September 22nd, 2016

Франция против Алжира, часть 2

Изначально проблему Алжира попытались решить с помощью ЧВК. Герцогиня д'Эгильон, племянница Ришелье, в 1645 году выделила 40 тысяч ливров, на которые было вооружено 3 корабля и нанято 400 человек. Причина - нападения алжирский и марроканских пиратов на торговые суда Гвинейской компании Франции, которая принадлежала как раз герцогине. Командование отрядом взял на себя уже известный нам шевалье Поль.
Однако около Майорки французы были атакованы галерами и флиботами пиратов, Поль с трудом отбился, потопил одну галеру, потерял 1 корабль, и вернулся в Марсель без особых результатов.
Поэтому Его Высокопреосвященство в 1653 году, помня о провале добробата Днепр-1 шевалье, решил провести полноценную войсковую операцию. Мотивов для этой операции было два: 1) король Франции, как "христианнейший король" должен сражаться с неверными (вообще ужасная мысль для Франции более раннего времени, когда с турком чуть ли не в десна целовались). 2) Бабло, поскольку считалось, что у дея Алжира его много, золото он кушает на завтрак, а серебром испражняется на обед. А как мы с вами помним по книгам Дюма, бабло было слабостью мессира Джулио.
Для этого он запросил отдельно друг от друга мнения двух своих помощников - Фуке и Кольбера.
В записке Фуке предлагалось реквизировать торговые суда у марсельских купцов, перевести в Алжир 3000 человек, "которые без сомнения завоюют весь этот край". То есть Фуке видел операцию против Алжира, как "форсирование большой реки". При этом Фуке ОШИБОЧНО полагал, что пираты в Алжире малочисленны, "их найдется едва ли больше двух-трех сотен".
В мемориале Кольбера, детально проработавшего вопрос, говорилось, что атака Алжира легкой прогулкой не будет, что для завоевания Алжира нужен флот, которого на данный момент у Франции нет. Кольбер полагал, что понадобится до 15 кораблей, 63 транспортных судна, и кроме того - до 20 галер для действий на мелководьях.
При зрелом размышлении Мазарини принял план Кольбера, и решил не торопиться. В результае возник амбициозный проект 1654 года, согласно которому к 1660-му нужно было построить 31 военный корабль и около 60 галер. Часть денег Мазарини выделил сам (а его личный бюджет был примерно равен бюджету тогдашней Франции, ну или чуть меньше бюджета нынешних полковников, борющихся с коррупцией), а часть денег приказал выделить суперинтенданту финансов Фуке.
Фуке был порождением и жертвой той финансовой системы, в которой он существовал. Чтобы с экономить денежку на постройке и положить ее себе в карман он решил привнести в дело львиную долю бартера и взаимозачетов.
Действовало это примерно так: уважаемый мсье Планше, вы должны казне 20 тыс. ливров. Вы можете закрыть этот долг, поставив на верфи Его Величества лес, по 2 ливра за лоад. Или: уважаемый мсье Гримо, вам казна должна 20 тыс. ливров. Вот вам подряд на строительство - оплата как раз 20 тыс. ливров.
В первом случае мсье Планше поставлял (естественно же!) самый паршивый лес, который смог найти, чтобы не остаться в накладе.
Во втором случае мсье Гримо экономил на всем, что можно и что нельзя, чтобы сделать подряд прибыльным для себя.
В результате к 1660-му году все верфи были забиты, но приняли в строй только 11 кораблей, остальные были либо неготовы, либо построены так ужасно, что пущены на слом.
Понимая, что творится что-то не то, еще в 1659 году Мазарини опять раскрыл свою кубышку и заказал постройку 7 кораблей в Голландии, как делали при Ришелье, со сроком сдачи не позднее лета 1661 года.
Однако кардиналу не довелось видеть результата своих трудов. 3 марта 1661 года, чувствуя приближение своей смерти, он вызвал нотариуса, и составил завещание, согласно которому все свое состояние в размере 18 миллионов ливров завещал королю Франции. Людовик был в аху прострации, причем два раза. На тот момент в королевской казне было 12 миллионов ливров, Мазарини же, играючи, предлагал подарок в полтора раза больше! И второе - как король может принять такое подарок от номинально своего поданного?
При зрелом размышлении, Людовик отказался от наследства, и Мазарини переписал свое имущество на свою племянницу Гортензию Манчини и ее мужа - герцога Ла Мельере. Королю же достались 18 алмазов великолепной огранки, которые Людовик принял. Так же Мазарини перед смертью часть своего состояния выделил на премии выдающимся литераторам, ибо ценил мастеров словесности.
Перед смертью кардинал дал Людовику ценный совет, который король пронес через всю жизнь: "Ваше Величество, никогда не имейте Первого Министра, правьте сами!"
9 марта кардиналу стало хуже, и вскоре он испустил дух.
Надо сказать, что обоим кардиналам-министрам позже не повезло. Оба были оплеваны, во время Французской Революции детвора играла в футбол вытащенным из гробницы черепом Ришелье, а прах кардинала Мазарини во время тех же событий просто развеяли по ветру.

