December 30th, 2016

Приключения герцога де Бофора на Крите, Или как лишиться головы за просто так

Блин, новогодняя пора, и все ждешь, все надеешься, что появятся в сети antoin или egir , напишут что-то интересное, и ты окунешься в удивительный мир дипломатии, политики, войн и экономики длинного XVI века.
Но раз их пока нет - вспомним про век XVII, ибо совсем мы с вами забыли про герцога де Бофора, берберийских пиратов и Клуб Дюма.
Сначала я хотел написать обстоятельный пост про поход французов к Кандии, их действия против турок и гибель безумца де Бофора, однако обнаружил, что на русском это уже все есть, поэтому просто дам ссылки желающим - на почитать.
http://oksigen13ash.blogspot.ru/2016/04/1668-1669.html
http://oksigen13ash.blogspot.ru/2016/04/1668-1669_66.html
http://oksigen13ash.blogspot.ru/2016/04/1668-1669_9.html
http://oksigen13ash.blogspot.ru/2016/04/1668-1669_16.html
http://oksigen13ash.blogspot.ru/2016/04/1668-1669_18.html


Для затравки:

В наступившем 1669 году Климент IX намеревается собрать 20-тысячную христианскую армию, чтобы помочь Кандии и сбросить турок в море. Людовик XIV, явно расстроенный результатами Ла Фельяда, готовился принять более деятельное участие в обороне Кандии. По словам папского нунция, французский король рассчитывал на французскую экспедицию на Крит как на очередную славную и победоносную страницу в истории своего правления.
11 января 1669 года государственный секретарь Франции по иностранным делам Гюг де Лионн писал папскому племяннику, кардиналу Винченцо Роспильози, что король распорядился подготовить для экспедиции 29 кораблей и галер, а также 6 тысяч человек личного состава - полностью снабженного на предстоящие 6 месяцев; что в портах Прованса уже отгружается сто тысяч фунтов пороха и 20 тысяч гранат, мешки для земли и мушкеты. Кроме того, Лионн отмечал, что стоит во избежание нападения испанцев (с которыми только что заключен мир) и нарушения средиземноморской торговли с турками принять эту экспедицию временно на службу Святому Престолу (так же, как эскадра Ла Фельяда шла под чужими, мальтийскими, флагами).
Новость об этом обрадовали не только самого Папу, но и дожа Венеции Контарини, который благодарил Папу за его усилия в помощи Кандии.
Роспильози, которому было поручено общение с Парижем, просил короля назначить командующим французским отрядом ни кого другого, а самого Тюренна - тем более, что прославленный маршал поддерживал идею помощи Кандии и даже выражал готовность пожертвовать своим состояниям для снаряжения экспедиции. Людовик XIV решил на этой почве поторговаться, попросив взамен сделать кардиналом одного из родственников Тюренна - 25-летнего льежского каноника, Эммануэля-Теодора де ла Тур д'Оверня. Король надеялся т.о. увеличить французское представительство в Коллегии кардиналов - но этот проект так и не сложился (хотя в августе того же когда Эммануэль-Теодор смог украсить свой герб красной кардинальской шляпой).Король определился с руководителями французской экспедицией: парусным флотом должен был командовать 53-летний Франсуа де Бурбон-Вандом, герцог де Бофор - внук Генриха IV, адмирал Франции, гроссмейстер и главный суперинтендант навигации и коммерции. Гребным флотом руководил 32-летний Луи-Виктор де Рошешуар де Мортемар, герцог де Вивонн - "генерал галер" и брат королевской фаворитки Франсуазы де Монтеспан. Наконец, над сухопутными силами был поставлен 50-летний Филипп де Монто де Бенак, герцог де Навайль - генерал-лейтенант королевской армии. Не назначая никого из них старшим, Людовик XIV хотел избежать конфликтов между руководителями - в итоге же вышло с точностью до наоборот.
Общее командование всеми христианскими силами хотели отдать моряку герцогу де Бофору - но решили, что испанцы откажутся воевать под командованием француза, и назначили командующим кардинала Винченцо Роспильози как представителя Святого Престола.
Подготовка к экспедиции длилась долго: спорили относительно места сбора (Бофор хотел Мальту, венецианцы предлагали Мессину), Роспильози желал не просто поддержать Кандию, а сразу ударить по турецкой базе в Канее и высадиться там. Людовик XIV просил у папы какую-нибудь священную реликвию, которая повела бы "новых крестоносцев" - но Климент IX отвечал, что для этой экспедиции вполне будет достаточно и папского стяга с ключами Петра и Павла.
Ситуация под стенами Кандии становилась все тяжелее, и в Риме начали нервничать - король обещал посадку войск на суда еще в апреле, но и в начале мая ничего не было решено. Король сообщал папе, что Из Парижа отписывались, что герцог Навайль вынужден задержаться в столице, и что еще не прибыли суда из Ла-Рошели - при этом успокаивая папу, что вместо обещанных ранее 4-5 тысяч солдат король даст как минимум семь.
Помимо французов, на Крит стягивалось большое количество солдат из других стран. В мае 1669 года гарнизон Кандии усилили 3 тысячи брауншвейг-люнебургских солдат графа Вальдека, император Леопольд Габсбург послал 3000 солдат под командованием генерала Кильманзегге (плюс выделил папе денежные средства на комплектацию 3-тысячного отряда), Бавария отправила тысячу бойцов, великий герцог Тосканы - 400, Португалия - 1500. Но главная надежда была на французский контингент.
Общее руководство обороной оставалось в руках капитан-генерала Франческо Морозини, среди помощников которого были уже упоминавшийся маркиз де Сен-Андре и генерал Катарино Карнаро - заместитель Морозини, погибший при обороне бастиона Святого Андрея 13 мая 1669 года.
Войска, собранные французами в Тулоне, представляли собой серьезную силу - как в морском, так и в сухопутном отношении. На этот раз король отправлял на Крит многократно больше солдат и офицеров, нежели было в отряде Ла Фельяда.

