October 1st, 2017

Что-то типа заманухи

Истоки испанского судостроения уходят своими корнями вглубь эпох. Первые сведения о постройке кораблей на иберийских берегах относятся аж к Римской эпохе, когда на побережье современных Андалусии и Кантабрии существовали целые верфи, выпускающие, как пирожки, суда разных типов и задач, от военных до рыболовных.
К 1120 году епископ Гельмирес  (Gelmirez) призвал генуэзского судостроителя Огерио  (Ogerio) в Ирию Флавию (Галисия) для создания галерного двора, способного производить все типы галер для борьбы с маврами и пиратами Бискайского залива.
В середине XII века король Кастилии и Леона Альфонсо VII «Благородный» устроил верфи в Тортосе и Дениа, а чуть позже и в Сантандере. В 1270 году король Альфонсо X «Мудрый» организовал рыцарский Орден Пресвятой Девы Марии Испанской, образованный с целью усилить защиту морских границ Кастилии и Леона. После присоединения Севильи к Кастилии и Леону там был создан военно-морской Арсенал  и большая государственная верфь. Надо сказать, что она была построена не на пустом месте, ведь еще Абд-ар-Рахман II заложил там первые галерные дворы для отражения набегов викингов.
В течение XIV и XV веков наступает расцвет кораблестроения в Кантабрии и в Четырех Городах Моря – Сантандере, Сан-Висенте-де-ла-Баркере, Ларедо и Кастро-Урдиалесе. На тот момент Кантабрия вела обширную коммерцию с Португалией, Италией, Францией, Англией, Фландрией, Германией, Данией и даже с балтийскими странами. Кантабрийские купцы соперничали с каталонцами, генуэзцами, венецианцами и другими морскими странами.
Жесточайший удар по кантабрийскому кораблестроению произошел в 1425 году, когда на верфях произошла серия пожаров, в которых сгорели не только постройки, но и множество припасов и заготовленных материалов.
В этот период короли Англии и Франции часто нанимали на службу военно-морские силы Кастилии наряду с генуэзцами, что может служить косвенным признанием развития испанского кораблестроения. Четыре Города подтянули за собой и остальные населенные пункты – так, в Бильбао стал центром производства припасов и материалов для флота, а в середине XV века стал и одним из центров кораблестроения.
После вхожения в 1258 году Каталонии в королевство Арагон  одним из важнейших центров испанского кораблестроения стала Барселона. Ее верфи были крупнейшими в Арагоне и могли строить одновременно пять больших галер. Другими центрами судостроения в королевстве были Тортоса и Валенсия.
При этом военные корабли строились из дуба, тогда как коммерческое судостроение использовало в качестве главного материала пиренейскую сосну, которая сплавлялась до Тортосы по реке Эбро.
В 1479 году королевство Кастилия и Леон объединились в одно государство с Арагоном, и таким образом возникло королевство Испания, или государство Католических королей (Los Reyes Católicos, устоявшееся в истории выражение).
Таким образом, две школы кораблестроения слились в одну.
Но если бы так все было просто! Ведь отпечаток на испанское кораблестроение наложили и мавры, и португальцы, и итальянцы, и французы, и даже фламандцы. Так что говорить тут о каком-то едином подходе не приходится. Так, в статье Пауло Монтеро «Португальское кораблестроение в сравнении с испанским» (Portuguese vs Spanish Shipbuilding Practices) анализируются археологические и документальные данные, чтобы выяснить различия в школах кораблестроения. И что же мы видим?
Испанские корабли, попавшие в кораблекрушения, обнаружены у Эммануэль пойнт (1559 год, Флорида, судно не поднято до сих пор), у Каттерватер (Плимут, 1530 год), у Молласес Риф (побережье Греции, 1519 год), Хайборн Сэй Риф (Багамские острова, неизвестна датировка, судно так и остается загадкой) и у Вестерн Лэджа (неизвестное испанское судно XVI века). Итого 5 кораблей, из которых в состоянии того же «Васы» или «Мэри Роуз» не сохранилось практически ни одного.
Останки португальских кораблей обнаружены у Буадьюз Кей           (Сейшелы), у Сан-Антонио (побережье Техаса), у Сантьяго (Чили), и еще в нескольких точках  – всего в 9 местах. Из них более-менее сохранился корабль «Санту-Антониу-де-Тано», построенный в 1697 году, и разившийся недалеко от Мумбасу (Кения), но это уже постройка периода упадка португальского кораблестроения. Не так давно были найдены еще 4 португальских судна у побережья Португалии – на Риа де Авейру у Лиссабонской отмели была обнаружена целая корма корабля постройки предположительно 1610 года, в Корпо Санто в Лиссабоне во время углубления канала был обнаружен киль середины XVI века, примерно в таком же состоянии – киль с обломками набора – было обнаружено судно в Кайш Собро в Лиссабоне при строительстве новой ветки метро, и в устье реки Тежу были найдены обломки корабля, которые удалось идентифицировать – это «Носа Сеньеора де Мартинес», корабль потерпевший крушение 15 сентября 1606 года, шедший из Индии.
Таким образом, у ученых имеются кое-какие данные по португальским кораблям XVI века, но по испанцам – данных мало.


Ну и отдельно отмечу без твердой связи с предыдущим текстом:

Таким образом, пока будем констатировать очевидные вещи, полученные на основании археологических данных. Португальцы строили суда с плоским днищем, естественно, это позволяло увеличить их тоннаж и грузоподъемность, но плохо влияло на скорость и маневренность. Грубо говоря, португальские корабли были большими неповоротливыми паромами. Эти выводы, стыкуются, кстати, и с воспоминаниями испанских капитанов – они не любили португальские суда, предпочитая слабее вооруженные и меньшие по размеру, но ходкие и маневренные кастильские или баскские галеоны.
Португальские корабли делались фактически исключительно из пробкового дуба (Quercus suber), хотя ученые не исключают, что могли использоваться и другие виды древесины, но скорее всего в микроскопических количествах. Из всего множества найденных останков португальских кораблей ни в одном не использовался, к примеру, английский тик или дуб из Польши.
Так же одним из различий португальского стиля кораблестроения от испанского является частое использование зубообразных соединений, тогда как испанцы предпочитали крепить детали стык в стык.


Тупой вопрос

Что дает с точки зрения химии, физики и сопромата свинец, закатанный между обшивками дерева?
Понятно, что речь идет о корпусе корабля.

ЗЫ:. Спасибо, ответ подсказали на фейсбуке.

Ship armour is to be distinguished from the practice of hull sheathing for preservational reasons, namely the protection against marine wood-boring worms. Greek merchantmen were fitted with lead sheets for that purpose by the 5th century BCE.[1][2] A notable Roman example were the excavated Nemi Ships with an underwater hull covered by a thin layer of lead.[2] The practice was resumed by the Spanish and Portuguese in the Age of Exploration,[3] while the British Royal Navy began to copper their war ships in the 1760s.[4]