July 10th, 2017

Авантюристы

Читаю тут "Письма и бумаги Петра Великого", и вспомнил рассказы о том, что в 1713 Меншиков якобы за 5000 дукатов своевольно передал в секвестр часть завоеванной шведской Померании и Штеттин Гольштейну и Пруссии, почти рассорив царя с Данией и Габсбургами.
Я уже не помню, откуда возникли рассказы о 5000 дукатов (Головин?), но чтение переписки Петра с Меншиковым за июнь-октябрь 1713 года однозначно говорит о том, что Великий чего-то там перемудрил, а когда дело сделалось - решил свалить все на Полудержавного Властелина.

Вот Петр пишет 21 сентября 1713 года:

"На полученные твои два письма отвечу, паче на последнее, чтоб, когда Бог даст, отдать Штеттин на секвестрацию (временную аннексию) королю Прусскому. О том мое рассуждение - что то - добро (то есть царь согласен), ежели это не будет противно королю Польскому, ибо оному то обещано, а прусскому то отдадим безо всякой с их стороны к нам склонности. Буде же королю Польскому то не будет противно, то для нас изрядно (хорошо, или новояз - круто).
Что же гольштинцы до сего зело склонны - то для того, чтоб сей город скорее от пруссаков получить, нежели от нас. Ибо гольштинцы, каковы противны были нам, таковы ныне склонны (то есть были против нас, теперь склоняются быть за Северный союз).
Дай боже, чтоб была правда, я чаю, все для того, чтобы выжать датчан от себя (то есть чтобы датчане из Голштинии ушли). Датчане пока нам ничего делом не показали, только шведам Тоннингом помогли (датчане в составе войск коалиции начали непомерное затягивание переговоров с осаждённым в Тенинге Стенбоком. Датчане пытались оформить его капитуляцию только датскому королю.)."


Вы видите здесь указание Меньшикову не передавать Штеттин пруссакам? Или оставить для датчан? Я вот как не присматриваюсь - ну не вижу вообще.

Меж тем проходит 9 дней, и 30 сентября 1713 года Петр пишет Меншикову:

"С великим удивлением обнаружил, как вас Флеминг обманул, а именно - в учиненном трактате с Герцем, где написано, что ежели Штеттин взят будет, то только саксонским и гольшинским войскам в нем быть, и держать оный, пока шведы контрибуцию за гольштинцев не заплатят, а потом им же, шведам, и отдать, на что ратификации просишь."

То есть главную задачу Петр видит в том, чтобы Штеттин после взятия не был отдан обратно шведам, за деньги или без. А дальше - без разницы. Там нету даже требования оставить часть гарнизона русским.

3 ноября 1713 года Долгорукову (посол в Копенгагене):

"Письмо твое, о секвестрации писанное, зело нас смутило, что так при дворе датском оное толкуют. Правда хотя оная нехорошо сделана, однако не так, как те толкуют (кто же сему вина, как не Флеминг, которому они более веры вняли, нежели нам, о чем я говорил королю в Гузоме, что лучше верить нам, кои вечный интерес имеют, нежели тем, кои интерес имеют временный, но не успело мое слово тогда). Я, видя сей обман, ратификации не учинил и не учиню, что во вред и к стороне датской, и к нам было бы."

Вот и понять не могу - в чем Меньшикова-то обвинили? То, что контрибуций нахапал? Так Петр ему в июле сам указывал - набери контрибуций сколь сможешь, не менее 200 тысяч талеров, и как минимум сотню тысяч Куракину в Англию отправь, на закупку кораблей. Меньшиков собрал 400 тысяч, из них 200 нашему послу в Лондоне направил.
Другой вопрос, что на дипломатическом поле мин херц был не сильно остер умом, и поэтому на следующий год задвинули его подальше от политики высокой - в Финляндию.
А в ситуации со Штеттином по ходу сам Петр виноват - не просчитал последствия секвестра, и тем самым чуть с датчанами не рассорился.
Ах да, и еще одно обвинение Меншикова на тот период - что увел армию обратно, в Россию. Так это планировалось еще летом 1713-го, хотели оставить в Дании-Голштинии 4000 человек, если датчане наши войска на снабжение возьмут. Датчане снабжать наши войска отказались, естественно Меншиков их увел с собой.

