June 8th, 2017

Когда в товарищах согласья нет...

Когда в начале 1854 года была создана англо-французская коалиция, каждый из союзников пытался решить для себя, а какие собственно дивиденды он получит в случае победы над Россией? Самое смешное в том, что оба кабинета придумать вменяемых плюсов не могли.
Абердин в лицо говорил Пальмерстону, что Франция ищет возможность одержать дипломатическую победу, чтобы восстановить свою доминирующую роль в европейской политике. Но за чем это нужно Англии? Джеймс Грэхэм, Первый Лорд Адмиралтейства, вообще назвал союз с Францией "противоестественным". Кларедон недоумевал, в чем смысл войны за Турцию? Он писал Пальмерстону: "Я не понимаю смысла войны, мы что - хотим заменить российское влияние в Стамбуле на французское?".
В свою очередь кабинет Наполеона III боялся, что его как раз могут обскакать англичане: "Морни предостерегает меня от сильного вмешательства в "восточный вопрос", потому что Англия, по его мнению, хочет использовать нас в качестве пушечного мяса". Кроме того, боялись еще и того, что англичане перевезут французские войска в Россию, и... уплывут, бросив французов в какой-нибудь деревне Малые Жопки Каргопольского уезда.
В феврале 1854 года стороны, явно не доверяя, начали вырабатывать совместную стратегию в будущей войне. Британцы, понимая, что с армией у них не фонтан, предложили морскую блокаду и нападение на русские порты. Французы согласились, но не потому, что поддерживали эту стратегию, просто они вообще не смогли придумать плана. При этом, что характерно, обе державы отказались от приобретения для себя после войны хоть какой-то русской территории.
Тем временем, Грэхэма, ободренного молчанием французов, просто несло. Напомню, на дворе март 1854-го, Омар-паша потерпел поражение в Валахии, и вообще-то англо-французская эскадра уже плавает в Черном море, правда пока не знает, чем заняться, но хочется найти задачи и армии, которая уже подплывает к Дарданеллам. Так вот, Грэхэм видит конечной задачей уничтожение Черноморского флота, после чего предполагает все сухопутные силы (которые вообще-то уже начали высадку в Галлиполи) перебросить на... Балтику.
Чуть ранее, в феврале 1854 года, создавали вертикаль власти в союзной армии и флоте. Наполеон III предложил по типу Геринга: "Вермахту Каспийское море, Люфтваффе - Азовское армия будет моя - флот ваш", но тут как ужаленные подскочили английские генералы. "Да чтоб мы! Да под лягушатниками! Да никогда!". В результате структура выглядела так: по сухопутным силам - английской армией командует лорд Раглан, французской - Сент-Арно. Английским флотом командует Дандас, французским же - аж два адмирала: Гамелен и Брюа (Bruat). Эти командующие должны были вести войну на основе консенсуса. В переводе на русский - Дандас не мог приказать что-то Гамелену - он мог его только попросить. Сент-Арно не мог приказать что-то Реглану - он тоже мог только попросить. Весьма смешно, когда узнаешь детали - почему например выбрали именно Реглана. Потому что он имел высокое звание и.... бегло говорил по-французски. Сразу вспомнилась фраза из одного советского боевика: "Говорила мне мама - учи французский".
Наверное лучшим примером планирования коалиции в подобном составе была бомбардировка Севастополя 17 октября 1854 года. По идее атака должна была быть диверсией - главный удар наносился со стороны суши. Однако в последний момент французские генералы атаку с суши отменили, а флот, будучи в полном неведении (генералы об изменении планов сообщить адмиралам просто забыли), начал "атаковать" форты Севастополя с дистанции 2200-1800 ярдов, при этом опасаясь подходить ближе из-за возможных потерь. В результате дикий расход боеприпасов безо всякой пользы.
