November 9th, 2017

Адмирал Истомин о корабельном строительстве в России

«Самый важный недостаток кораблестроения у нас состоит в том, что мы употребляем сосну главным строительным материалом! Флот из сосновых кораблей, как бы многочислен ни был, не составит никогда грозного морского ополчения, потому что сосновый корабль не в состоянии бороться с бурями и волнением, в особенности теперь, когда громоздкая современная артиллерия, паровая машина и винт требуют от корпуса корабля такого скрепления и прочности, которых сосна никогда доставить не в состоянии. Притом, Правительство не может и приблизительно рассчитать какою именно силою оно располагает, ибо с такою же скоростью как корабли строятся вновь, другие гниют и приходят в негодность! Тщетно мы обманываем себя, воображая, что сосновые корабли наши без капитальных исправлений могут прослужить 10 лет; они не служат, а существуют 10 лет, проведя большую часть этого времени в гавани, или летом на благополучных рейдах. По моему мнению, и самый новый сосновый винтовой корабль не выдержит одного зимнего крейсерства в открытом море и вообще не в состоянии исполнять назначение всякого военного судна, т.е. по востребованию, несмотря ни на какое время года отправляться во все четыре стороны света!
Кроме сосны, в лесах России имеется весьма значительное количество дуба; но дуб этот, произрастая большею частию на болотах или сыром рыхлом грунте, имеет все возможные пороки и недостатки, и хотя он гораздо крепче сосны, но наши дубовые суда служат такой же короткий срок, как и сосновые. До какой степени дуб наш не хорош, доказывается в особенности тем, что имеемые в магазинах запасы, вместо того, чтобы от времени улучшаться, через небольшое число лет начинают приходить в самих магазинах уже в гниение»
.


Вот последняя фраза меня сильно заинтересовала, ибо я считал, что дуб - он примерно один дуб везде. Полез на сайты строительных материалов, и вот что обнаружил: Твердость древесины зависит от многих факторов: климатических особенностей, доли поздней древесины в годичных слоях, места произрастания дерева, времени заготовки. Например, повышение влажности на 1%уменьшает торцовую твердость на 3%, а тангенциальную и радиальную - на 2%. Увеличение количества поздней древесины повышает плотность и улучшает механические свойства материала. Сосны, выросшие на сухом месте (прямые высокие стволы), тверже укоренившихся на болотистом грунте.
Собственно то же касается и дуба - дуб выросший на болоте или сыром грунте
а) менее твердый, чем дуб, выросший на сухом грунте
б) При сушке преувлажненного дуба происходит следующее: бревно начинает интенсивно растрескиваться по всей поверхности. После этого определяется и расширяется основная трещина, которая, как правило, проходит в месте нарушения годовых колец (район теплового замка или компенсационного пропила), а почти все остальные трещины стягиваются. При продольном короблении из-за разницы в усушке по радиальному и тангенциальному направлениям заготовка изменяется по длине, изгибаясь и приобретая форму дуги и винтовой поверхности (крыловатость). Больше подвержена деформации та часть ствола, которая располагается ближе к сердцевине. Лучшее средство против коробления - правильная укладка и хранение.

Тем не менее, при правильном подходе и такой лес можно было вытянуть. Обычно делают следующее - бревна такого дуба погружают с грузом в проточную воду (вполне подходит река), и оставляют там на полгода. Далее полгода сушка по голландскому способу (то есть в вертикальном положении) на опилках или навозе, а потом раскладка на горизонтальную сушку шахматным порядком в закрытое помещение.
В этом случае проточная вода вымоет все внутренние кислоты, и т.д., распределение влажности по бревну станет более равномерным, вертикальная сушка предотвратит деформацию, опилки или навоз эффективно впитают влагу. И мы получаем заготовку, с которой в дальнейшем можно работать, то есть сушить уже до нужной кондиции, а после покрывать морилкой или лаком.

Решение Восточного вопроса - план Суворова

Продиктован инженеру де Волану в 1793 году.

Суворов предполагает решить вопрос с Османами в две компании.

Компания первая.

Война начинается с того, что три русских корпуса переходят р. Днестр: «Корпус № 2, численностью 15 000 человек, пройдет вдоль берегов Черного моря, овладеет Аккерманом, Паланкой, Килией, Измаилом и - по левому берегу - Сукшей, чтобы облегчить вход в Дунай через это устье нашему гребному флоту, который овладеет Тульчей и Исакчей при помощи десантных войск... Все эти пункты должны быть полностью уничтожены, кроме Кили, которая послужит опорным пунктом второй линии для наиболее важных укрепленных постов в устье Дуная и на мысе Чатал. <...> Другой корпус, № 1, численностью свыше 20 000 человек двинется прямо в крепость Бранлов..., начнет правильную осаду и попытается овладеть ею в 21 день. Гребной флот. соединится возможно скорее с этим корпусом для содействия осаде. Точно также, корпус № 3, численностью свыше 15 000 человек двинется. на Хотин, чтобы приступом овладеть им и разрушить его укрепления, чтобы не выделять сил для лишнего гарнизона. Затем он направится на Журжево (т. е. на линию р. Дунай. - Б. К.), которым, если возможно, овладеет с хода; в противном случае путем осады; .вслед за этим он немедленно овладеет Рущуком, который в сущности никогда не был крепостью. Эти два пункта будут разрушены и уничтожены, жители выведены, так как наши не нуждаются здесь в постоянных постах. Хорошо, если бы позволило время, таким же путем отделаться разом от Турны и Никополя».
Далее следует поход 1-го и 2-го корпусов силами до 60 тыс. из района Тульчи на Варну, которую они «возьмут, с хода или штурмом, смотря по обстоятельствам. Русский гребной флот будет содействовать в этом походе армии - он должен всегда находиться под прикрытием парусного флота. С этого момента операции будут комбинированными операциями сухопутных войск. Необходимо, чтобы продвижение нашего гребного флота было хорошо рассчитано и чтобы он нашел рейд уже очищенным нашим парусным флотом. В случае, если Варна не может быть взята приступом, ее возьмут осадой за несколько дней. Это предприятие окажется затруднительным, если турецкая эскадра останется на рейде, что значительно повредило бы нам и нашим работам; поэтому не должно упускать ни одного из имеющихся средств для быстрого успеха предприятия». Таким средством Суворов считает эскадру корабельного флота под командованием адмирала Ф. Ф. Ушакова. Как видим, полководец прямо ставит вопрос о тесном взаимодействии флота и армии.
Одновременно Суворов демонстрирует свою способность предвидению действий неприятеля: «Чтобы проникнуть до Варны, нужно постараться разбить турок, которые к этому времени не преминут стянуть свои войска под Шумлой и по этому пути будут двигаться нам навстречу, и быстро преследовать их до Шумлы, которую нужно атаковать и уничтожить»6. После этого можно идти уже к Варне, а «завладев Варной, корпус расквартируется на зиму в Болгарии вблизи Балканских гор, развертывая правое крыло к Шумле, чтобы начать как можно раньше следующую кампанию».

