December 17th, 2016

Когда массовая депортация еще не была мейнстримом

17 декабря 1862 г. Малоизвестный приказ генерала ГРАНТА №11, в соответствии с которым из штатов Кентукки, Теннесси и Миссисипи - именно там дислоцировались войска Гранта - должны быть выселены все евреи.
...Орды спекулянтов хлынули в штат Теннесси, извлекая гигантские прибыли на перепродаже хлопка, за который они платили золотом.
Правила торговли ужесточились - и провоз товаров и слитков золота на территорию Конфедерации был запрещен.
Однако спекулянты продолжали действовать, подкупая многих армейских офицеров.Среди них было много евреев. Грант начинает борьбу со спекулянтами, но явно перегибает палку.
10 ноября 1862 года он приказал "всем кондукторам не впускать ни одного еврея в поезда южного направления".
8 декабря заместитель Гранта, полковник Джон Дюбуа, приказал "всем спекулянтам хлопком, евреям и другим бродягам..." покинуть округ.
Кампания достигла кульминации 17 декабря, когда был издан приказ № 11, гласивший:
"Евреи как раса, нарушающая все правила торговли, установленные министерством финансов, высылаются за пределы округа в течение 24 часов с момента получения настоящего приказа... Подпись - генерал-майор Улисс С. Грант".
Приказ был приведен в исполнение в городах Холли Спрингс и Оксфорд (штат Миссисипи) и Падуке (штат Кентукки).
Тридцать еврейских семей из Падуки, выселенные из своих домов, добрались по реке до Цинциннати, где местная еврейская община предоставила им убежище. Среди них был коммерсант Цезарь Каскел, который первым перешел от слов к делу. Уже по дороге он успел разослать в газеты гневные письма, где протестовал против приказа Гранта, нарушившего права американских граждан, записанные в Конституции.
29 декабря евреи Цинциннати послали петицию Аврааму Линкольну, в которой они писали, что исполнение приказа Гранта "поставит нас вне закона перед всем миром". Еврейская пресса требовала повесить генерала Гранта, называя его "потомком Амана".
В Цинциннати Каскел встретился с раввином Майером Вайсом. Тот свел его с конгрессменом Джоном Гарли, вместе с которым Каскел и отправился в Вашингтон к президенту США.
Линкольн еще не знал о приказе № 11 и с большим вниманием отнесся к жалобе Каскела. Их диалог мог бы вполне заменить целую главу в учебнике американской истории:
ЛИНКОЛЬН: И тогда сыны Израилевы были изгнаны из цветущей земли Ханаанской?
КАСКЕЛ: Да, поэтому они и просят защиты у отца Авраама.
ЛИНКОЛЬН: И эту защиту они получат немедленно.
(Во время Гражданской войны президент Линкольн неоднократно приостанавливал действие закона 'Хабеас Корпус', в котором определялась презумпция невиновности обвиняемого и последовательность судебного процесса, а также ограничивал действие других гражданских прав. Но в Америке все-таки есть такие вещи, которые никогда не будут затронуты, даже если на кону стоит выживание государства. И одна из них - религиозное равноправие. Приказ генерала Гранта, направленный против евреев, нельзя назвать нерациональным и основывающимся на скрытом антисемитизме. Приблизительно 25 тысяч человек из 150-тысячной американской еврейской общины жили на Юге и проявляли лояльность к правительству Конфедерации. А некоторые из еврейских торговцев даже 'бродили по всей стране, несмотря на запрет правительства', жаловался Грант... Это считается ошибкой Гранта. Позднее он выиграл большинство еврейских голосов на президентских выборах 1868 года. Будучи президентом, он назначил евреев в высшие федеральные должности. В 1876 году Грант, уже будучи президентом страны, в качестве почетного гостя посетил синагогу 'Адас Исраэль' в Вашингтоне.)
Линкольн написал записку главнокомандующему северян, генералу Генри Халлеку, в которой велел отменить приказ Гранта. Халлек был вынужден направить Гранту следующий циркуляр:
"Нам был представлен ваш приказ № 11 от 17 декабря 1862 года, предписывающий выслать всех евреев из вашего округа. Если таковой приказ действительно имел место, настоящим он немедленно аннулируется. 7 января 1863 г. Подпись - генерал Генри Халлек".
А 21 января Халлек послал Гранту письмо, в котором заявил, что президент "не возражает против высылки из вашего округа всех предателей и еврейских спекулянтов, на что, как я полагаю, и был направлен ваш приказ; но, поскольку последний распространялся на целую религиозную общину, отдельные представители которой сражаются в наших рядах, президент счел необходимым сей приказ отменить".
Наиболее детальное описание мотивов и последствий злополучного приказа можно найти в книге 1909 года 'Авраам Линкольн и евреи', Исааком Маркенсом.