Естественно, это стало причиной для взаимных обвинений друг друга в некомпетентности, предательстве и т.д. Огня добавил и Грэхэм, который отказался организовать централизованное снабжение французов английскими судами, пока французские адмиралы не будут прямо подчинены английским.
При этом союзники все никак не могли договориться - а что они видят целью компании? Англичане говорили, что вообще зря застряли под Севастополем, надо проводить атаки против русских портов, чтобы отрезать Крым от снабжения по Дону, и помочь кавказским боевикам в "их борьбе". Французам на эти планы было пофиг, от слова "вообще", им нужен был один решительный успех, чтобы смело смазать салом лыжи и быстрее уже свалить домой, чтобы наслаждаться лестью газет, попивая кофе на мансарде Монмартра.
Британцы считали, что французская стратегия опасна, и чтобы переломить тенденцию, пригласили Наполеона и его супругу в Лондон, куда они прибыли в апреле 1855-го. Но переговоры о том, что пора немножко сменить стратегию, имели совершенно неожиданный результат - Луи-Наполеон решил, что вообще поедет в Крым и возглавит коалиционные войска. Англичане, сражающиеся под знаменами Наполеона! Такого Британия не могла представить даже в самом страшном сне! В результате теперь в Париж поехала королева Виктория, уговаривать Наполеона отказаться от этих мыслей.
Тем временем сменивший умершего Сент-Арно маршал Канробер самими французами считался ""английской подстилкой". При том, что французская армия в зиму 1854-1855 годов была резко усилена, тогда как английская - осталась в том же составе, да еще и потеряла кучу народу из-за паршиво поставленного снабжения, Карнобер потакал всем просьбам англичан. Что? Вам надо 8000 штыков для набега на Таганрог? Пожалуйста! Что? Атака Керчи? А давайте! При этом главная французская цель - взятие Севастополя - из-за этого постоянно откладывалась.
В конце концов Канробера "ушли", и его заменил Пелисье, который поступил просто. Пелисье решил воевать как умеет, и честно забить на указания императора и телеграф с Парижем и Лондоном. При этом он действительно решил найти занятие для уже заскучавшего флота, и назначил ему задачу прерывания поставок через Дон и Азовское море. Наконец-то у союзников появилось подобие единоначалия, ибо и т, и другие, и на море, и на суше, уже просто соскучились по твердой руке. В результате понадобилось всего 3 месяца, чтобы Севастополь, вернее его часть, пала. 9 сентября русские покинули Южную сторону, чуть ранее, в июне, умер Реглан, и союзники опять не могли идти дальше, потому что в лагере начались... ссоры и склоки естественно! И конечно же - по поводу того, кто тут главный, бинго!
К тому же французы считали, что задача выполнена. Крупная победа достигнута, и все - корпорация "пора валить" приглашает вас вернуться домой. На крики англичан организовать еще одну кампанию, пусть даже где-нибудь в другом месте, французы спрашивали - "Зачем?", при этом тыкая англичан носом в договор от февраля 1854 года, где обе страны отказывались от территориальных приобретений в этой войне.
Обиженные донельзя, британцы решили, что они и сами с усами, и сместят в следующем году главный ТВД на Балтийское море. Однако на мире настаивали Франция, Австрия, Пруссия, Турция, и все, что осталось англичанам после заключения мира - 25 апреля 1856 года выстроить картонный замок недалеко от Оркнеев, который они назвали Соутси (Southsea), и провести имитацию бомбардировки и полного разрушения его, ибо наклепав хренову тучу канонерок и бомбардирских судов для решительного наступления на Питер, просто потратили кучу средств бестолку. Сильно обидел англичан один из французских адмиралов, находившихся на тот момент на английском корабле в качестве наблюдателя. Посмотрев на все это великолепие, француз сквозь зубы сказал, что-то типа: "Кирпич не может дать сдачи", тем самым поставив итоги бравурного учения под сомнение.

