April 19th, 2017

ОИК, часть 15. Первая Опиумная

Краткое содержание части:

1. Келейные переговоры одного из "свободных торговцев" с членом правительства приводят к неожиданному результату:
Надо сказать, что кэптен Чарльз Эллиот начал блокаду Кантона на свой страх и риск, без одобрения генерал-губернатора ОИК. Как же получилось, что действия разгневанного резидента Компании стали действиями Британии?
Мы с вами помним, что глава фирмы «Жардин, Матесон и Ко» Уильям Жардин отбыл в Англию. Первым же делом по прибытии в Англию Жардин добился аудиенции у Генри Джона Темпла, третьего виконта Пальмерстона, министра иностранных дел в кабинете премьер-министра Уильяма Лэмба, виконта Мельбурна. Чтобы слова Жардина имели больший вес, он подал Пальмерстону рекомендательное письмо Эллиота, которое гласило: «Джентльмен, податель сего письма, уже несколько лет стоял во главе нашего коммерческого сообщества в Китае, он заслуженно вызвал уважение и благорасположение от иностранных купцов, ибо приобрел все это долгой и честной карьерой торговца и мецената».
Характеристика эта вызывает истерический смех. Уильям Жардин в 1803 году записался в качестве хирурга на один из кораблей Ост-Индской компании. Как унтер-офицеру, ему было выделено в торговом трюме место, эквивалентное размеру двух сундуков. И плавая из Англии в Индию и обратно, хирург-коммерсант приторговывал барахлишком. В советское время его бы назвали фарцовщиком, но только 90-е дали самую точную оценку такому бизнесу – Жардин был обычным «челноком».


2. Объяснения об особой морали в политике:
Однако лучше всех на этот вопрос нравственности ответил корреспондент в Китае Сэмьюэл Уоррен: «Контрабанда является распространенным явлением в нашем мире. Например «Экзаминэр» недавно (17 ноября 1839 года) отметил, что около половины британских товаров, проданных в Испанию, были ввезены в эту страну контрабандно. Во Время Наполеоновских войн британские торговцы в обход законов ввозили товары на территорию Европы через Гамбург. Несколько веков вся наша торговля с испанскими колониями Южной Америки была торговлей контрабандной. Вся эта деятельность процветала при попустительстве сотрудников таможни. Ни одна из стран, с которыми мы торговали контрабандой, не арестовала ни нашего посла, ни наших купцов. Торговля опиумом в Китае развивается с конца прошлого века. Никто не думал, что это незаконно в течение 43 лет, за исключением самих китайцев. Но по нашей логике китайцы, как и испанцы, должны винить в этом только себя, ибо не могут заставить своих чиновников и подданных исполнять свои же законы».

3. Китайские новинки - это всегда "хорошо забытое старое".
26 февраля, встав на шпринг на виду у батарей Анунг-хоя и Северного Ванг-тонга, британские корабли начали бомбардировку фортов. При первых же выстрелах китайские начальники малодушно бежали, а высаженный десант захватил укрепления и пленил до 1000 цинских солдат. Англичане, не зная, что делать с таким количеством пленных, высадили их на материке и отпустили восвояси. Потери британцев во время обстрела и штурма – 5 человек раненными, у китайцев не менее 500 только погибшими.
Далее пароходы (львиная доля из них принадлежала ОИК) пошли вверх по реке, расчищая ее от китайских войск. 27 февраля британские корабли были обстреляны гингальсами (мелкокалиберными длинноствольными ручными пушками на вертлюгах, своего рода противотанковое ружье XIX века), и вот это оружие в китайских руках на удивление оказалось эффективным и точным. Массированное применение гингальсов (до 300 штук с заранее обустроенной позиции) вызвало определенные потери среди десанта и матросов, скопившихся на верхней палубе пароходов для высадки десанта.
Когда все-таки десант был высажен, китайцы не приняли ближнего боя и бежали, хотя высадка была произведена неудачно – солдаты оказались по пояс в болотной жиже, и выбирались на берег с черепашьей скоростью.



4. Коллаборанты - они всегда такие коллаборанты:
"Пока что в захваченных городах бушевали мародеры, и чтобы хоть как-то наладить ситуацию Паркер создал в захваченных городах китайскую полицию, которая охотно получала жалование от англичан, но за порядком в городе следить отказывалась. От роспуска полиции англичан останавливало только то, что полицейские взяли на себя роль стукачей и шпионов, докладывая новым хозяевам о настроениях на улице и о передвижениях маньчжурских войск."

5. Поставщики на войне и ворье - понятия тождественные:
Были захвачены крупные военные склады, большие запасы провианта, 540 орудий, несколько сотен пудов пороха. При осмотре пушек некоторые оказались обычными железными ржавыми трубами, сверху покрытые налетом меди. Судя по всему, кто-то из производителей пушек получил суперприбыли, продав под видом дорогих медных пушек кучу хлама.

