June 26th, 2017

Ничего не изменилось....

К причинам государственного расстройства должно присовокупить и следующие:
1) Безмерность наград. В монархическом правлении награды составляют рычаг, которым направляется воля людей к цели государственного благоустройства. Напротив, у нас награды потеряли всю цену: чины и ордена сыплются в безмерном количестве, без разбору, и всего более, на людей ничтожных, на ласкателей и угодников слабостей сильных людей, отчего (ордена) совершенно утратили уважение, перестали быть двигателями честолюбие, тем более, что те титулы, которые должны передавать потомству великие дела и заслуги отцов на пользу отечества и славу империи, вошли в ряд наград обыкновенных, даваемых за одну выслугу лет. После этого что же осталось? Золото и золото, к которому все стремится, которому все поклоняется и которому приносятся в жертву честь, совесть и польза государства.
2) Невнимательность при назначении к должностям. Прежде всего, должно сказать, что в наш век не дорожат людьми: чем человек выше чувствами и благороднее помыслами и делами, тем более стараются отдалять его от должностей, потому что люди подобных свойств служат преградой и помешательством в делах личных выгод. Не так было при Петре и Екатерине Великих. Петр часто возвращался из Сената в сильном гневе от противоречий Долгорукого, Бутурлина и Румянцева. Однажды супруга его сказала ему: «Зачем же не удалишь их, когда они тебе досаждают?» — «Э, Катенька, — возразил Великий, — когда их удалю, кто же будет мне говорить правду?» Петр Великий знал, что правда горька, но полезна в делах царственных: на ней зиждется слава царей и могущество царства. Так точно поступила Екатерина Великая, когда ей сказали, что Панин и Мельгунов осуждают ее действия: «Я не могу их удалить, — возразила императрица, — они люди полезные для государства, а что лично меня не любят, так это потому, что меня не знают». Зато какие, можно сказать, гениальные люди окружали эти светила земли Русской и во всех родах государственного управления! Какие же способы употребляли они для избрания этих людей? Петр Великий, живя среди народа, сам находил их, но Екатерина, не имея этой возможности, употребляла следующее средство: при назначении людей на важные степени, даже в губернаторы (она признавала это звание одним из важнейших в государстве, как и должно быть, но ныне на эти места назначают людей, едва имеющих смысл человеческий), императрица предварительно распускала слух о предполагаемом назначении и через несколько месяцев, собрав общественное мнение (которое ей передавалось верно), определяла к должности. Государыня знала, что, назначая людей по представлению и одобрению приближенных, неминуемо впадет в ошибку, поелику каждый будет стараться окружить престол своими любимцами.


Состояние государства в 1841 году (Записка Н. Кутузова, поданная императору Николаю I)

Немного по дереву

Согласно оценкам Жана Будрио на строительство флота в царствование Людовика XIV веках Франция использовала 1,44 миллиона только дубов. Но это неполная картина, ибо если учесть и тимберовки и текущие ремонты, то количество дубов увеличится до 2.2 миллионов. Если же вспомнить еще и выбраковку, то количество дуба можно смело умножать на два.
Собственно становится понятна стратегическая ценность Лотарингии, захваченной в 1670-м, обладающей запасами дуба, которые оценивались примерно в 500 тыс. деревьев. Ну и не стоит забывать Франш-Конте - примерно 800 тыс. стволов дуба. Причем после ухода оттуда французских войск в 1668 году с местным графом было заключено соглашение, согласно которому он предоставлял Франции право на неограниченную вырубку леса, и отказ в таких правах любым другим государствам.
Основные "деревянные районы" Франции - Лион, Савойя, Бургундия, Франш-Конте, Шампань, Лотарингия. Транспортировка деревьев чаще всего производилась по рекам, в составах так называемых "деревянных конвоев", состоявших из 8-10 барж, вмещающих от 150 до 300 лоадов, и сопровождавшихся лодками мэтр-интендантов лесного и морского департаментов. С учетом того, что лоад - это 40 куб. футов или 1,133 куб. метра, а куб. метр дуба весит 700 кг - получается грузоподъемность барж - 100-210 тонн, на мой взгляд довольно большие получаются. Сразу представляется что-то типа белян.
Да, на Волге были гораздо более грузоподъемные беляны, но Волга не в пример Луаре или Роне с Сеной и широка, и глубоководна.

