June 4th, 2017

"Шарик, ты балбес! "

Есть вопрос по нижеизложеному эпизоду. Естественно, к знатокам русской истории. Правильно ли смысл экономических отношений "крестьянин-царь" передана?

Итог борьбы с русской торговлей выглядел и смешно, и грустно одновременно – союзниками было захвачено несколько небольших судов, имевших в общей сложности 30 тонн муки и 40 тонн рыбы, общая стоимость захватов составила менее 700 фунтов.
Захват этих судов позволил России поднять большой шум, что союзники намеренно морят голодом немногочисленное население Карелии и Кольского полуострова (союзники называли эти районы Русской Финляндией). Наши дипломаты утверждали, что данные корабли были направлены к Баренцеву морю для снабжения поселений русских пионеров и лопарей, и теперь этим людям из-за действий союзной эскадры грозит голод.
Проблема тут была в понятиях. Дело в том, что англичане считали возможным захватывать царскую, государственную собственность, а вот частную предпочитали не трогать. В «Таймс» был описан знаковый эпизод: десантная партия с «Миранды» неожиданно столкнулась с русским крестьянином, бредущим по дороге с коровой. Командир партии предложил крестьянину купить у него корову, на что тот помотал головой и сказал, что продать корову не может – она царёва. Тогда командир сказал, что в этом случае корову просто отберет, поскольку государство Англия воюет с государством Россией. Крестьянин недолго думая схватился за топор и убил одного из морских пехотинцев, после чего был застрелен.
В принципе, этот эпизод показывает, что англичане были совершенно не в курсе экономических отношений в России. На русском севере жили государственные крестьяне, которые считались лично свободными. И корова действительно была государственной, сданной в аренду конкретному крестьянину. Но все что она давала – молоко, телят, и т.д. – было уже личным, крестьянским. Вспомните мультфильм про «Дядю Федора» - там кот Матроскин популярно объясняет такую схему экономических отношений.

По стопам Лорда-Командующего и Джона Сноу

Надо сказать, что в отличие от норвежского Стортинга английские фантазии на тему захвата русскими норвежских портов изначально нашли в правительстве Швеции весьма сдержанный отклик. Шведы были уверены, что если и начнется русская экспансия в Скандинавию – то она начнется через Балтийское море, ибо это кратчайший путь к Стокгольму и датским Зундам. Тем не менее, к ноябрю 1855 года британцам удалось убедить шведов, что угроза с севера гораздо страшнее угрозы с юга. Свою лепту в эту истерию внесло английское Министерство Торговли (Board of Trade), которое почти в каждом отчете писало, что «русская база, расположенная в районе Тромсё, Хаммерфеста или, не дай бог, Нарвика, будет угрожать побережью Шотландии, что поставит под угрозу всю британскую торговлю в Северном море».
Сэмьюэл Лэнг издал несколько брошюр, где прослеживал политику России по отношению к Скандинавии со Средневековья и до сегодняшних дней. Читать эти псевдоисследования без смеха невозможно. Лэнг договорился до того, что проводником своей политики в Северной Финляндии русские сделали… племя лопарей (самоядь, самоеды), которые, свободно пересекая со своими оленями границы между Россией, Финляндией и Норвегией, тем самым разрушают государственность скандинавов и приносят в другие страны русский уклад и русские идеи. Лэнг писал: «только стоит русским с помощью лопарей захватить Варангер-фьорд, этот «Севастополь Севера», так сразу весь русский флот из Архангельска будет перебазирован в эту прекрасную бухту с незамерзающими водами всего в 1000 миль от побережья Шотландии!».
И в этот момент возник, наверное, самый безумный проект времен Крымской войны – создание Стены от Варангер-Фьорда через территорию Норвегии по границе с Великим Княжеством Финляндским до берегов Ботнического залива. Циклопическое сооружение, которое «должно было ограничить будущее движение России к незамерзающим портам Норвегии», решили назвать «вал Пальмерстона». Внезапно этому проекту стал противиться… Стортинг. Парламентарии, хоть и с запозданием поняли, что строить Стену они будут на свои кровные денежки, выдернутые из бюджета Норвегии. Но здесь внезапно на норвежцев надавили… шведы. Дело в том, что ту часть Стены, которая должна была идти по шведской территории, пообещал проспонсировать Наполеон III, то есть шведы могли не тратиться на возведение безумно дорогого и абсолютно бесполезного сооружения.
Более того, такой проект, да еще при поддержке Англии и Франции, на корню душил норвежский сепаратизм и стремление к отделению, что было дополнительным бонусом для Стокгольма.


Какая музыка при чтении должна играть - сами догадаетесь)))