November 18th, 2017

"Выборы, выборы..." - 2

Как известно, в 1854 году 50 тысяч австрийских солдат вошли в Дунайские Княжества Молдавию и Валахию. После "4-х пунктов" от 8 августа 1854 года можно сказать, что русское влияние в княжествах было фактически уничтожено.
Но самое интересное началось в 1856-м. Вы же еще не забыли румын в Демократическом Комитете Свободной Европы в Лондоне? Так вот, после вторжения австрийских войск в Княжества часть румынской интеллигенции пожиже тоже смазала лыжи, но не в Лондон, а в Париж. Ну вы понимаете, "О, Пари, Пари...", улочки Монмартра, бульвар Сен-Дени и стоящие по сторонам женщины с пониженной социальной ответственностью, наконец - Лувр и Версаль... Согласитесь, лучшего места для борьбы за свободу Румынии не найдешь.
Так вот, под нажимом просьб румынских эммигрантов Франция начала настаивать на проведении в Румынии... референдума, на котором было два вопроса:
1) Получение независимости от султана.
2) Объединение двух княжеств Молдавия и Валахия в единое государство - Румынию.
Да, Наполеон III, который так пекся о счастье и благополучии Османской империи в 1854-м, который ради турок даже в войну с Россией влез, теперь мечтал отколоть от Турции два не самых бедных пашалыка. Ибо свергнув Россию с трона "жандарма Европы" сам решил стать "жандармом Европы", и решать, где, кто и как будет править.
Османы сначала пробовали договориться с французами, но (да, точно так же, как и Россия в 1853-м) Франция начала угрожать Турции войной, и османы были вынуждены согласиться на референдум.
Однако французы забыли то, что турки поняли сразу - главное - это не работа с ренегатами где-то там, а работа с электоратом на местах. Что и проделали с блеском.
Во-первых, они добились в начале 1857 года вывода из Княжеств австрийских войск. Получив там всю полноту власти, османы создали два типа бюллетеней - первый для голосования, а второй - для показа мировому сообществу. Ибо, как говорил товарищ Наполеон III (эту фразу, кстати, очень часто почему-то Сталину приписывают): «не важно, как проголосуют, а важно то, как посчитают».
В результате плебисцита 1857 года мир с удивлением узнал: Валахия и Молдавия объединяться не хотят и очень счастливы под правлением Османской империи, поэтому хотят оставаться в ее составе и впредь.
Наполеон III и Россия были в бешенстве, а турки участливо разводили руками - мол, господа, мы все понимаем, но, как говорится, "глас народа - глас божий". Куда мы против всенародного выражения.
Однако новый "жандарм Европы" решил, что демократию можно перебить только силой, и на международной конференции в Париже в 1858 году Турции был выдвинут ультиматум - обеспечить проведение нового плебисцита, который на этот раз был бы честным. При этом Турции, в лучших традициях Европейской демократии "было рекомендовано", что результатом выборов должно стать объединение княжеств, предоставление новому формированию автономии, и согласие на "посадку на трон" какого-либо иностранного принца из числа немецких, который все равно девать некуда, но лояльного Франции.
При этом пока конференция подтвердила османский суверенитет над Княжествами и разделение их на Валахию и Молдавию.
Однако самыми хитрыми во всей этой ситуации опять остались.... румыны. На выборах отдельно в Валахии (Бухарест) и отдельно в Молдавии (в Яссах) они в 1859 году они выбрали своим правителем... одного человека, Александру Иоана Кузу, который стал господарем объединенных Княжеств Молдавии и Валахии, который по сути стал отцом нового румынского государства и провел аграрную реформу, очень похожую на нашу образца 1861 года, освободив крестьян со своей землей за выкупные платежи.
Кончилось все предсказуемо - крестьянскими восстаниями и отречением Кузы от власти в 1866-м. Кстати, Александр II, начиная реформу, тоже боялся - на задворках Зимнего долго стоял экипаж с четверкой лошадей, дабы, если что, рвануть из России на фиг.

Просто цитата

Как нация, мы начали свою историю, объявив, что "все люди созданы равными". Теперь мы считаем, что практически "все созданы равными, кроме негров". Когда еще кто-нибудь получит власть, он решит, что "все люди созданы равными кроме негров, иностранцев и католиков".
И если дело дойдет до этого - я предпочел бы эмигрировать в какую-то другую страну, которая не питает особой любви к свободе - в Россию, например, где обычный честный деспотизм, но не правительство лицемеров (hypocracy).


Авраам Линкольн, 24 августа 1855 года.