Франция против Алжира, часть 3

Прежде чем мы перейдем к "операции века", закончившейся полным пуком, давайте сначала поговорим о том, а что же представлял из себя Алжир в ту эпоху.
Изначально это были выборные монархии, где, как говорил один французский историк Жульен, "выборы происходили путем переворотов, а убийство стало неотъемлемой частью наследования". До 1671 года Алжиром правили паши, а с 1671 года паша Алжира стал величаться деем. Так что, на будущее, оба этих термина у нас будут означать правителя Алжира.
Немного статистки по "выборности" - с 1671 по 1830 годы сменилось 30 деев, 14 из них - в результате переворота.
До 1606 года у пиратов были исключительно галеры, но "все меняется, когда приходят они" - голландские ренегаты! Попавший в плен и ставший мусульманином голландец Симон Данса, работавший на верфях голландской ОИК, привнес в кораблестроительные технологии пиратов именно парусные корабли, чаще всего с плоским дном, но достаточно быстроходные - поляки, требаки, барки, тартаны, флиботы и т.д.
На 1634 год у Алжирского паши насчитывалось 13 галер (как их называли алжирцы - длинные корабли) и 70 малых парусников (круглые корабли). С 1628 по 1634 (это когда еще Франция и Турция были номинально союзниками) алжирские пираты захватили 80 французских кораблей, с товаром 4,752 млн. ливров, и взяли 1331 человека в рабство (ну либо на выкуп).
На 1660 год население Алжира насчитывало примерно 100 тыс. человек, плюс 23-25 тыс. христианских рабов. Вообще 1660-е годы - это период расцвета пиратской монархии. Строится акведук к крепости, мощные каменные стены, множество мечетей. Укреплен был Алжир по последнему слову техники (поэтому экспедиция Бофора позже решит атаковать другой город), плюс - перед входом в бухту - обширные мели, исключающие поддержку малых судов большими кораблями.
Состав населения:
1) турки. Находились в привилегированном положении относительно остальных. Составляли костяк местных отрядов самообороны, корсарских отрядов и чиновничества.
2) Корсиканцы, очень большое количество их бежало с острова в Алжир в 1559 году. В основном шли на морскую службу. Плюс - занимались рыболовством.
3) Мавры, выкинутые из Испании. Эти чаще всего занимались ремеслом на благо ВПК Алжира.
4) Евреи. Ну понятно - купи/продай, банки, ростовщичество, БыстроДеньги ("Лучше позвонить, чем у кого-то занимать!").
5) Местные арабы - чаще всего рабочие, извозчики верблюдов, крестьяне и т.п. Кроме того занимались работорговлей с внутренними районами Африки.

Экономика Алжира.
Прежде всего работорговля, все доходы от которой шли в карман паше или дею.
Кроме того - Алжир импортировал:
- из Франции: галантерея, хлопчатобумажные ткани, железо, гвозди, холодное оружие, огнестрел, сиропы и варенья;
- из Англии: вооружение и боеприпасы (чаще всего пушки);
- с Востока: ковры, кинжалы, наргиле и « все товары, так любимые пашами, которые служили для украшения их людей или их женщин».

Но самое главное - контрабанда и ее крышевание. Главное конечно не для дея, а для привилегированных слоев, ибо им тоже денежка нужна была, "не деем единым", как говорится.
Внутренняя торговля шла продуктами питания и кожами.
Страны Европы в Алжире представляли консулы. От Франции с 1646 по 1661 год это был один из монахов Братства Св. Лазаря. Эти консулы вели переговоры с пашами по выкупу своих соотечественников, а так же передавали им дань за ненападение на суда.
Вот с таким противником и предстояло столкнуться французскому флоту и французской морской пехоте.


Франция против Алжира, неожиданное отступление

"Simon says..."