6. Опять хорошо забытое старое:
Еще 14 джонок с колесами внезапно появились из-за поворота реки и вылезли на картечную дистанцию выстрела. По идее – промахнуться было невозможно. Однако китайский командир внезапно скомандовал разворот и его кораблики убежали к берегу. Они оказались довольно резвыми, давая скорость до 3-4 узлов. Пароходы открыли огонь картечью, и часть джонок была потоплена. Две гребных джонки взяли на абордаж, поскольку английским матросам было просто интересно, что это за зверь. «Впоследствии оказалось, что ими командовали мандарины высокого ранга, из чего можно заключить, что китайцы придавали им большое значение. Лодки имели с каждого борта по два гребных колеса, вращаемых помощью шестерен, приводимых в свою очередь в движение вручную. Весь этот механизм помещался между двух палуб, так что люди, вращавшие шестерни, были закрыты. Эти суда оказались новой постройки и вооруженными двумя, тремя вновь отлитыми медными орудиями, не считая множества гингальсов большого калибра. Кроме того на них найдено множество фитильных ружей, пик, сабель и т. д. Хотя эти суда были довольно уродливы, но тем не менее пригодны для перевозки войск в тихую погоду». Одна из джонок вообще была необычной формы – сделанная по типу катамарана, два колеса сбоку, и одно посредине.

7. Единственные, кто оказывал достойное сопротивление - это маньчжуры:
В начале июля британская армада и 70 судов с 9000 человек десанта двинулась вверх по реке Янцзы к Нанкину. 16 июля пароходы подошли к городу Чин-кианг-фу (Чженьцзян), последнему укреплению перед Нанкином. 19 июля подошли линейные корабли, которые атаковали брандером, который в последний момент успели отвести британские шлюпы. 22-го город был взят. Перед городом произошло генеральное сражение, силы англичан составляли 7000 человек, китайцев – 15000, при этом 4000 были маньчжурской императорской гвардией. Сражение было совершенно нерешительным, китайцы не принимали ближнего боя и отступали, самые страшные потери англичанам нанесла погода – 25 человек погибли от солнечного удара. Китайские батареи были обстреляны ракетами, серьезное сопротивление оказали только маньчжуры, которые вели довольно меткий оружейный огонь. Они, не обращая внимания на потери, смыкали ряды и вели меткую стрельбу, нанося англичанам большие потери, и не пускали англичан в город. Решило дело штыковая атака сипаев и морпехов, маньчжуры дрогнули, и англичане ворвались в город.
Обе стороны схлестнулись в беспощадном уличном бою, и маньчжуры, и англичане использовали огнестрельное оружие, ручные гранаты, сабли, ножи, штыки. Особенно британцев пугали тяжелые прямые сабли китайской гвардии, которыми гвардейцы владели в совершенстве, срубая головы одним ударом. Гингальсы так же сыграли свою роль, и лишь более хорошая выучка англичан дала им решающее преимущество.
Только к 18.00 обе колонны англичан встретились в центре города, но сражение еще не было закончено. Маньчжуры спустились со стен и перешли в квартал, где жили их семьи, решив сражаться до конца.



ЗЫ. Чуть в более позднее время англичане воевали с сикхами. В первой англо-сикхской войне все командиры сикхов были платными английскими шпионами, которые буквально не давали армии Пенджаба выиграть сражения. При этом сикхи продемонстрировали полный набор тактических приемов - от "огневого вала" до ночных атак при свете взрывающихся патронных ящиков. Английский командир Гоф (Gough) реально мог быть прототипом Бэксайта Фортота в "Обороне Дурацкого брода". Разница сикхов в умении воевать настолько контрастирует с китайцами, что аж диву даешься. По сути, лишь в последнем сражении англо-сикхской войны англичане смогли найти действенное противоядие против этой армии. Китай же... Это какая-то "дачная поездка сержанта Цыбули".

https://sputnikipogrom.com/history/70182/megacorp-15/

9

О "плохих" Нессельроде и Николае, попытка анализа

В общем-то, что хотелось сказать.
По окончании Венского конгресса в 1815 году сложилась новая система международных отношений, которую так и назвали - Венской. Смысл ее был самый простой:
1) Страны-победители отпилили себе как можно больше ништяков и плюшек
2) Попытались это законсервировать
3) Совместно снизили значение в европейских делах двух основных баламутов - Франции и Англии.

