August 26th, 2016

Еще один губернатор

Совершенно не чета предыдущему, да и другой век. Но тем не менее. Борьба с коррупцией по-петровски.

В 1713-м обер-фискал Нестеров доносит Петру: "Проведал я в подлиннике, что князь Гагарин свои и других частных людей товары пропускает в Китай под видом государевых с особенными от него назначенными купчинами, отчего как сам, так и эти его приятели получают себе превеликое богатство, а других никого к китайскому торгу не допускают."
Вообще "широко жил партизан Парасюк". Гагарин только на один свой московский дом потратил 130 тысяч рублей. Для сравнения - подушная подать в 1724 году с крестьянина составляла 80 копеек, а потом была снижена до 74 копеек, и считалась как бы очень большой, которую очень  тяжело платить.
Собственно разговоры о казнокрадстве Гагарина начались примерно в 1713-м. И Петр, чтобы проверить слухи, послал с инспекцией в Сибирь полковника Григория (???? Григория ли?) Волконского. Однако до конца не доверяя Волконскому ("рука руку моет") вслед за ним он послал еще и своего денщика - Егора Пашкова.
Оказалось, что царь не зря беспокоился, и знал породу своих бояр лучше, чем они. Волконскому напела в уши Екатерина Алексевна, которая стабильно получала от Гагарина алмазы и соболя, чтобы сильно не усердствовал. Полковник и не усердствовал особо. А Пашков меж тем ходил, подглядывал, смотрел.
Оба посланника вернулись в 1717-м, Волконский отчитался, что в Сибири все отлично, коррупции нет, князь Гагарин руководит прекрасно. И тут вошел Пашков. Который начал рассказывать прямо противоположное. Царь насел на Волконского, и выяснил, что в деле замешаны ближайшие его люди (один пункт обвинительного акта так и гласил: пытался подкупить сенаторов и людей, близких к царю. Помимо царицы и ее окружения, регулярную мзду от сибирского губернатора получали князь Меншиков, главный ревизор империи князь Яков Долгоруков, канцлер (то есть глава внешнеполитического ведомства) граф Гавриил Головкин, вице-канцлер барон Петр Шафиров.). Кстати, Волконский, отвечая царю, почему врал, сказал, что боялся поссорить царя с царицей. Говорят, Петр ответил: "Скотина! Ты бы нас не поссорил, я бы просто набил бы своей жене морду и все. Она же все равно свое получит, а вот ты будешь повешен".
Поэтому была назначена комиссия из нескольких гвардейских офицеров. Чтобы выяснить степень коррупции, и придания гласности расследованию.
Естественно, все взяткобравцы с такого поворота событий сильно пере...пугались. И от Гагарина начали открещиваться. Более того, чтобы закопать Гагарина и отвести подозрения от себя, ему еще начали шить и сепаратизм. По свидетельству шведского пленника Филиппа-Иоганна Страленберга, губернатор собирался образовать в Сибири самостоятельное королевство. Одни считают это легендой, другие говорят не только о серьёзности намерений, но и о конкретных действиях губернатора: “Гагарин злоумышлял отделиться от России, потому что верно им водворены в Тобольске вызванные оружейники, и началось делание пороха”.
Только в январе 1719 года Гагарин был уволен от должности и заключён под стражу, о чём говорила специальная инструкция: “Его царское величество изволил приказать о нём, Гагарине, сказывать в городах Сибири, что он, Гагарин, плут и недобрый человек, и в Сибири уже ему губернатором не быть, а будет прислан на его место иной”.
А пере...пугавшееся ближнее окружение царя топило Гагарина и топило. Понятно, что князь Гагарин был вор. Но помимо всего прочего он был и талантливым администратором, хорошим воином, неплохим дипломатом, приличным инженером. Дело дошло до того, что за Гагарина начали просить... китайцы.
“Не желая подвергать его всей строгости законов, царь постоянно отсрочивал его казнь и для отмены её не требовал от него ничего, кроме откровенного во всём сознания. Под этим условием, ещё накануне его смерти, он предлагал возвращение ему его имущества и должностей. Но несчастный князь, против которого говорили показания его собственного сына и который выдержал уже несколько пыток кнутом, ни в чём не сознавшись, поставил себе за честь явиться на виселицу с гордым и нетрепетным челом”.
Не знаю, пошла бы история по другому, признайся в обвинениях Гагарин. Может быть и да, может быть и нет. Другой вопрос, что к 1719-му на него навешали уже кучу всего, к чему он был в принципе не причастен. Ну а Петру теперь уже была нужна сакральная жертва. Тут под следствием еще сидел архангельский губернатор, Волынского подозревали в растратах, ходили слухи про воровство Шафирова.
Именно поэтому казнь больше напоминала представление.
16 марта 1721 года Гагарин был вздёрнут на виселицу перед окнами Юстиц-коллегии в присутствии царя, знатных вельмож и всех своих родственников. По завершении казни Пётр пригласил (точнее, заставил) всех, в том числе и родственников казнённого, посетить его, государев, поминальный обед. Было “полное заседание и питьё” той самой царской “своей компании”, к которой принадлежал когда-то и Матвей Петрович. Раздавались обычные здравицы. А под окнами дворца на обвитых траурными лентами инструментах играли музыканты, одетые в чёрное. Палили пушки на Царицыном лугу. Поистине, только Пётр мог отмечать поминки по государственному преступнику, а затем приказать, чтобы вельможный труп провисел на площади более семи месяцев - в назидание всем российским лихоимцам и казнокрадам. Только по истечении этого срока в фамильной усыпальнице Гагариных, в сельце Сенницы Озёрского района Московской области, тело Матвея Петровича было предано земле.