* Флот де Бофора был разделен на три эскадры. Первой командовал сам адмирал, вторую эскадру возглавил вице-адмирал Мартель, третью - контр-адмирал Габарэ. Всего: 16 больших военных судов (от 36 до 94 орудий) и 7 малых судов (от 6 до 20 орудий) - общей силой в 840 орудий и 4670 человек личного состава. Под охраной флота шло 17 транспортов.

* Гребной флот де Вивонна состоял из 13 галер и 3 галиотов - 5074 моряка.

* Сухопутные войска герцога де Навайля:
- три роты полка Французской Гвардии под командованием майора полка и бригадира пехоты Луи де Кастеллана (535 человек)
- две роты королевских мушкетеров под командованием Эдуара Франсуа Кольбера, графа де Молеврие, капитан-лейтенанта второй роты мушкетеров в чине маршал-де-кампа (223 человека)
- несколько рот кавалерии (328 человек)
- 55 пехотных рот из состава 16-и полков - 10 рот полка d’Harcourt и от 2 до 4 рот других полков (5290 человек)
- 232 офицера запаса
Штаб Навайля составляли: маршал-де-камп Александр ле Бре, интендант де ла Круа, генерал-комиссар продовольствия Жакьер.
Общее командование кавалерией (к которой, помимо указанных трех рот, формально были причислены и мушкетеры) осуществлял бригадир Клод де Шуазель. Пехотой отряда командовал Анри Дюваль, маркиз де Дампьер, бригадир (первый из офицеров, удостоившихся этой новой для французской армии должности 27 марта 1668 года).
Всего: 6608 человек (в т.ч. 563 офицера).

Итого французская экспедиция насчитывала 16352 человека.


"Атос, Портос - до скорой встречи, а Арамис - прощай навсегда!" (с)

Еще с этого же ресурса, который всячески рекомендую, мбо шлака в сети много, а годного - уж очень мало.