Да, именно так. Может показаться странным, но Англию по сути вытеснили из Европы, оставив ей только Гибралтар и Мальту. Никаких больше Ганноверов и тому подобного. Это была своего рода политическая "Континентальная блокада".
Побежденная Франция была лишена всех завоеваний и возвращена к довоенным границам 1792 года.
К России отошла большая часть польских земель с Варшавой, плюс - законодательно закрепили Финляндию.
Пруссия получила северную часть Саксонии, богатейшие германские области — Рейнскую провинцию и Вестфалию, а также шведскую Померанию и западные польские земли с городом Познань.
Австрии была передана Северо-Восточная Италия (Ломбардия, Венеция). На троны небольших итальянских герцогств были посажены государи из австрийского дома Габсбургов. Герцогство Парма, например, было отдано в пожизненное владение дочери австрийского императора, второй жене Наполеона Марии Луизе. Австрия получила преобладающее влияние в итальянских делах.
Швеции в качестве компенсации за Померанию и Финляндию отдали Норвегию.
В такой конфигурации у основных игроков - России, Пруссии и Австрии - просто не было друг к другу территориальных претензий, и получалось, что они в Европе могут выступать одним фронтом.
Естественно, нас это положение очень устраивало - отпала надобность держать большие соединения войск на западных границах, и можно было сосредоточиться на южных - неторопливо добивать Турцию, подчинять своему влиянию Персию, разбираться с башибузуками в Средней Азии и т.д.
Собственно, вся наша политика с 1815 по 1850 годы - это попытка законсервировать и сохранить это положение, очень для нас выгодное и в военном, и в экономическом, и в политическом плане.Но проблемы начались практически сразу же. Уже испанская революция показала, что Венская система устраивает далеко не всех, и что в ближайшее время возможен приход новых игроков на политическую арену. Потом греческая война за независимость, при поддержке Англии и Франции, Священным союзом она была воспринята как попытка Англии и Франции влезть через задний двор в вотчину Трех Императоров, ибо "это наша корова, и мы ее доим". Опять пришлось собирать консилиум и договариваться, при этом греки были экономически закабалены Англией (это отдельная и очень интересная история с греческим "займом свободы" прямо должна проситься в учебники экономики наряду с историями МММ и Хопер-Ивеста), а политически - влияние на Грецию поделили Россия и Австрия. Таким образом, в 1830-е первый раз столкнулись интересы России с интересами Австрии. Кстати, это одна из причин, почему в 1829-м Дибич не стал брать Стамбул.
Примерно в то же время произошла Бельгийская революция, которая в конечном итоге укрепила позиции Франции. Ну а далее - череда революций 1840-х годов. Было понятно, что Венская система вот-вот рухнет, но блин.... она нас реально устраивала, и мы обращались к подписантам с постоянной просьбой: "а можно еще продлить?"
В 1848-м началась революция в Венгрии, что нас повергло в шок и ужас. Венская система трещала по швам, и мы первым делом решили помочь Австрии, чтобы опять "сверху немного зашпаклевать, и вроде норм, трещин не видно".
Но проблема в том, что крах Венской системы видели уже и в Вене, и в Берлине, и в Париже, и в Лондоне. И там решили действовать на опережение. Мы же уперлись в попытке сохранить рушащееся здание, ибо домик-то этот строили мы сами, под свои интересы и под свои хотелки.
Приди к нам понимание краха раньше, мы бы могли договориться о сферах влияния с Австрией (как мы сделали это с Англией по Ирану и Афганистану - ибо, где "систем" не было - мы голову сразу включали), но нет. Мы верили, что система Австрии нужна так же, как и нам, и начали рассматривать варианты МИРНОГО ОТДЕЛЕНИЯ южных славян от Турции и создание кучи национальных государств под русским протекторатом. С учетом того, что интересы Австрии на тот момент были как раз в Италии (которую она пыталась сохранить за собой, как мы пытались сохранить Священный Союз) - у нее от этих планов волосы встали дыбом.
С нами пытались поговорить - но мы даже это обсуждать не стали, ибо "мы вас спасли, а славяне всего мира - наши братья". И в 1854 году система с треском рухнула. Сначала из нее фактически вышла Австрия, политически перейдя на сторону Англии и Франции. Потом Пруссия. Даже Швеция в 1855-м начала против нас создавать "Стену имени Яценюка" в Норвегии.
Так вот, ответ на вопрос, почему мы держались за Священный Союз - да потому что он нам руки развязывал на юге и востоке, и вы спокойно занимались своими делами.
Это можно сравнить с тем, что внезапно в 2017-м Англия и Германия выходят из НАТО со всеми вытекающими - как вы думаете, у политиков США начнется паника? А в Англии до кучи начнется восстание шотландцев, которые требуют независимости и выхода из НАТО. Будут ли в этом случае "ДжиАй" присылать подавлять протесты? При этом если в США еще до кучи и большие проблемы (а они сейчас и так есть).
Нам в период 1820-1850-х годов не помешала бы здоровая доля авантюризма в политике, или просто осознание того, что Венская система - вещь временная, и готовить отступление на заданные рубежи лучше заблаговременно.
Как-то так, и извините за сумбур.