взято здесь http://vk.com/wall-54404092_8329

Как выглядит апокалипсис

В начале девяностых на Волге после нескольких лет засухи, к которой прибавилась нехватка земли в черноземном регионе, разразился ужасный голод. Газеты и журналы были полны отчаянных обращений. В Сибирь потянулись длинные караваны телег с детьми и пожитками, рядом с которыми шли оборванные мужчины и женщины. По обочинам лежали больные и умирающие. Это были переселенцы, бежавшие от смерти в России, чтобы найти ее в Сибири. Смотреть на них без содрогания было невозможно. От деревни до деревни можно было добраться только по главной дороге. Дома для отдыха переселенцев часто стояли посреди степи, вдали от людских поселений. У обнищавших переселенцев не было лекарств, а все свои припасы они съели еще до того, как достигли Урала. Что-либо купить на дороге им не удавалось. Детей хоронили практически на каждой остановке; больных оставляли в деревнях; родственники теряли друг друга. Свои деревни покинули сотни тысяч крестьян, а власти не сделали ничего, чтобы им помочь. Хаосстоял неописуемый. Неграмотные крестьяне верили всем доходившим до них слухам о плодородных ничейных землях в Сибири и именно поэтому тянулись на восток из поволжских губерний. Из Тюмени в Томск они плыли на баржах, а дальше двигались пешком или на телегах. Смертность на переполненных, грязных баржах была ужасной. Лишь немногие из первых переселенцев достигли своей цели. Честные газеты делали все, что могли, чтобы привлечь внимание к ситуации. Сибиряков ужасали эти толпы чужаков-попрошаек, которые несли с собой заразу. Но масса несчастных шла вперед, как загипнотизированная, по бесконечной, безжалостной равнине.Два лета подряд русских крестьян поджидала почти неминуемая смерть, если они продолжали поиски свободной земли, однако в начале девяностых стоны погибающих людей и усилия прессы сумели проломить окружающую правительство стену безразличия, и былпредпринят ряд шагов по организации процесса переселения. Создавались станции, где переселенцы могли получить кипяток и пищу.На этих станциях по очень низким ценам продавались телеги и лошади. Кроме того, обеспечивалась медицинская помощь и составлялись списки наделов, пригодных для колонизации. Смертность снизилась, а с ней – и недовольство скитальцев. Во внутренних губерниях положение становилось все хуже, и крестьяне продолжали покидать их. Всевозможные мошенники пользовались возможностью нажиться, обещая крестьянам достать разрешения на получение лучших земель в Сибири, которые иначеможно было получить лишь после изнурительных формальностей. С помощью таких подложных документов мошенники порой разоряли целые волости, и те навсегда исчезали с карты уезда. Не менее жестокий способ избрало и правительство, чтобы исправить ситуацию. В первые два года миграция шла беспрепятственно, но затем власти издали строгий приказ, запрещающий пускать эмигрантов за Урал, пока они не выполнят ряд необходимых формальностей. Крестьянин должен был представить доказательства, что заплатил налоги и выкуп за землю, что имеет разрешение покинуть общину и гарантию того, что все члены его семьи получат место в его новом доме. Если он не мог выполнить эти условия, его прогоняли обратно. Земским начальникам, отвечавшим за организацию этого процесса, предписывалось самым тщательным образом соблюдать интересы крестьянства. Но впридачу они получали тайные приказы, требовавшие чинить переселенцам всевозможные препятствия, чтобы в Европейской России не поднялась цена на рабочие руки. Возвращаясь из Сибири в 1896 г., я слышала такие признания от самих земских начальников.

Брешко-Брешковская Е. К. Скрытые корни русской революции. Отречение великой революционерки. 1873-1920. М., 2007.