Конец конкисты.

В 1860 г. в целях обеспечения политических интересов России в дальневосточном регионе и Юго-Восточной Азии на Тихом океане появилась эскадра под командованием И. Лихачева.
Как следует из донесения на имя русского императора Александра вышеупомянутого офицера русского ВМФ, главной задачей появления эскадры под его командованием в бассейне Тихого океана было оказание военно-политического давления на Японию посредством захвата о. Цусима и «создание военно-морской базы на острове, чтобы обеспечить русским судам прямой путь в Китай и южные гавани Японии и другие тихоокеанские страны через Корейский пролив»5. При этом о. Цусима должен был быть «в нераздельном владении русского государя-импера-тора и стать закрытым для всех европей-цев»6. Действия отряда кораблей Лихачева по захвату о. Цусимы должны были также стать «репетицией русской политики» по отношению к архипелагу Рюкю. Кроме того, Россия намеревалась создать в Нагасаки постоянную базу для своего ВМФ. Имея в виду упомянутый японский порт, командир русской Тихоокеанской эскадры докладывал в Петербург: «Этот уголок может принести нам неисчислимые выгоды. В будущем важность этого пункта для нас, конечно, обуславливается составом и назначением наших эскадр в здешних морях и другими обстоятельствами...»7. Предполагалось «для упрочнения нашего положения на Цусиме создать редут на вершине острова для прикрытия высадки нашего десанта, силы которого должны быть доставлены сюда из наших дальневосточных владений».
Политическое руководство Российской империи с легкостью решило предпринять акцию по захвату японского острова, поскольку считало, что в связи с ведением очередной «опиумной войны» в Китае «англичане и французы едва решатся возражать что-либо против действия русской эскадры и, вернее всего, за Цусиму расплатятся китайцы».
Не ожидали в Петербурге и активного сопротивления собственным планам в отношении Цусимы как со стороны властей сегу-ната, так и жителей острова. Однако 3 февраля 1861 г., после начала высадки на о. Цусима русских моряков с корвета «Посадник» под командованием капитан-лейтенанта Би-рилева, входившего в состав русской Тихоокеанской эскадры, местные японские крестьяне попытались воспрепятствовать этому. В результате между русскими и японцами произошло столкновение, в ходе которого моряками с корвета «Посадник» был убит крестьянин Ясугоро и еще двое японцев захвачены в плен. Прибывший 27 марта 1861 г. на о. Цусима Лихачев записал в своем дневнике: «Дела у Бирилева продвигаются очень туго. За месяц он не добился почти ничего».
Петербург не решился на высадку крупного десанта на остров, «ограничившись» направлением в бухту Цусимы еще трех кораблей из состава русской Тихоокеанской эскадры и рейдом с разведывательными целями «Посадника» в порт Нагасаки, в ходе которого состоялась артиллерийская дуэль между русским корветом и японскими береговыми батареями, результатом которой стали тяжелые повреждения, полученные русским кораблем.
В связи с описанными событиями антирусские волнения охватили большинство японского населения острова. Глава княжества Цусима Мунэ Есиери вынужден был поставить в известность о случившемся правительство сегуната.
В мае 1861 г. на Цусиму прибыл представитель бакуфу Огури Тодамаса, который в вежливой форме потребовал от Бирилева покинуть остров. В ответ на просьбу японского чиновника русский офицер заявил, что без приказа начальства он с Цусимы ни за что не уйдет. Тем временем Россия закончила комплектование воинского контингента для отправки в Юго-Восточную Азию. В русской прессе появилась информация, согласно которой «вся Аннамская империя будет под нашей властью. Под нашим управлением эта империя приобретет нам значительное влияние на дела Азии, поскольку составляет восточную часть Индокитая, лежит между Индостаном, Китаем, Бенгальским заливом и Восточным океаном <...> Наши войска готовы к действию в непривычных условиях тропической жары».
Возвратившись в Эдо, Огури поручил губернатору Хакоддатэ Мурагаки Авадзи провести переговоры с русским консулом И. Гошкевичем, курировавшим по распоряжению Петербурга действия Лихачева и Би-рилева, на предмет ликвидации присутствия русских моряков на острове Цусима. Мура-гаки встречался с Гошкевичем трижды, однако представитель России отказался ликвидировать стоянку русского флота на острове, заявив японскому губернатору, что русские власти желают заключить с правительством сегуната договор, который давал бы возможность России контролировать о. Цусима и воспрепятствовать тем самым замыслам Англии занять остров. Японцы посчитали подобное предложение русского консула неприемлемым.
Между тем Британия вовсе не собиралась размещать свою военно-морскую базу на Цусиме, в противном случае она, учитывая ее доминирующее экономическое и политическое влияние в Японии, давно бы осуществила подобное намерение. По признанию командира русской Тихоокеанской эскадры, «вероятность захвата острова Англией остается весьма призрачной».
Однако в Лондоне с готовностью откликнулись на просьбу правительства сегуната о помощи японским властям в выдворении русских моряков с территории острова, в связи с чем к Цусиме были направлены три боевых корабля британского военно-морского флота под общим командованием вице-адмирала Хоупа.
По прибытии в район острова английский адмирал направил на имя командира русской Тихоокеанской эскадры письмо, в котором выражалось требование ликвидировать военно-морское присутствие на Цусиме, в противном случае Хоуп предупреждал Лихачева о возможных англо-русских военно-политических осложнениях.
Во избежание военного конфликта с Британией, после принятия соответствующего решения в Петербурге, 7 сентября 1861 г. «русские моряки со стыдом вынуждены были оставить остров».

https://cyberleninka.ru/article/n/tsusimskiy-intsident-1861-goda-politicheskie-prichiny-i-posledstviya

Стоит добавить, что Лихачев это лазаревский мастер энд командер, а главным противником захвата острова Цусима был князь Горчаков.