http://oksigen13ash.blogspot.ru/2014/08/1673.html

"Около десяти часов утра 18 французских батарей, расположенных на горе Святого Петра, начали артиллерийскую подготовку к штурму.
Со стороны брюссельских ворот отвлекающую атаку проводил "Месье" (Филипп Орлеанский, брат короля), непосредственно войсками на этом участке командовал генерал Монталь. Главную атаку должны были нанести полк Короля под командованием пехотного бригадира господина де Монброна, сводный отряд из 300 гренадер и две роты королевских мушкетеров. Монмут лично вел войска на Тонгрские ворота: под грохот мин и ручных гранат, в треске мушкетных выстрелов, первая рота "серых" королевских мушкетеров под командованием капитан-лейтенанта д'Артаньяна ворвалась на равелин. Атака стоила французам около сотни рядовых; семь или восемь офицеров было убито, многие ранены. На участке отвлекающей атаки потери были почти втрое большими: Монталь перестарался, "пожелав сделать больше, чем было приказано", и его батальоны были жестоко избиты и отброшены.
Плацдарм для дальнейшего, решающего штурма, был захвачен: с наступлением ночи подошла Французская гвардия, сменив на позициях мушкетеров и полк Короля.
Утром следующего дня, 25 июня (воскресенье), лично возглавивший солдат гарнизона полковник Фарьо удачной вылазкой отбил укрепление равелина обратно, отбросив Французскую гвардию. Требовалось вернуть потерянную позицию обратно, но силами уставших гвардейцев это было вряд ли возможно сделать. На звуки боя в лагерь генерала Лафельяда ("дежурившего" на данном участке в тот день) прибыли англичанин Монмут и капитан-лейтенант королевских мушкетер д'Артаньян. Поскольку серьезных свежих подкреплений не было, они решили контратаковать тем, что было под рукой: д'Артаньян послал д'Альньи с сотней мушкетер и гренадер атаковать равелин с одной стороны, а сам с остальными бросился с другой. На подходе к равелину к мушкетерам присоединился Монмут с двумя десятками англичан-добровольцев. Некоторые авторы пишут о "безрассудной атаке, устроенной Монмутом по открытой и простреливаемой местности": Англичанин посчитал, что возможные потри будут компенсированы быстротой и стремительностью атаки. Д'Артаньяну, вначале засопротивлявшемуся такой безумной идее, пришлось поддержать Монмута.
Равелин был отбит, но в этой атаке, со шпагой в руке возглавляя своих "серых" мушкетеров, погиб, получив то ли в голову, то ли в горло пулю (которая у Дюма превратилась в пушечное ядро), 62-летний капитан-лейтенант первой роты королевских мушкетеров, кавалерийский бригадир и генерал-майор, капитан малых королевских гончих и временный наместник Лилля, Шарль де Кастельмар д' Артаньян... Птифис в книге "Истинный д'Артаньян" писал так: "они (д'Артаньян и Монмут) сумасшедшим броском преодолели баррикаду, ведя за собой бежавших людей и не отводя взгляда от вражеского укрепления, которое встретило их картечным залпом. Спустя несколько минут ожесточенного боя равелин был снова взят. "Мушкетеры проявили чудеса исключительной храбрости, - рассказывает Пеллиссон, - ни один из них не отступил. Многие были убиты, а у оставшихся в живых после тех ударов, которые они наносили, шпаги были погнуты и залиты кровью вплоть до рукоятей". Когда Людовик XIV лично прибыл к траншее, там подсчитывали потери: 50 офицеров убитыми или ранеными, 100 убитых гвардейцев, 300 человек ранено, из них 60 мушкетеров. Те, кто остался в живых, были охвачены горем при виде своего командира, лежавшего посреди гласиса. "Он был мертв, и его опознали по оружию". Рядом с ним на земле распростерлось вышитое серебром знамя роты"...
Уважение мушкетеров к своему капитану было столь велико, что многие из них сразу вызвались вынести его тело из-под огня противника. Четверо из них были убиты или ранены, после чего это удалось сделать первому квартирмейстеру роты г-ну де Сен-Леже. В награду за этот мужественный поступок король пожаловал ему целых 30 тысяч ливров.
Для короля это было в том числе и личной потерей - после отличия при аресте Фуке он приблизил к себе храброго и хитрого гасконца, был шафером на его свадьбе и крестил обоих сыновей д'Артаньяна! Людовик XIV впоследствии говорил: "Это был единственный человек, который умел заставить людей любить себя, не делая для них ничего, что обязывало бы к этому"...
После сражения, в присутствии двух кузенов д'Артаньяна, Пьера и Жозефа де Монтескью д'Артаньян, тело капитана мушкетеров было погребено в голландской земле у подножия стен Маастрихта."




ЗЫ: Кстати, я в детстве не понимал, почему "Арамис - прощай навсегда". Потом понял. С точки зрения умирающего д'Артаньяна - Атос, Портос и он попадают в Царствие Небесное, Арамису же за его грехи и интриги однозначно светит ад, несмотря на то, что он - генерал Ордена Иезуитов. На мой взгляд, это очень великая концовка книги нашего детства.