстройкам, у которых "толщина брони" сильно меньше - 6-12 дюймов против 23-28 дюймов основного корпуса - понятно, что на близкой дистанции она была страшным орудием. Нет, на дальней дистанции из карронады наверное можно было повредить парус, или нечаянно сбить какой-то рей, но все-таки ее предназначение - это огонь по верхней палубе на пистолетной дистанции.
Кроме того, довольно часто вместо ядер карронады снабжали картечными снарядами и это было страшное оружие. К кучи щепы добавлялись картечные пули. Так, например, картечная граната весом 6,67 кг, содержала 36 пуль диаметром 15,9 мм, нехилый такой подарок матросам неприятеля. По сути карронады в ближнем бою заменили собой пулемет.
2. Так вот эти изменения ПРОШЛИ МИМО французского флота.
Прошли по двум причинам.
Причина первая - см. прошлую часть про революционный раздрай и новомодные морские теории.
Причина вторая - как мы с вами помним, в войну за Независимость французы в ближний бой в принципе вступать и не собирались. Поэтому что там придумают англичане для ближнего боя - их не особо и интересовало, ради бога, чем бы дитя не тешилось - лишь бы не вешалось.
А теперь наложите одно на другое - то есть тактику революционного флота с требованием абордажа и отказа от маневра, и английскую тактику карронад.
А теперь ответьте Сиру - если бы Брюэс встретил Нельсона в море - результат точно был бы отличным от Абукира? И французам правда бы помогли солдаты, которые присутствовали на кораблях?
Идиот Нап их не по вантам должен был лазать учить, а на пушках день и ночь натаскивать. Пусть матросы по вантам лазят, они там лучше справятся. А у французов же был только один вариант - не допустить ближнего боя. Хотя при том раздрае, который был, я сильно сомневаюсь, что они бы это смогли.

Вопросительное

Собственно, я не знаю, есть ли смысл далее рассказывать про Египетский поход и Абукир, потому как мы еще не знаем, что об этом скажет Соколов. У меня лично не особо хорошие предчувствия в части флота, но тем не менее, не знаю, стоит ли вообще рассматривать это далее.
Собственно, интересна ли читателям серия про Абукир? - вот главный вопрос. И да, простите меня все те, кто не узнал в постах ничего нового.
Я с удовольствием узнаю ваше мнение, но право выбора оставлю за собой.