July 1st, 2017

Крымская, Белое море, 1 часть

Но давайте пока вернемся в июнь 1854 года, ибо до подхода кораблей Жильбера еще два месяца. До прихода французов особых дел у Омманея не было. Если вернуться к Архангельску – была еще одна существенная причина, по которой нападение на него было невозможно. Речь идет о наносных мелях-плывунах в устье Северной Двины. Как говорили критики в Парламенте, хотя английские торговцы с давних пор плавали в Архангельск, никто из военных не удосужился у них проконсультироваться по поводу гидрографии данного района. Ведь даже самый глубокий канал, ведущий в Архангельск, имеет глубины менее 6 футов, тогда как самый небольшой из кораблей Омманея имел полную осадку в 15 футов. Один из парламентариев прямо сказал, что отправка таких кораблей к Архангельску – это

«акт исключительной тупости и глупости как Адмиралтейства, так и Первого Лорда».


Собственно, это и подтвердилось в начале июля 1854 года. На военном совете Омманей, совещаясь с кэптеном Лайоном («Миранда») и коммандером Сеймуром («Бриск»), предложил после исследования песчаного бара в Березовом канале спустить с судов паровые шлюпки и вооруженные лодки с десантом, которые вошли бы в Двину и атаковали бы порт и сам город.
Проблемы возникли почти сразу же. Во время промеров глубин было выяснено, что ни «Бриск», ни «Миранда», не говоря уж об «Эвредик», войти в канал не смогут. Кроме того, английские лодки вскоре были обнаружены русскими. Русская конная артиллерия подъехала и начала обстрел, а со стороны порта в атаку двинулись русские канонерские лодки. В результате английские шлюпки убрались из канала со всей возможной скоростью.
Разведка показала, что ни один из британских кораблей не может подойти достаточно близко к берегу, чтобы поддержать десант артиллерийским огнем. Остальные же каналы оказались еще более мелководными. Таким образом, фиаско с десантом в Архангельске было полным. Но имитацию бурной деятельности нужно было изобразить, и для этого имелось несколько подходящих целей.

http://warspot.ru/9362-krymskaya-voyna-beloe-more

Вспоминая капитана Блада

После неудачной для него битвы при Седжмуре Джеймс Скотт, герцог Монмутский пытался бежать, но через три дня был схвачен и препровожден в Тауэр. 14 июля король Джеймс посетил своего племянника, где имел с ним долгий разговор,  а затем подумал,  и.... подписал смертный приговор  для Монмута.
 На следующий день Скотт вышел из своей камеры в лондонском Тауэре к месту казни , в Тауэр-Хилл. Как и другие, которым суждено умереть, он произнес небольшую речь: "Буду краток, ведь я пришел сюда не говорить а умереть.  Я умираю как протестант Англиканской церкви", при этом стоящие рядом епископы сказали ему, что не признают в Монмуте сына церкви, если он не покается в содеяном. После нескольких минут пререканий он все таки сказал, что сожалеет, и затем дал своему палачу шесть гиней, чтобы его казнили одним ударом, быстро и аккуратно. Палач Джон Кэкч деньги взял, но оказался неопытным, ему пришлось нанести пять ударов, чтобы отделить голову Монмута от тела.  

Первый удар нанес только небольшую рану. Герцог шатаясь, поднял голову и укоризненно посмотрел на палача. Голова снова опустилась. Еще удар, затем еще. Но все же шея не была перерублена, и тело продолжало двигаться. Из толпы поднялись крики гнева и ужаса. Кэкч бросил топор с проклятием. "Я не могу. У меня сердце кровью обливается!" Шериф крикнул: "Возьми топор и доделай дело!" Толпа же орала, чтобы герцога Монмута бросили им, вниз, в толпу.
Наконец Кэкч  взял топор, нанес еще два удара, которые наконец убили герцога, однако, чтобы отделить голову от тела, пришлось воспользоваться ножом.