October 2nd, 2016

Демократический губернатор

Продвижение англичан и их союзников в Вирджинии во многом стало возможно именно потому, что губернатором штата был Джефферсон.
По сути, что должен был сделать губернатор, если в пределы штата вторглись вражеские армии? Начать необходимые реквизиции для армии, подготовить провиант, начать вербовку, в том числе и принудительную, в милицию штата, и так далее. Ничего из этого Джефферсон не сделал. Почему?
Да потому что он искренне считал - демократические принципы главное и в мирное, и в военное время. Например, строительство форта на границе штата в устье реки, Чтобы предотвратить набеги англичан с моря. И Штойбен, и Лафайет умоляли, требовали - надо срочно построить этот форт. Джефферсон ссылаясь на то, что Ассамблея не имеет денег на оплату данных работ, отказывался. Штойбен предложил - раз нет денег - заставьте. Рота милиционеров или сто негров рабов вполне справятся с данной задачей.
Ответ Джефферсона надо вырезать в камне.
По виргинским законам гражданская власть не имеет права вынуждать свободного человека бесплатно трудиться, даже если он находится в данное время на военной службе. Не может она также использовать невольников без согласия их хозяина.
В ответ Штойбен взорвался - тогда ваши свободные люди скоро перестанут быть свободными и лишатся своих рабов заодно. Однако Джефферсона заело.
Вообще мнение Джефферсона о работе губернатора было...  Специфическим. Его задачей, как он её понимал, было проводить в жизнь самые разумные законы и отдавать полезные и необходимые распоряжения. Если же эти законы почему-то не соблюдались, а распоряжения не выполнялись, в этом уже не было никакой вины губернатора, разве не так?
В общем, в Единой России, так же, как и у младореформаторов, по уровню безответственности вполне сошел бы за своего.
Результат деятельности - до середины 1781 года половина штата была оккупирована англичанами, которые производили по реке постоянные рейды вглубь штата. А ведь Вирджиния имела полмиллиона человек жителей, то есть армию в 50 тысяч могла сформировать, не особо напрягаясь. Зато демократические принципы остались незыблемыми.

Колонизация по-российски

В теме об американцах все свели к климату, с водой выплеснув, на мой взгляд, и ребенка.
Прежде всего несколько прописных истин. Именно прописных, и вроде их поэтому можно не говорить, но все же лучше сказать, чтобы спокойно идти дальше.
1) Техническое. Почва для пшеницы.
Самая лучшая - это наносная, собственно именно поэтому дельта Нила во все века была лучшим местом для выращивания пшеницы. Если уж на то пошло.
А вторыми по значимости являются глинистые почвы, суглинок. Как пишут: "Наилучшие сорта этого хлеба, например белотурку, дают не черноземы, а находящиеся среди них суглинки, которые, конечно, также приближаются к глинистым почвам. В Самарской губернии есть огромные пространства, которые известны под именем белотурочных.
Затем очень близки к белотурке южнорусские пшеницы, каковы арнаутка, кубанка и др. яровые; они всего лучше родятся или на землях целинных, или старых перелогах, которые вообще связнее, чем черноземные земли, беспрерывно и давно распахиваемые."
(http://www.fiziolive.ru/html/pitanie/pitprom/wheat-sxoz8.htm)
Таким образом про чернозем стоны в известной степени ни о чем.
2) Целина.
"Где сохранилась степь, там после подъема первыми растениями идут просо, лен на семя, иногда кукуруза, бахчевые растения (последние в ограниченных размерах, главным образом у крестьян), затем сеется арнаутка, кубанка, гарновка, что повторяется и на следующий третий год, а затем — местная пшеница озимая, как менее требовательная, но на юго-востоке первым растением по целине сеется известный сорт твердой пшеницы, белотурка.
Где нет более целинных земель, твердые пшеницы сеются на старых перелогах, еще дающих хорошие урожаи и твердых пшениц. Впрочем, у южнорусских хозяев уже довольно давно появилось стремление к ограничению посевов пшениц яровых, твердых и замене их пшеницами озимыми, не только потому, что целины с каждым годом убывают, но и вследствие других причин."

Ну а теперь к главному.
Collapse )
Заметьте, как много схожих черт у колонизации Причерноморья с колонизацией Великих Равнин. Есть и свои землемеры-разведчики (Потемкин и т.д.), есть опытные пионеры, знакомые с местным климатом (малороссы, греки, сербы и т.д.), есть настоящие сеттлеры (староверы, меннониты, беглые), есть государственные и помещичьи крестьяне. Большие дешевые наделы земли, освобождение от налогов, развертывание инфраструктуры для вывоза товара. И дело сразу идет. И социальное напряжение в 1780-90-х годах гораздо меньше, чем в начале 1770-х.


Итак, Потемкин начинает колонизировать край.