December 18th, 2016

Ну и до кучи

Что количественное увеличение крестьянской земли само по себе не обеспечивает крестьянского благосостояния — это ясно видно из следующего факта. Прикупать землю к своим наделам крестьяне начали с самого 1861 г. По сведениям, собранным Министерством государственных имуществ, уже через 18 лет — в 1879 г.— эти прикупки в некоторых губерниях достигли очень больших размеров; так, в Самарской губернии к указанному году крестьяне к надельным землям прибавили покупкою количество земли в 2 1/2раза более надельной, т. е. увеличили свою земельную собственность в 3 1/2раза. Между тем ни плодородие земли, ни благосостояние крестьян от этого не увеличились нисколько, и Самарская губерния в настоящее время есть одна из самых безнадежных в этом отношении. А как мы видели, при равномерном распределении крестьянская земельная собственность во всей России может увеличиться не в 3 1/2, a всего только в 1 1/2 раза. Впрочем, помимо всяких статистических расчетов, казалось бы ясно, что там, где земля всюду пересохла так, что в нее нельзя сеять зерна {См. выше, стр. 183.}, для благосостояния хозяев совершенно все равно, принадлежит ли им пять или пятьдесят десятин такой земли, в которую нельзя сеять:и как бы широко и прочно крестьянин ни завладел бесплодною пустыней, от этого ни ему, ни другим никакой пользы не будет. А в северной части России, которой еще не угрожает эта опасность, крестьяне уже давно, вследствие условий почвы и климата, не могут кормиться одним земледелием и даже в самые лучшие годы принуждены покупать чужой хлеб; следовательно, и здесь некоторое увеличение их земельной собственности никакого общего значения иметь не может.   Итак, если не выходить из пределов Европейской России, то расширение крестьянской земельной собственности — в смысле общего и прочного способа улучшить состояние земледелия и земледельцев — есть мера совершенно мнимая. Остается отчаянное средство — переселение крестьян массами в Туркестан и Сибирь. В Туркестане свободные и удобные для земледелия местности составляют пока только оазисы, требующие предваритеьно больших затрат на их орошение; что же касается до Сибири (разумеется, лишь в той, сравнительно меньшей ее части, которая имеет умеренный климат), то при редком населении она, конечно, еще долго может существовать экстенсивным или хищническим хозяйством; но при массовом переселении из-за Урала и ее непочатые леса и огромные реки неизбежно подвергнутся той же участи, которая постигла леса и реки Каспийского и Черноморского бассейна. Переселение в малых размерах не изменит общего положения, а в больших — ухудшит его. Ибо в таком случае, помимо оскуднения самой Сибири, ее обезлесение и обезводнение страшно ускорит губительный процесс и для Европейской России. Итак, переселение наших крестьян в Азию, если иметь в виду не паллиатив, а настоящее средство спасения, есть мера также мнимая. При хозяйстве бескультурном не хватит и Азии, а для культурного — незачем ходить за Урал.  

В. С. Соловьев

Мнимые и действительные меры к подъему народного благосостояния

Сентябрь, 1892 г.

ПРИМЕЧАНИЯ

     Впервые напечатана в "Вестнике Европы". 1892. No 11. С. 353--361.

http://az.lib.ru/s/solowxew_wladimir_sergeewich/text_1892_mnimye_mery.shtml

Голод как политика

В Индии в 1860-х начался бум строительства железных дорог. Но была одна проблема - нехватка рабочих рук. Как все знают, индийское общество разделено на касты, большинству из которых работать помимо своего предназначения вообще западло. Типа кшатриев, которые на севере Индии составляли численность в 17 миллионов человек. А неприкасаемых тогда было всего-то процентов 7 от общего населения (сейчас 16 процентов).
Так как же получить дешевые рабочие руки для строительства дорог. Выход был найден математически точный, но мерзкий. Британские контролеры разработали теорию управляемого голода. То есть голод по сути организовывался, и когда он охватывал большие массы народа - появлялись британцы. Которые предлагали в обмен на продовольствие общественные работы - строительство железных дорог, городов, станций, и так далее. А вайшьи, кшатрии, неприкасаемые и так далее - тянули лямку в одном строю. Голод то ведь не тетка, угроза умереть голодной смертью очень быстро снижает религиозные табу до нулевых размеров.

Вопрос к историкам

Нашел ссылку, совершенно ничем не подтвержденную, что ежегодные потери зерна в России от всех причин (неправильный сбор, перевозка, неправильное хранение, и т.д.) ежегодно выходили государству в прямые потери на 160 млн. рублей. Есть ли у кого более детальные данные? А так же, если есть, причины потерь.
Тем более, я не понял, как тут считали, ибо зерно в разные годы стоило по разному, но даже если брать зерно по цене 90 копеек за пуд (что очень дорого и нереально для тех же 1890-х), то это получается, что потери зерна составляли астрономическое количество в 2,84 млн. тонн зерна в год. Если учесть, что сбор зерна составлял что-то в районе 42-62 млн. тонн в год, то потери колеблются в пределах от 5 до 8 процентов. А если брать зерно по 62 копейки за пуд - так потери вообще 4,13 млн тонн, то есть почти 10%! Это вообще как, много или мало?
Насколько я понимаю, сейчас в нашем агрокомплексе принята цифра 2%, которая считается довольно большой.

UPD: В США общие потери зерна в 1990-е годы ( исключая потери в процессе уборки) составляли максимально 6,6%, причем 5% из них использовались в дальнейшем при производстве комбикормов. Структура потерь следующая: каждая перевалка зерна в послеуборочном процессе приводит к потерям до 0,1%. Таких перевалок три, т.е. максимальные потери при перевалках составляют 0,3%. До 1% массы теряется при сушке зерна, до 3 - при просеивании, до 2 - при улавливании зерновой пыли. Потери пыли в атмосферу - до 0,3%.

Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/poteri-selskohozyaystvennoy-produktsii-i-prodovolstvennyh-resursovv-rossiyskoy-federatsii#ixzz4TCnidNMQ