Авантюристы-2

В том же, 1713 году, а именно 31 июля, скончался герцог Фридрих Вильгельм I Мекленбург-Шверинский. Поскольку его брак с Софией-Шарлоттой Гессен-Кассельской оказался бездетным, наследовал ему младший брат - Карл-Леопольд Мекленбург-Шверинский.
На 1712-1713 года по Мекленбургу - официально нейтральному герцогству - шастали последовательно шведы, русские, датчане, пруссаки, саксонцы и голштинцы. Шведы особо с добыванием провианта не заморачивались, грабя всех подряд, и беря контрибуции. Русские старались местных не злить, но эксцессы были. Точно так же как и остальных - датчан, пруссаков и т.д.
Надо сказать, что наверное в роду Карла-Леопольда все-таки были представители колена Израилева, ибо новый правитель Мекленбурга любил бабло, и вполне соответствовал песне "Имел Бобби хобби - он деньги любил". Это была скупая лживая скотина, постоянно повторявшая: "Старые долги не надо платить, а новым надо дать время состариться"..
Любимым развлечением герцога стало бросание в тюрьмы недовольных, с одновременной конфискацией их имущества. Ну а чтобы потом товарищи не жужжали - к их услугам после тюремного заключения был новый, комфортабельный эшафот.
Чтобы получить нехилое приданное от австрийцев, герцог был готов перейти в католичество и предложить свою руку и сердце одной из австрийских эрцгерцогинь, скромно соглашаясь за это в качестве свадебного подарка получить... ну, например, Неаполитанское королевство. Или Испанскую Фландрию.
При этом, практически одновременно искал руки и шведской принцессы, не, ну а чо? Авось согласятся.
Однако чоткому пацану денег всегда мало, и решил Карл-Леопольд заработать на... московитских варварах. И натурально подал царю Петру маляву - герцог писал царю, что его покойный брат, объявив о нейтралитете герцогства, вынужден был терпеть огромные убытки от поборов воюющих сторон, которые превысили несколько миллионов талеров. С его смертью ситуация не изменилась. Поэтому, дорогой герр Питер, не хотели бы вы возместить нам издержки? Так сказать, чтобы доказать нам свою дружбу.
Карл-Леопольд или не знал, или не думал, что Петр не меньше его любил счет деньгам, и естественно, ничего возмещать не собирался. Но прямо написать, мол "ПНХ" - он не мог. Поэтому Петр отвечал, что «не мы (т. е. русские.), а наши неприятели шведы к сему причину и случай подали». Русская армия вынуждена преследовать неприятеля, куда бы он ни пошел. Поэтому весь убыток и вред, который от этого происходит герцогству, надо приписать... шведам и от них же требовать компенсации. В общем - пишите в Стокгольм, до востребования, Карлу XII. А в этом, говорил Петр, мы вам охотно и сколько возможно поможем.
Карл-Леопольд подумал, и.... отписал свои претензии на русских австрийскому императору Карлу VI - мол, дорогой император, Мекленбург входит в Священную Римскую империю, а русские бабло зажали, вы уж, как мой верховный сюзерен, поспособствуйте.
Самое смешное, что летом 1713 года Петр получил-таки письмо от императора Карла VI с просьбой возместить убытки Мекленбургу. На что отписал, что грабить, извините, начали шведы, а мы их токмо "резоном воинским и натуральными правами" преследовали, так что требуйте денег с них.
События имели совершенно неожиданное продолжение - царь Петр решил сыграть на слабости Карла-Леопольда, и решил его женить. На Екатерине Иоанновне. Нет, сначала Карл-Леопольд раззявил рот на Анну Иоанновну, прося через своего посланника Габихстсталя в качестве приданного целую Курляндию, но Петр быстро включил братка, сообщив послу-барону, что если он еще раз об этом заговорит - отправится убирать снег в Сибири вместе со всем семейством. Поэтому остановились все-таки на Екатерине Иоанновне, ибо снега в Сибири много и убирать его можно до скончания дней своих.
Государь Петр I Алексеевич обещал дать Царевне 200 000 рублей приданого и отнять у шведов Висмар с Барнеминдом, прежде отошедшие от Мекленбурга по Вестфальскому миру по окончании 30-летней войны в Европе.
Однако внез в брачный договор такие пункты - герцог обязался обеспечить своей Августейшей супруге свободное отправление православной службы, незамедлительно выплачивать по 6000 ефимков шкатульных денег в год и закрепить за ней, на случай своей кончины, замок Гистров с 25 000 ефимков ежегодного дохода. Ну и плюс - Мекленбург должен был содержать за свой счет русские полки, расквартированные в герцогстве для его защиты.
Город Висмар вскоре был отбит у шведов, но русские войска в этой победе участия не принимали. Тем временем, содержание русского экспедиционного корпуса числом до 10 полков легло тяжелым бременем на мекленбургское дворянство, которое взбунтовалось против герцога так, что ему пришлось бежать за пределы герцогства и начать собирать армию, чтобы наказать обидчиков и противников его Монаршей власти. В конфликт на стороне дворянства вмешался Австрийский император Карл VI, в конце 1718 года направивший в Мекленбург ганноверско-брауншвейгский корпус. Армия Карла-Леопольда была разбита, часть ее дезертировала, а несколько сотен оставшихся солдат и офицеров герцог отправил в Украину в распоряжение Государя Петра I Алексеевича.
Правление в герцогстве перешло к специальной комиссии, в состав которой вошли оскорбленные герцогом дворяне. В конце концов, герцогу Карлу Леопольду оставлены были лишь город Шверин и крепость Демитц.