Тут про Нэпира и его визит в Питер после войны спрашивали

В июле 1856 г. Непир прибыл в Петербург. Почему Александр II дал согласие на этот визит? Видимо, ему было выгодно еще раз и с помощью беспристрастного свидетеля убедить Англию, а через нее и другие великие державы, в неприступности балтийских крепостей, силе флота и в их готовности в любой момент отразить нападение врага. Сразу после войны наметилось франко-русское сближение. Если бы еще удалось быстро восстановить взаимовыгодные торгово-экономические связи с Англией (а в Лондоне с тревогой наблюдали за возникновением альянса Парижа и Петербурга), была бы надежно обеспечена безопасность России и получены финансовые средства для проведения буржуазно-либеральных реформ, планы которых вынашивались окружением Александра II.
Непира «...принимали очень любезно, возили по всем кронштадтским укреплениям, показывали флот и т. д., и он писал потом, что окончательно удостоверился в несокрушимой силе этих укреплений и невозможности взять Кронштадт». Мы можем более подробно узнать о том, как принимали Непира в России, поскольку за ним было установлено тайное наблюдение и каждый его шаг становился известным главе III-го Отделения Собственной Е.И.В. Канцелярии и шефу жандармов генералу от кавалерии князю В.А. Долгорукову, а через него императору. Пролить свет на обстоятельства этой слежки позволяют материалы дела (на обложке надпись: «Хранить на всегда») из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ). Они впервые вводятся в научный оборот. Благодаря им можно лучше представить себе ситуацию в послевоенном Петербурге; выявить настроения, существовавшие в высших эшелонах власти, а также отношение представителей различных социальных групп русской столицы к британцам; познакомиться с оценками, которые давали петербургские англичане действиям своего флота в Балтийском море в минувшую войну.
Слежка за Непиром велась с 6 июля 1856 г., то есть с момента прибытия в Петербург. В этом не было ничего экстраординарного. Следили за всеми приезжими иностранцами, в том числе (и особенно) за послами великих держав. Иностранцев, кроме того, по закону обязывали посещать III-е Отделение и давать полные сведения о себе и своих спутниках. Это был еще один канал получения важной информации. Так, прибывший на одном пароходе с Непиром лейтенант британского ополчения (милиции) Гартвель (Хартуэлл?) при явке в III-е Отделение сообщил, что адмирал рассказывал ему о предстоящей встрече с великим князем Константином Николаевичем, на которую тот приедет из Петергофа, и о том, что будет представляться императору. Другой англичанин - мастер Петергофской бумагопрядильной фабрики Максвель (Максвелл) - поведал жандармам: «...Непир прибыл сюда без разрешения его Правительства и не был у посланника Вуд-гауза5, который... удивился, увидев его в воскресенье в Английской церкви6. Максвель присовокупил, что Непир упрямый человек и что его место не здесь». В этих словах выражено недовольство петербургских англичан, для которых неожиданный визит Непира в Петербург выглядел как ненужная демонстрация послевоенного раскола британской нации, ослабляющего авторитет и силу страны в глазах русских. Недовольство выражалось и в колких шутках по поводу странного поступка выжившего из ума старика, приехавшего в Россию в совершенном одиночестве вторично «покорять Петербург».
Адмирал поселился в гостинице англичанки г-жи Бенсон на Галерной улице. Агент III-го Отделения сообщал: «Хотя в иностранных газетах уже довольно давно тому назад писали о намерении Непира посетить Россию из любопытства, но, тем не менее, приезд его ныне в С. Петербург был для здешних Англичан совершенно неожиданным. Он прибыл без всякой прислуги, и один вошел в гостиницу г-жи Бенсон, прося дать ему комнату. Пообедав там за общим столом, он попросил находившегося с ним здешнего негоцианта Англичанина Гилля7 показать ему острова, и затем отправились они вместе на минеральные воды, к Излеру, где к ним присоединился заводчик Берд 9. Англичане вообще говорят о Непире с улыбкою на устах, как о добром и веселом старике, оказавшем некогда услуги отечеству, но в настоящее время уже неспособном к важным предприятиям».
На минеральные воды Излера трое англичан приехали вечером. Появление там Непира вызвало настоящий фурор у отдыхающей на курорте праздной петербургской публики. Каждый хотел увидеть того, кто два года назад угрожал захватить с ходу столицу Российской империи. «Когда между посетителями сделалось известно присутствие Непира, то начали около него толпиться и Берд советовал ему скорее уехать», - сообщал агент. 7 июля Непир ездил в Петергоф, но там ничего достойного упоминания в донесении с ним не случилось. Видимо, жандармы и полиция уже приняли меры для предотвращения подобных казусов.
Действительно, происшествие на минеральных водах Излера заставило власти изменить тактику наблюдения за Непиром. Опасались, видимо, любого проявления общественной активности, как позитивного, так и негативного по отношению к английскому гостю. В воскресенье, 8 июля, Долгоруков приказал следить за ним (тщательно и совершенно негласно) с помощью агента III-го Отделения Лонланда (фамилия или агентурная кличка написана в деле неясно, вероятно, это был агент из числа петербургских англичан 10), «или другим способом». Долгоруков требовал, чтобы отчеты о том, куда ездил Непир и с кем виделся, присылали каждые два дня с каждым фельдъегерем. Одновременно он отдал распоряжение об организации такой же слежки за иностранцем Ножканзи (Ношкан-зи?), прибывшим в столицу с австрийским паспортом. «Он был в старое время и, кажется, остается теперь одним из лучших приятелей Людвига Наполеона (то есть Наполеона III. -А. О.)», - писал глава жандармского ведомства. В постскриптуме он добавлял: «Я надеюсь, что наблюдение будет самое ловкое и тихое». Раздражать подопечных навязчивым вниманием не собирались, видимо, желая получить от обиженного британскими властями георгиевского кавалера важную информацию о политических и военных деятелях Великобритании (возможно, о Пальмерстоне), а от Ножканзи - о намерениях и действиях Наполеона III.
За Непиром постоянно следили не менее трех агентов наружного наблюдения, судя по тому, что их донесения написаны разными почерками. 9 июля утром он был в Главном Адмиралтействе, а потом в Эрмитаже. Его сопровождали приехавшие с ним на одном пароходе англичане Ренни и Гартвель. В 7 часов вечера ходил в Новое Адмиралтейство «и там все осматривал». Оттуда вернулся в гостиницу и провел вечер с Ренни и Гартвелем.
10 июля состоялась встреча Непира с великим князем Константином Николаевичем, о которой я упоминал выше. Она продолжалась два часа, с 10 до 12 часов утра, и после нее адмирал вернулся в гостиницу в сопровождении адъютанта великого князя, чем было подчеркнуто уважение к иностранцу. В половине второго Непир, вместе с пятью английскими туристами, еще раз посетил Новое Адмиралтейство и внимательно его осмотрел. Ему «поднесена была [гостевая] книга от Адмиралтейства, где он и росписался (так в тексте. - А. О.)». В четыре часа, вместе с неназванным спутником (с Лонландом?), отправился в Петропавловскую крепость, заехал в домик Петра I, потом обедал в гостинице Hotel des Princes на Большой Морской улице и вернулся к себе на квартиру. В семь часов, опять со спутником (с тем же?), поехал кататься на извозчике, был в доме Энгельгардтов, в магазине Русских изделий и в Пассаже. На вокзале Московской железной дороги сел в поезд и доехал до Невского монастыря. Домой вернулся в 10 часов вечера.