Петровский фэйспалм выглядит так.

Когда что-то мешает плохому танцору


Итак, какие же выводы мы можем сделать из этой истории? Во-первых, зачиная рыночные преобразования, их необходимо проводить с твёрдостью, стойкостью, жёсткостью, уверенностью и игнорируя мнение привыкшей к патернализму значительной части населения (именно таких качеств, к сожалению, не хватило Президенту России Борису Николаевичу Ельцину в период 1991-1994 гг, решившего, что необходимо идти «демократическим путём», в результате чего мы хоть и сделали значительные шаги вперёд и вырвались из оков советского строя, однако же остановились где-то на полпути к рынку с возможностью отката назад, к социализму). Во-вторых, именно и только рыночные реформы, а не политические ужимки, наподобие созыва Луи XVI то собрания нотаблей, то Генеральных штатов, могут обеспечить стабильность, развитие и благополучие той или иной страны без революций, войн и потрясений; при условии, конечно, что население этой страны не состоит поголовно из бездельников и бездарей — в таком случае ничего не поможет, но опыт Кореи показывает, что даже самая отсталая и, казалось бы, бесперспективная страна может превратиться в передовую и процветающую, если дать возможность людям работать на себя, а не на «народное государство».

Вот за что я люблю либералов - так это за хорошую мину при плохой игре.)  Казалось бы - ну провалились реформы Тюрго, причем очень быстро. Оказалось, что рынок сам себя не может регулировать, ну если без социальных потрясений. Однако виноваты все - народ, природа, король, но только не сами реформаторы.))

читать полностью здесь
http://top.rln.fm/market-will-save-us/

Аааааааа)))

Мазепа был совершенно уверен, что этим назначением (и пожалованиями) купил Полуботка, как говорится, «с потрохами». Но плохо он знал Павла Леонтьевича! Тот, видимо, просто хохотал, когда мятежный гетман осенью 1708 года вознамерился переметнуться на сторону короля Карла XII, и звал его с собой. Шесть из десяти малороссийских полковников ушли тогда за гетманом-изменником (уточняем: без полков, «личный состав» которых не решился предать православного монарха). Страшно далеки, получается, были они, эти полковники, от народа!
А эти четыре, оставшиеся верными царю (потом к ним присоединились и некоторые из перебежавших) полковники прибыли в Глухов, где 6 ноября 1708 года по велению царя Петра должен был избран новый гетман. Павел Полуботок надеялся, что выбор падёт именно на него. Но Пётр решил иначе: «Этот очень хитер, он может Мазепе уравниться». И гетманом в итоге стал стародубский полковник Иван Ильич Скоропадский.
Сохранившие верность присяге полковники здесь же, в Глухове, просили у царя Петра сохранить за ними их прежние маетности. Павел Полуботок, в отличие от них, подошёл к делу по-новаторски: он привёз с собой список «выморочного» имущества бежавшей старшины, и хлопотал о закреплении его за ним. Пётр уважил просьбу. Неделю спустя после избрания гетмана, 14 ноября 1708 года, с формулировкой  «за верныя и усерднорадетельныя службы, как в войсковых действиях против неприятеля короля шведскаго, также и за показанную его непоколебимую верность в настоящем случае измены великому государю бывшаго гетмана Мазепы», Полуботок получил царскую грамоту на маетности, оставшаяся после шурина его Гадячского полковника Михаила Васильевича Самойловича, а в Лубенском полку – всё бывшее во владении жены Ивана Обидовскаго, племянника Мазепы».

Вообще, удивительные парни)))  друг друга сожрать готовы и выплюнуть. Правильно с ними Веляминов разговаривал. Только так и надо.

21 июля 1722 г. в Глухов приезжает президент Малороссийской коллегии бригадир Степан Вельяминов-Зернов с шестью штаб-офицерами и прокурором. Выполняя тайные инструкции царя, при помощи русского военного гарнизона Глухова Вельяминов производит обыски в Генеральной войсковой канцелярии и других гетманских учреждениях, изымает гетманские клейноды, поносит руганью козацкую старшину. В ответ на замечание наказного гетмана о неслыханности и непристойности таких действий, Вельяминов орал: "Я бригадир и президент, а ты что такое предо мной? Ничто! Вот я вас согну так, что и другие треснут. Государь указал переменить ваши давности и чинить с вами по-новому! Я вам указ!"

Ну и универсал Петра : “как всем известно, что со времен первого гетмана Богдана Хмельницкого, даже до Скоропадского, все гетманы явились изменниками и какое бедствие от того терпело Наше Государство, особливо Малая Россия, то подлежит приискать в гетманы весьма верного и известного человека о чем и имеем Мы непрестанное старание; а пока оный найдется для пользы вашего края, определено правительство, которому велено действовать по данной инструкции; так да гетманского избрания не будет в делах остановки, почему о сем деле докучать не надлежит. Петр”