December 26th, 2016

Крымский десант

"Передо мной лежит копия судового журнала "Виль-де-Пари" с записями за 6 и 7 сентября, написанными графом Буэ-Вилльямсом, начальником штаба французского флота.
6 сентября, 6 утра - мы на траверзе острова Змеиный, английского флота пока не наблюдается. Мы послали авизо к лорду Раглану, и выяснили, что английская эскадра попала в шторм, тогда как мы счастливо проскочили ненастную полосу и пришли к Змеиному при хорошей погоде.
Сильный ветер стих лишь утром 7-го числа, и в 10.30 наш адмирал сигнализировал о выходе в море.
Порядок выхода определили следующий - построение транспортов в шесть колонн, каждый транспорт берет на буксир маленький пароход. Наверное это было прекрасное зрелище - более 100 судов с войсками, амуницией, провиантом, лошадьми и мулами в идеальном порядке, ярко блестит солнце, синева неба отражается в бликах на воде.
Наши силы соединились с турецкими и английскими утром 8 числа. Английская эскадра из 9 ЛК и 5 ФР выступала в качестве охранения. Вот и произошла первая возможность атаки для русского флота, если бы они появидись в этот момент - они могли нанести нам существенный ущерб, причем как транспортам, так и военным кораблям, ибо Раглан приказал военной эскадре идти под парусами (здесь необходимое примечание  - до 1856-го года использование на ЛК паровых машин в бою считалось внештатной ситуацией - то есть когда у тебя сбиты мачты и ты получил существенные повреждения - разводишь пары, и ползешь в ближайший порт; дело тут было не только в экономии угля, дело в том, что на повышенных оборотах вылетали эксцентрики цилиндров и сильно загрязнялись котлы; это было вполне исследовано англичанами при пробеге "Агаменмнона" на мерной миле 30 сентября 1852 года, когда он показал скорость 9.35 узла, а обратно его тащили на стоянку два буксира - С. Махов), и атака в этом случае поставила бы под вопрос всю экспедицию. Но они эту возможность потеряли.
<------>
13 сентября. Вот наконец мы в 12 милях от Старого Форта, на широте 45 градусов, где было принято решение, что высадка состоится завтра, а тем временем Форт и город Евпатория должны быть заняты.
Таким образом, несмотря на все трудности и возможные атаки - а мы вполне могли их ожидать - мы дошли до места назначения всего за 6 дней"


Цитата из книги "Life of Vice-Admiral Edmund, lord Lyons. With an account of naval operations in the Black Sea and Sea of Azoff, 1854-56".

Необходимые пояснения:
Расстояние остров Змеиный - Севастополь - 330 миль. Если это расстояние шли 6 дней - то средняя скорость конвоя получается 2.3 узла.
И дальше веселее - на виду у Севастополя и Черноморского флота на "Вилль де Пари" проводится.... совещание, где французские и английские адмиралы и генералы спорят о старшинстве и разругиваются на фиг! Кое-как смогли прийти к компромиссу лишь 14-го в 9 утра.

По Джону Эльфинстону

Я знал, я знал, что рванет.

Итак, читаем Тарле (модифицированного через Вики, но мне так удобнее): "После Чесменского сражения эскадра Эльфинстона направилась к острову Тенедос с целью блокировать Дарданеллы. Эльфинстон при блокаде Дарданелл действовал решительно, но непоследовательно. С одной стороны именно он был сторонником прорыва русского флота через Дарданеллы и хотел победить путём решительного наступления. А Орлов не был столь решителен и запретил этот манёвр, Эльфинстон был вынужден ограничиться демонстрацией и блокадой Дарданелл. Но при всей решительности и храбрости Эльфинстон совершил очень странный поступок — самовольно, без приказа вышестоящего Орлова и без вызова Спиридова покинул отряд, блокировавший Дарданеллы, и на 84-х пушечном самом мощном в эскадре линейном корабле «Святослав» направился на остров Лемнос. 5(16) сентября 1770 года при подходе к острову «Святослав» на полном ходу под всеми парусами в свежую погоду наткнулся на риф у северной стороны Лемноса а затем оказался на мели. На корабле открылась сильная течь. Эльфинстон приказал срубить все мачты и выбросить часть тяжестей за борт, но это не помогло снять «Святослав» с камней. Эльфинстону пришлось вызвать на помощь остальные корабли блокирующего отряда из под Дарданелл. Шесть суток, днем и ночью, экипаж «Святослава» пытался спасти свой корабль, но безуспешно. Его пришлось разоружить и сжечь, чтобы он не достался противнику. Турки, воспользовавшись этим, перебросили значительные подкрепления на остров Лемнос. Таким образом, по вине Эльфинстона русскому флоту пришлось снять осаду крепости Пелари и покинуть Лемнос. Непосредственным виновником аварии оказался английский подданный лоцман Гордон, нанятый Эльфинстоном. Моряки предупреждали Эльфинстона о некомпетентности лоцмана, но Эльфинстон не внял этим предупреждениям. Военно-морской суд признал его ответственным за самовольный уход от Дарданелл, за принятие на службу неблагонадежного лоцмана и за аварию, приведшую к гибели корабля. Лоцман Гордон, приговоренный к смертной казни, ухитрился бежать, а Эльфинстон был доставлен в порт Мудрос, где в тот момент находился Алексей Орлов. Эльфинстон был отстранен от командования и отправлен в Россию"

