April 12th, 2016

Fleet in being.

Наверное все знают, что вышеупомянутый термин был впервые продекларирован Артуром Гербертом, графом Торрингтоном летом 1690 года. Тогда ситуация складывалась так, что численно больший французский флот графа Турвилля противостоял меньшему английскому флоту. И тогда Герберт предложил не вступать в сражение а держать свой флот в порту в боевой готовности. При этом он привел следующие аргументы – даже стоя в порту флот является угрозой для флота противника. Он не может спокойно атаковать берег, высаживать войска, и т.л., пока у него в тылу находится пусть и численно меньшая, но сильная группировка кораблей, которая в любой момент может ударить во фланг, или по отбившимся кораблям. То есть это своего рода «угроза действием».
То есть французы будут вынуждены вести блокаду английского флота. Однако эта блокада, продолжал Герберт, будет гораздо более ущербной для них, чем для нас. Корабли противника в море будут испытывать логистические проблемы, получать повреждения, терять матросов из-за болезней и несчастных случаев, в конце концов – капитаны и экипажи будут просто уставать. В то же время нами блокада будет переноситься гораздо легче. Именно из-за отсутствия этих проблем.
Вместо действий флот против флота, предлагал Герберт, надо тревожить врага крейсерами, навязать борьбу на коммуникациях, что ослабит и врага, и блокаду.
Кстати, именно такие же аргументы приводил Вильневу Гравина в Кадисе в 1805 году. Пусть флот Нельсона блокирует Кадис. Пусть попадает в шторма и бури, пусть получает повреждения. Это в наших интересах. Англичане со временем будут все слабее, тогда как мы – сильнее. Если мы заставим их провести зиму в море – они получат повреждения, сравнимые с теми, какие бы понесли в сражении.
В принципе логика не лишена смысла. Но она имеет только один дефект. Реализуя принцип Fleet in being, отдаешь инициативу противнику. Это противник решает, где, когда, как и какими силами ударить. А ты лишь сможешь реагировать на те или иные вызовы. Именно устранение от открытой борьбы и отдает море противнику. Крейсера здесь мало что могут сделать – их довольно быстро переловят.
Ну и еще одно. Как показала история – флот, устранившийся от активных действий, довольно быстро теряет боеспособность и профессиональную подготовку. Тогда как флот блокирующий, вынужденный находится в море, наоборот, эту профессиональную подготовку лишь совершенствует и приобритает.
Примеров масса – Хок на блокаде Бреста, Хоу на блокаде Тулона, Нельсон на блокаде Кадиса, да в конце концов Того на блокаде Порт-Артура. Ну и последний пример (это не я придумал – это испанцы, если что – ссылку дам) – это Крым-2014, где украинцы хотели поиграть во Fleet in being, а их просто заблокировали в Донузлаве, а потом захватили.

Добавлю бугурту

Гигиена, часть вторая.
На этот раз американцы, русские, каперы и пираты.


Если имеется неприязнь к ресурсу - тогда читайте просто отрывок здесь, кому интересно (про русский флот, естественно): "До 1790 года личный состав кораблей питался поартельно. Матросы получали провизию на неделю и хранили ее в рундуках. Приготовление пищи производилось для каждой артели отдельно. Офицеры также заботились о своем питании самостоятельно, и в результате отходы и гарь очень сильно загрязняли корабли. Во время реформы Грейга-Чичагова от поартельного питания полностью отказались.<......>
В 1769 году началась война с Турцией; возникла идея послать в Средиземное море эскадру Балтийского флота для борьбы на турецких коммуникациях. В конце августа из Кронштадта вышла эскадра адмирала Спиридова (7 кораблей, 1 фрегат, 1 бомбардирское судно, 4 пинка и 2 пакетбота). Из отчета адмирала:
«В приложении к донесению адмирала Спиридова от 26 декабря 1769 года из Порт-Магона показано следующее число умерших и больных на эскадре: на переходе от Кронштадта до Копенгагена умерло 27 человек; на Копенгагенском рейде умерло 27 человек, больных от 295 до 320; на переходе от Копенгагена до Гулля умерло 47 человек; во время стоянки в Гулле умерло 83 человека, больных от 620 до 720 человек; на переходе от Гулля до Порт-Магона и в этом порте до 26 декабря умерло 208 человек. Всего за переход от Кронштадта до Порт-Магона умерло 392 человека».


Ну и прекрасное из описания после осмотра русских кораблей в Порт-Магоне в 1770-м: «Пресная вода, содержавшаяся в деревянных бочках, после недолгого плавания испортилась и приобрела отвратительный вкус и запах гнилых яиц. Зловоние в нижних палубах увеличивается гниющей в трюме водой, поскольку русские раздают матросам еду на руки, и те хранят ее в рундуках и койках. Балласт используют земляной или песчаный, в котором собирается и гниет весь сор, это представляет полное удобство для размножения крыс и различных беспокойных насекомых. У эскадры нет судовых лазаретов и госпитальных судов, а больные не отделяются от здоровых. На нижних палубах затхлый воздух, вентиляции не существует».



Русский флот