https://cyberleninka.ru/article/n/a-tebya-vampir-admiral-nepir-zhdet-u-nas-ne-pir-delo-o-slezhke-za-britanskim-vitse-admiralom-serom-charlzom-nepirom-v-peterburge-v-1856-g

Я же уже говорил, что я без ума от ранних США?))))

«Наши люди будут воспринимать войну как завоевательную и грабительскую, пока правительство Соединенных Штатов не выплатит им достойное вознаграждение...»

Эдмунд Рэндольф на 12-м Конгрессе США, посвященном вступлению Штатов в войну с Британией 1812-1815 годов.

"Гладко было на бумаге..." по-американски

«Я спрашиваю Вас, какими возможностями вы собираетесь воспользоваться для достижения своих целей? Какими военными силами? Вашими шестью или десятью фрегатами? Вы знаете, сколько войск необходимо для захвата Канады? Некоторые джентльмены говорят мне о трех тысячах, некоторые о десяти, некоторые о пятнадцати тысячах солдат. А сколько их и когда будет реально? В скором будущем или через шесть месяцев? Наши войска могут вторгнуться в Канаду, но означает ли это, что наши враги будут бездействовать? Вы думаете, они не будут сопротивляться?»

Конгрессмен от Нью-Джерси Адам Бойд на 12-м Конгрессе США, 1811 год, обсуждение по поводу вторжения в Канаду.