А теперь разберем по пунктам.
1. "самовольно, без приказа вышестоящего Орлова и без вызова Спиридова покинул отряд, блокировавший Дарданеллы"

Осада Лемноса началась 20 июля. Эльфинстон вошел в Дарданеллы 14 июля, то есть на шесть дней раньше осады. Соответственно обвинения его в срыве блокады - это вранье. Более того, собственно приказ Орлова о блокаде Дарданелл - это как раз 20 июля, когда Эльфинстон вернулся. Спиридов подошел к Лемносу 19 июля.

2. " 5(16) сентября 1770 года при подходе к острову «Святослав» на полном ходу под всеми парусами в свежую погоду наткнулся на риф у северной стороны Лемноса а затем оказался на мели. На корабле открылась сильная течь."

Есть проблема. Нам с вами не рассказывают предысторию. Понятно, что 14 июля Эльфинстон вошел в Дарданеллы по собственной инициативе, но у него никаких указаний и не было. Ибо как только он их получил 20 июля - вел блокаду достаточно эффективно.
5 сентября он получае письменный вызов на ковер от Орлова. При этом стучат на него все - но не напрямую, а... сразу в Кабинет Е.И.В., в лучших традициях 37-го года. То есть нарушая субординацию. Не нравятся действия контр-адмирала - жалуйся Спиридову или Орлову. Так нет, в лучших традициях Дюма - "приверженец престола и веры имеет честью сообщить...".
И вот Эльфинстон, уже достаточно взбешенный конфликтом с Орловым и Спиридовым, решает пойти на встречу не на легком корабле, а на ЛК, берет флагманский Святослав, который утром 6-го сажает на камни. При этом борется за живучесть до последнего - 6 суток. Спасает всю команду, переходит на "Не тронь меня". Согласитесь, в полной версии эта история выглядит немного иначе. Нет, понятно, что корабль Эльфинстон на мель безусловно посадил. Но без вызова на ковер, если бы просто пришло обычное указание, или даже выговор за излишнюю инициативу - никакого похода на "Святославе" не было бы.

3. "Турки, воспользовавшись этим, перебросили значительные подкрепления на остров Лемнос. Таким образом, по вине Эльфинстона русскому флоту пришлось снять осаду крепости Пелари и покинуть Лемнос. "

Посадка "Святослава" на камни - 6 сентября. Высадка Хасана, который (ВНЕЗАПНО!) обманул русскую блокирующую эскадру, подойдя к Лемносу ночью на лодках и галерах с 4000 башибузуков, вооруженных только саблями и пистолетами - 24 сентября. Народ, это точно Эльфинстон виноват, а? А ночная атака с лодок и галер русской армии, осаждавшей Пелари - это тоже Эльфинстон? Когда оказалось, что не только дозорные корабли зевнули, но оказалось что и дозоры на суше не выставлены...
"Святослав", сидевший на камнях, уходя с Лемноса, сожгли, чтобы не достался туркам. И да. Штурман Гордон, который и посадил корабль на камни, никакого наказания не понес. Зато его понес Эльфинстон.
То есть пользуясь случаем со "Святославом" решили на Эльфинстона повесить всех собак, и обвинить его как в его проколах, так и в своих собственных.