October 13th, 2017

В тему рекордов

Самое большое количество попаданий а одном бою поймал 98-пушечный Impregnable при бомбардировке Алжира в 1816 году. Он получил только в корпус 233 попадания, причем большая часть из них - 18- и 24-фунтовыми ядрами. Что, однако, не помешало ему дойти своим ходом до Гибралтара и не утонуть.

О возможности и невозможности


Пока что, кому интересно, посмотрят вот такую рекламу. На мой взгляд необычно, раньше такие не видел.
Ну а мы поговорим о китайском флоте. Вернее - как? Я такую махину, как китайский флот, не потяну. Я им никогда не занимался, да и привык судить о нем не по китайским источникам, а по отзывам соседей. И опять-таки, надо различать отзыв и ОТЗЫВ. Для каких-то дикарей Южно-Китайского моря даже обычная джонка была вершиной прогресса, а вот для голландцев, англичан, французов, испанцев и португальцев - не совсем.

Речь пойдет о самом знаменитом генерале уже сгинувшей империи Мин - Чжен Ченгуне. Для тех, кто подзабыл - я писал о его действиях на Тайване.
Но дальше было не менее интересно.
Завоевав Тайвань, Чжэн Ченгун задумал изгнать испанцев с Филиппин. Он взял к себе на службу доминиканского монаха-расстригу Витторио Риччио (Riccio), и отправил его в качестве посла в Манилу. Виторрио, прибывший на Филиппины, огорошил местную администрацию заявлением - им дается два месяца, чтобы очистить архипелаг и собрать вещи, ибо скоро сюда прибудет Чжен Ченгун, и живые могут позавидовать мертвым.
Это известие произвело на испанского губернатора дона Сабиано Манрике де Лара ужасное впечатление, вся Манила была в панике. Однако китайцы немного не на тех напали - ведь даже после времен "Золотого века" испанцы между дракой и капитуляцией всегда выбирали драку. И губернатор решил сопротивляться, может - потому что боллз у него были, а может боялся застенков испанской инквизиции и заградотрядов из иезуитов. Я больше склоняюсь к "чугунным боллз")
Collapse )

Ну и 242 года все-таки.

Поздравим юбиляра?

К осени 1775 года стало понятно, что восстание 13 североамериканских  штатов обречено на поражение, если не удастся найти источников провианта и вооружения. Повстанцы были очень плохо вооружены и обмундированы. Одним из способов пополнения необходимых припасов было избрано каперство. 13 октября 1775 года Континентальный Конгресс проголосовал за то, чтобы снабдить два 10-пушечных рейдера, укомплектовать их командами из 80 человек и отослать в крейсерство на три месяца. Основной их задачей был перехват идущих в Америку британских судов с продовольствием и оружием.
Споры по оснащению корсаров были жаркими, многие депутаты считали, что это поспешный и глупый вызов самому могущественному флоту мира. Представитель Мэриленда Сэмьюэл Чейз, к примеру, сказал, что «строительство Континентального флота - это самая безумная идея в мире», и много парламентариев с ним согласилось. Однако решающими оказались даже не слова, а действия властей Род-Айленда и генерала Вашингтона. 5 октября в Бостоне была получена информация о том, что к Квебеку вдоль атлантического побережья направляются 2 британских брига, загруженных провиантом, обмундированием и порохом, причем корабли совсем не вооружены. Вашингтон, узнав об этом, приказал срочно снарядить три шхуны для перехвата английского конвоя, а так же начать переоборудование в Бостоне двух каперов. История умалчивает, удалось ли перехватить британские бриги, но 13 октября Конгресс был вынужден зафиксировать де-юре то, что уже произошло де-факто – рождение Континентального флота.