В третьем "Die hard" был террорист, который играл с негром и Виллисом в игру "Саймон говорит...". Вот почему-то во время написания этого опуса он мне часто вспоминался.
Завтра текстов не будет, в выходные тоже есть свои дела, так что - наслаждайтесь.)))


Итак, знакомьтесь. Симон Данса, он же Симон Дантзер Элла Канцлербоген или Дантцигер, он же Саймон Денсер, короче - как его только не обзывали. Когда родился - неизвестно. Откуда родом - неизвестно. Известно только, что в 1586 году объявился во Фландрии, пошел на службу к голландцам, за собственный счет снарядил судно, набрал команду сорвиголов, и стал гезом.
А в 1606 году в гавань Алжира внезапно зашел голландский корабль. Бомбардиры кинулись к пушкам, чтобы попочевать незваного гостя, однако корабль поднял алжирский флаг рядом с голландским и спустил шлюпку. Данса потребовал аудиенции у паши, и сообщил ему, что хочет вместе с командой служить под его началом. Пираты сначала не поверили. Они сказали, что в доказательство свей честности Данса и его товарищи должны принять ислам. Те с легкостью согласились. Так Симон-Саймон поступил на службу Алжиру.
Чуть позже Данса предложил - а почему бы корсарам не начать потрошить португальские и испанские галеоны с серебром и золотом? Но как? Ведь у пиратов были только галеры. И Данса предложил.... строить парусные корабли. Неизвестно, был ли у него опыт, или он подобрал людей с опытом, или вообще просто выкрал кораблестроителей. Факт в другом. Все, что мы знаем, это данные из донесений фра Пера Дэна, французского консула в Алжире.
Дэн пишет, что к 1609 году было построено первые 4 бретонских буера, которые вошли в эскадру Данса, и в течение трех лет принесли сказочный улов - до 40 торговых судов. Пример оказался настолько заразителен, что многие главари корсарских эскадр захотели вместо галер парусники.
Далее, на Варварийском берегу появляется англичанин, Джон или Джек Уорд (Ward), бывший "морской волк" королевы Елизаветы. В 1590-х у каперов Англии настали хреновые времена - испанцы хорошенько прикрыли конвои, и грабить их стало довольно сложно. Но свято место пусто не бывает, к мирной жизни переходить не хотелось и Уорд начал грабить сначала союзников англичан - голландцев и французов, а потом решил захватывать и английские корабли. Таким образом, он стал пиратом.
В 1605 году он перебрался в Сале, а в 1607 - в Тунис. Он тоже принял ислам, однако в том же 1607 году попал в переплет с французским кораблем, и чтобы спасти свою шкуру, перешел на службу к французам. Вскоре однако он вернулся в Тунис, и тоже принял участие в развитии берберийского кораблестроения.
Как результат - к 1625 году в Алжире по отзывам консулов флот состоит из 6 галиотов и до 100 мелких парусных кораблей. В 1635 году в Тунисе флот состоит из 4 больших галер, бригантины, 8 гребных фрегатов с малой осадкой, и до 70 малых парусных кораблей.
Изначально европейские ренегаты, как более привычные к парусникам, командовали эскадрами парусников, а турки и корсиканцы - эскадрами галер. Вскоре произошло разделение обязанностей - парусные корабли работали в дальних морях, тогда как галеры - в прибрежных водах и на небольших переходах.
Немного статистики по результативности.
Прибрежные эскадры галер с 1613 по 1623 год захватили 936 судов разного типа и класса (чаще всего каботажную мелочь). Эскадры же парусников берберийских пиратов с 1606 по 1616 годы захватили в водах Англии 466 только британских кораблей, не считая кораблей других наций.
Ну и что касается Данса. В 1611 году он решил перейти на французскую службу. Для этого он выкупил 10 иезуитов, захваченных алжирцами, в качестве искупления за грехи. На французскую службу принят. В Марселе на накопленные богатства делает головокружительную карьеру, став членом Торговой Палаты (респектабельный марсельский купец, фуле! Мы помним этих ребят по истории с Кассаром, неправда ли?), ну а в 1616 году во главе 22 кораблей прибывает в Алжир на переговоры о выкупе французских пленных. Паша Алжира пригласил Данса на аудиенцию, тот без проблем согласился, но как оказалось зря. Мусульмане перевертышей не любили, и на аудиенции его сначала оскопили, а потом отрубили голову.
Что касается Уорда - тот умер в Тунисе в 1622-м от чумы.