December 11th, 2017

Англичане на Средиземном море, часть 4

Надо сказать, что король Португалии сначала хотел отдать свою дочь в жены Людовику XIV, однако кардинал Мазарини, имевший виды на Марию-Терезию Испанскую, эти поползновения отклонил. И тем не менее французы в марьяже Катарины Брагансы и Карла II играли очень важную, если не решающую роль.
Дело в том, что Мазарини и Людовик предложили свое посредничество не бесплатно - они хотели за "труды" Дюнкерк.
В 1658 году в рамках борьбы с Испанией Тюррен разгромил армию Хуана Австрийского в битве при Дюнах, при этом там себя отлично проявили "железнобокие" Кромвеля под командованием Томаса Моргана и Уильяма Локхарта. Английские пуртитанские полки ( в отличие от роялистской конницы на стороне испанцев) проявили себя просто великолепно, они в немалой степени способствовали победе, и в договоре 1658 года Мазарини был вынужден уступить Дюнкерк Оливеру Кромвелю.
Однако через месяц после битвы Кромвель умер, и у французов появилась шальная мысль забрать Дюнкерк себе. Собственно в переговорах по Португальскому наследству французы неоднократно намекали - они согласны на территориальные приращения Англии только в случае уступки Дюнкерка Франции. И все же решающими стали 5 миллионов ливров (320 тысяч фунтов), которые новый суперинтендант финансов Кольбер предложил Карлу II в качестве отступных.
Для Англии вопрос Дюнкерка был одним из самых болезненных на тот момент. Но пожалуй главным неденежным фактором для Карла стали республиканские настроения тамошнего гарнизона, составленного сплошь из сторонников Парламента и пуритан. Продажа Дюнкерка позволяла просто раскассировать полки и избавиться от республиканцев в армии.
28 ноября 1662 года в город вступили 10 кавалерийских французских полков, и Дюнкерк перешел во владение Франции. Потом многие английские короли ставили эту продажу Карлу в вину, ибо Дюнкерк почти на три века стал для Англии источником горя и беспокойства.
Взяв Дюнкерк Людовик XIV убил сразу нескольких зайцев. Во-первых, он мог угрожать оттуда побережью Голландии и Испанской Фландрии. Во-вторых, Дюнкерк при желании мог угрожать и Англии. В третьих, передача Дюнкерка сродни захвату Кале Гизом полностью устраняла возможные плацдармы для высадки иностранных десантов на территорию Франции.
Карл же, продавая Дюнкерк, хоронил опасные химеры Кромвеля о крестовом походе протестантских государств против католической Европы, и переводил английскую экспансию в более понятное колониальное и коммерческое русло.
Кроме того, как писал консул Мейнард из Лиссабона, положение Танжера таково, что он моет быть полезен в войне как против Испании или Голландии, так и против Франции, и кроме того - угрожает ежегодному испанскому "серебряному флоту", плывущему из Вест-Индии с сокровищами Америк.
Единственно о чем умолчал консул, что на самом деле подарок был "с душком". Да с таким "душком", что для англичан это потом стало серьезной проблемой на 20 лет. Однако об этом уже в следующей части.

Англичане на Средиземном море, еще одно отступление

Если не рассказать, какая же ситуация была на марроканском берегу - наверное весь рассказ об английском Танжере будет неполным.
Итак, с чего бы начать? Наверное начнем с... соли и золота.
Собственно само Марокко расположено в отрогах Атласских гор. Эти горы богаты многими металлами и полезными ископаемыми, но в тот период, который мы затрагиваем, главным продуктом экспорта была соль. Дело в том, что Африка безумно богата всеми полезными ископаемыми, а вот с солью напряженка, поэтому примерно к XIV веку установилась так называемая Трансафриканская золотая торговля, когда золото из Судана (Восточная Африка) караванами доставлялась к южным предгорьям Атласа и обменивалось на соль. Поскольку спрос на золото среди берберов, принявших ислам, постоянно рос, это стимулировало поиски золотых копей (здесь уже надо вводить тэг "Копи царя Соломона"), и где-то в 1375 году в районе течения реки Нигер были найдены золотые месторождения в Бамбуке и Бере. За их обладание схлестнулись империи Мали и Гана, однако в 1430-х вокруг этих золотых месторождений образовалась империя Сонгхай. Продержалась она недолго, в течение 100 лет, и к 1531-му пришла в упадок.
И вот тут появляется одна из берберских группировок, которая на тот момент боролась с португальцами на марокканском побережье. Речь о династии Саади. Саадитский султан Ахмад I аль-Мансур боровшийся с испанцами и португальцами, и разбивший последних в 1578-м при Эль-Ксар-эль-Кебире, а так же чуть ранее сведший на ноль династию Ваттасидов, на тот момент был на грани экономического краха. Трудно сказать, на шару, или нет, но он послал часть своей армии под командованием евнуха Джудар-паши (кстати, испанца по происхождению) в эпический рейд на Сонгхай через всю Западную Сахару. Как прошла армия - не знает никто, тем не менее дошли. И в 1591 году у Тондиби просто размазали армию Сонгхая, тем самым сделав его зависимым княжеством, и захватив соляные и золотые копи.
В 1603 году, после смерти Ахмада аль Мансура началась гражданская война между группировками саадитов. Ну а что? Вы же понимаете, дети гор, и все такие. Примерно то же самое сейчас творится в Ливии. Саадиты постепенно слабели, и к 1659 году фактически исчезли с политической сцены Марокко.
Зато появились Алауиты (или династия Алавитов). Мулай Моххамед аль-Шериф нанес саадитам несколько серьезных поражений, а в 1664 году убивший его брат Мулай Рашид ибн Шериф завершил объединение Марокканского государства и с падением Мараккеша в 1668 году завоевал все Марокко.
Естественно, это слишком упрощенная история, но нам, перед тем, как идти дальше, просто надо понять, что в период с 1531 по 1659 годы европейцы, пользуясь склоками детей гор между собой, могли ловить рыбку в мутной воде и достаточно спокойно отжимать берберийские племена от побережья. Однако именно к 1662-1664 годам ситуация коренным образом изменилась, и против европейских владений в Марокко выступала единая, сплоченная сила, которая принесла европейцам, в том числе и английскому Танжеру, гигантские проблемы.

frebault
Мулай Рашид ибн Шериф

Вопрос к залу

Стоит ли в одном из приложений рассмотреть генерала Монка, и причины, по которым он решил пойти на Реставрацию?
Удивительно, но читая Барнета заметил, что самое похожее, что я видел о подобных мотивах и поступках - это интервью Аксенова у Савика Шустера, о том, как он решал выйти из состава Украины.
Естественно обошлось без Атоса и Дартаньяна, но история не менее удивительная.