June 17th, 2016

Грязная игра

"Сэр, я прошу вас уволить меня от отдания вам чести, так же как и вашим офицерам. Ваш корабль был сильнее классом, чем мой, но он не вел честного боя. Господь Всемогущий спас нас от самой грязной ловушки вероломного противника. Если бы вы, Сэр, боролись со мной честно - я принял бы вашу шпагу со слезой симпатии и уважения. Но сейчас я получаю вашу шпагу с невыразимым презрением. А теперь, Сэр, вы собственными глазами увидите, что эта шпага не осквернит более руки ни одного честного человека, будь то француз или англичанин. Я здесь, при всех, ломаю вашу шпагу о колено!"

Причиной этой тирады кэптена Томаса Макнамары Рассела послужили действия французского фрегата "Сибилл" (капитан граф де Кергарю-Локмариа). В начале января француз сцепился с HMS Magicienne, был взаимный встречный абордаж, а потом начался шторм - и "Сибилл" получил довольно большие повреждения, особенно у ватерлинии. Чтобы не утонуть - он сбросил за борт 12 из своих 32 пушек. Ну а 22 января 1783 года француз, шедший под временным такелажем в районе Чесапикского залива, был обнаружен 26-пушечным фрегатом HMS Hussar. Чтобы запутать англичанина, Кергарю приказал поднять международный флаг бедствия и британский флаг над французским. Когда англичанин сблизился с "Сибилл" ради оказания помощи - француз открыл огонь, и постарался взять фрегат на абордаж. Рассел, имея в качестве главного калибра 9-фунтовки (против 12- и 8-фунтовок француза), постарался сманеврировать, отойти, и начал класть ядра под ватерлинию неприятеля, однако француз успел сблизиться, и в атаку пошла абордажная команда. На борт "Hussar" успело высадиться 12 человек, но далее абордажные концы были обрублены, а атака отбита. Англичанин отошел на небольшое расстояние, француз из-за пробоин под ватерлинией замедлил ход, а тут на сцене появились 50-пушечный "Сенчурион" и 18-пушечный шлюп "Харриер". После второго залпа "Сенчурион" французский фрегат поднял белый флаг.
Атака корабля, шедшего на помощь судну, терпящему бедствие, стала для англичан шоком. Шпагу Кергарю церемониально преломили чрез колено, а сам он вместе с офицерами был посажен в карцер, их кормили матросским пайком и не выдали принадлежностей для сна.

Открытое обращение к обитателям Вконтактика

Уважаемые админы всяких исторических групп. Я понимаю ваши нужды, я понимаю, что новости вам надо выдавать по две в час и т.д. Но я не очень люблю, когда мои тексты берут, но не указывают ссылку или меня, как автора. Получается, что вы ради монетизации своих сообществ ВОРУЕТЕ тексты и ВЫДАЕТЕ ИХ ЗА СВОИ.
Я не прошу с вас денег или каких-либо привилегий. Мой ЖЖ не монетизирован, все заходят сюда свободно, что хотят - перепощивают, и никому никогда я на это ничего не высказывал. У меня одна просьба - разместили мой текст - дали ссылку или имя автора.
Ну либо удалите мои тексты, и напишите свои. Умейте уважать чужой труд.
Не заставляйте меня играть в Сергея Лазарева, по-моему добавить ссылку или автора не так уж и сложно. Ну либо создавайте свой контент, как это делает к примеру сообщество "Пьем помин".
Я не против вашего развития, даже за счет моих текстов, но не указывать автора - это очень стремно. Не заставляйте меня обращаться к администрации, зачем это вам нужно.

Войны заложников

К вопросу, как изменилась война в эпоху Наполеона.  Две цитаты.

1. "разведчики вернулись с вестью одновременно радостной и страшной: французы покидают Москву и собираются взорвать Кремль! Наутро Винцингероде ринулся в город, чтобы спасти его от разрушения. С белым платком на казачьей пике он беспрепятственно доехал по Тверской до губернаторского дома, объявил первому встретившемуся французскому офицеру, что он парламентёр, и… был взят в плен. Передовые разъезды казаков находились слишком далеко, чтобы помочь своему командиру. Ожидавшие вестей Иловайский-четвёртый и Бенкендорф узнали об инциденте к вечеру и подготовились к вступлению в город на следующее же утро. <...>
Почти сразу Бенкендорф повёл на столицу свою бригаду — Изюмский гусарский и лейб-казачий полки, а вперёд послал трубача с письмом: сообщить французам, что за жизнь Винцингероде будут отвечать своей жизнью все французские генералы, находящиеся в русском плену. "

2. " Ганзейский город Люнебург в нижнем течении Эльбы не стал дожидаться подхода русско-прусских войск. Едва услышав, что казаки приближаются, его жители самостоятельно прогнали наполеоновских чиновников и ввели прежнее, «дофранцузское» управление — несмотря на угрозу быть «наказанными» от расположенных неподалёку наполеоновских войск. 14 марта они даже отбили нападение французских жандармов. Поддержать непокорный город бросились отряды Чернышёва и Дёрнберга (которому теперь был подчинён Бенкендорф) — около 3,5 тысячи человек. Началась гонка между ними и наполеоновским генералом Жозефом Мораном, имевшим более четырёх с половиной тысяч человек при 12 орудиях. Моран был ближе, поэтому успел первым, хотя отряд Бенкендорфа проходил до 70 вёрст в день. 20 марта французы заняли Люнебург и устроили военный суд, приговоривший к расстрелу 50 горожан.
Однако торжественную показательную казнь подготовить не успели. Уже на следующее утро, 21 марта, отряд Морана был атакован русско-прусскими партизанами и, хотя оборонялся упорно, не смог остановить их у городских стен. А сам город стал ловушкой для французов: здесь на них набросились ещё и жители. В бойне на улицах полегло до половины солдат Морана, а когда сам он был смертельно ранен, его уцелевшие подчинённые сложили оружие. Были взяты трофеи: три знамени, девять пушек, весь обоз. Уцелевшие три полковника, 80 офицеров и 2200 нижних чинов были взяты в плен. Увы, на следующий день «летучие отряды» союзников должны были оставить город ввиду приближения целого французского корпуса под начальством маршала Даву. Уходя, Чернышёв написал неприятельскому командующему, что за смерть каждого из жителей будут отвечать пленные французы. Угроза подействовала — никто из люнебургцев не был казнён."