Компания вторая.


Вторая кампания должна начаться либо со взятия Варны, либо, если она уже взята в конце первой кампании, то «с благословением божиим» надо отправляться «тотчас в поход за Балка-ны». Одновременно с этим, если позволяют обстоятельства, желательно появление Балтийского флота в Архипелаге и поднятие восстания «только островными греками для корсарской и каперской службы, не поднимая на восстание жителей материка до тех пор, пока наши войска не перейдут Балканы. Тогда они пригодятся для диверсий, будучи вооружены по-своему. На храбрых черногорцев нельзя особенно рассчитывать, т. к. они немногочисленны и, защищая свои очаги, смогут совершать лишь отдельные набеги». Лучше попытаться поднять против султана пашу Махмуда Скуратийского и Али-пашу Эпирского, давно сепаратистски настроенных. Одновременно можно начать формировать болгарское ополчение: «В начале прошлой войны болгары из-за Балкан и из Румелии или Румынии посылали депутатов в С.-Петербург... Они многочисленны. Их недостаток в том, что они непривычны, как и греки, к собственному оружию, они его не имеют. Необходимо, следовательно, их вооружить соответствующим образом; тогда было бы лучше, если бы они действовали с другой стороны (Балкан) самостоятельно и учинили туркам основательные диверсии.
Все, о чем здесь говорится, должно быть улажено и готово не ранее, чем после перехода наших войск через Балканы. Точно так же надо приложить все усилия, чтобы поднять на борьбу как можно больше греков в различных частях их страны, где немало честолюбцев и недовольных, - у них имеется свое собственное оружие»
.
Собственно вторая кампания сводится Суворовым к переходу через Балканы, он рассматривает различные варианты дорог, после спуска с гор весьма возможное сражение с новой турецкой армией, а после победы, если будет позволять время года, движение на Константинополь и штурм его. Если же это невозможно из-за осады Варны в начале второй кампании и соответственной потери времени, то нужно «в силу обстоятельств отложить решающий удар до третьей кампании, войска расположатся на зимние квартиры вдоль западного побережья Балкан, между берегом Черного моря и Адрианополем, как можно более сосредоточено; наши флоты завладеют Бургасом и Сизополем и зазимуют там.
Наконец, русская армия подходит к стенам турецкой столицы, и начинается овладение укреплениями на подступах к городу и проливом Босфор. Армия и флот действуют совместно, подкрепляя друг друга, причем Черноморская эскадра активно действует против береговых укреплений, а эскадра Балтийского флота, прорвавшись через Дарданеллы, будет блокировать Константинополь, прервав его снабжение продовольствием из Малой Азии и вызвав голод в городе. Далее предлагалось два варианта взятия Царь-града: «Если было бы замечено, что жители города ищут возможности переправиться через Босфор, чтобы укрыться в Анатолии, им будет предоставлен золотой мост.
Если же они будут ожесточенно сопротивляться, нужно в этот момент нанести главный удар и приступить к штурму. Это последний может оказаться трудным и опасным для наших войск вследствие чумы, вот почему, будучи вынужденными к этой крайней мере, надо суметь удержать солдат у взятых стен и закрепиться, расстреливая противника из наших пушек и этим способом принуждая турок к капитуляции на благоприятных условиях для тех, кто захотел бы удалиться в Азию. Но, если жители будут продолжать отчаянно обороняться, - город будет обращен в пепел. Если это мероприятие не будет проведено сразу, мы должны будем осуществить его по частям, продвигаясь по развалинам и уничтожая без пощады все, что будет оказывать сопротивление, вплоть до сераля и Семи Башен и т. п., которые будут осаждены и взяты приступом.
Но общий штурм города должен быть осуществлен лишь в самом крайнем случае. Жители-христиане различных исповеданий, если они в это время будут искать защиты, должны ее получить, так же как и евреи».

КиберЛенинка: https://cyberleninka.ru/article/n/plan-voyny-protiv-turtsii-prodiktovannyy-a-v-suvorovym-inzhener-podpolkovniku-de-volanu-i-razvitie-soderzhaschihsya-v-nem-idey-v-planah-i

Мое мнение - план фантастический на все 100%. Напоминает Барбароссу в самом худшем смысле.