March 21st, 2016

Кому война - а кому мать родна

В 1790 году внешнеторговый оборот США составлял всего 20 млн. долларов.
Однако с 1793 года он начинает расти, как на дрожжах.
Итак, 1793 год - 26.110 млн. долларов.
1795-й - уже 47.99 млн. долларов.
1799-й - 78.67 млн. долларов.
1807-й - 108, 34 млн. долларов.
При этом собственно американские перевозки возросли всего в 2.5 раза, с 15 до 40 млн. долларов.
Почему же так возросла внешняя торговля США?
Профессор Стивен в книге "War in Disguise: or, the Frauds of the Neutral Flags" пишет: "Все торговые флаги, спасаясь от Англии, исчезли с морей. Франция и Голландия совсем перестали торговать под своими флагами. Испания некоторое время продолжала перевозить золото и серебро в слитках на своих собственных судах под эскортом военных кораблей, но вскоре тоже отказалась от этого. В 1806 году впервые перевозя слитки из Мексики и Перу Испания воспользовалась американским флагом.
Именно под американским флагом была продолжена торговля с Сенегалом, сахарная торговля с Кубой, экспорт кофе из Каракаса, вывоз индиго из Южной Америки. От Вера Курса до Картахены, от Ла-Платы до Антил, от Батавии до Манилы, везде шнырял флот под звездно-полосатыми флагами. США банально торговали своим флагом, легализуя перевозки в глазах англичан. Они насыщали рынки Эмдена и Лиссабона, Гамбурга и Копенгагена, они насытили Европу продуктами из Вест-Индии и тканями Востока, возвращая обратно текстиль из Германии и Франции, и тем самым конкурируя с текстилем из Йоркшира, Манчестера, Бирмингема."

Чего-то вот в свете этих слов массовые захваты американских торговых судов англичанами с 1806 по 1808 годы совершенно не кажутся мне такими уж и неправильными. По сути Британию круто обрубили с Континентальной системой, ей в войну пришлось полностью перестраивать свою экономику и искать новые рынки сбыта. А тут одна нейтральная страна решила побыть самой умной и самой хитрой. И потом начала сильно вопить по поводу того, что ее торговые суда захватывают, и торговлю рушат на корню.

И в продолжение)))))

Немного о зиц-председателях Фуксах Нового Времени:

"Внезапно купцы, которые до времени последней войны были совершенно неизвестны, вдруг оказались владельцами не пары-тройки судов, а нескольких флотилий. Так, в 1807 году был взят английский приз (ост-индиец), который принадлежал... прусскому сапожнику из Остфрисланда. Дальнейшее расследование, проведенное ведомством Фуше, показало, что на него было зарегистрировано... 150 судов, среди которых никак не меньше пяти ост-индийцев, естественно - бывших ранее во владении английской ОИК.
Его подписи и гарантии так же стояли на документе о продаже активов голландской ОИК в Батавии англичанам на сумму в 1.7 миллиона фунтов стерлингов."

Батавская республика

Итак, 19 января 1795 года французские войска вошли в Амстердам. Дандельс, вступив в город, объявил, что «французы желали бы, чтобы голландская нация сбросила свои оковы и сделала себя свободной». Французы не желают угнетать голландцев, он хотят быть в дружбе с ними, как со свободными людьми.
Эти высокопарные слова сопровождались контрибуцией, которую наложили на Амстердамский банк победители – 100 миллионов гульденов. Институты штатгальтерства и пенсионария были отменены. Разогнали коллегии, королевский совет, Совет Адмиралтейства, Счетную палату. Теперь были организованы Комитеты: комитет по Всеобщему благосостоянию, военный комитет, морской комитет, финансовый комитет и т.д.
Отличие их от прежних структур состояло в более жесткой централизации, и как следствие – в большей эффективности в решении проблем.
3 марта в Париж прибыли голландские представители Ван Бло и Мейер, которые чтобы договориться о выплате выкупа французам. Те поставили тяжелые условия - еще 100 млн. флоринов наличными в течение трех месяцев. Этот выкуп был оформлен как ссуда – под 3 процента годовых. Так же Голландия понесла и территориальные потери – к бывшей Фландрии (теперь французской) перешли Вааль, Вальхерен и Южный Бевеланд.
Генеральные Штаты (оставленные на переходный период) сначала отвергли эти предложения, однако страх перед новой оккупацией сыграл свою роль – 11 мая было приняты условия мира с Францией. Они оказались еще тяжелее, чем первоначальные. Голландцы помимо 100 миллионов и вышеупомянутых территорий теряли Маастрихт, Венлоо и голландскую Фландрию. Кроме того, в стране размещался 25-тысячный французский корпус «во избежание всяких эксцессов».
А далее при полно поддержке французских ашкеназов-банкиров произошло следующее – было объявлено о замене всей золотой и серебряной монеты на ассигнации французского банка. Естественно, сефарды с этим не согласились, и массово стали покидать страну, естественно вместе с капиталами (по самым осторожным оценкам было вывезено из страны около 1 миллиарда флоринов, причем в золоте и серебре в большинстве своем), чаще всего выезжая либо в Британию, либо в США. Те, что остались, поменяли драгметаллы на цветные бумажки французских ассигнаций.
Голландское побережье было сразу же заблокировано кораблями Роял Неви. Голландская торговля остановилась. Одна за другой британцы захватили все голландские колонии в Вест- и Ост-Индии. Мыс Доброй Надежды сдался адмиралу Родни. Контр-адмирал Лукас захватил Цейлон, Молуккские острова и Малакку. Демерара, Эссекибо и Бербике пали весной 1796-го года. Суринам – в 1799-м. Ява – в 1801-м. Голландия перестала существовать как колониальная держава.
Флот был насквозь оранжистским, поэтому все высшие морские офицеры сбежали в Британию. Пришедшие вместо них на командные посты младшие офицеры и капитаны торговых кораблей, были храбрыми, но безграмотными в военном смысле моряками.
В 1797 году у Кампердауна британский адмирал Дункан разгромил эскадру де Винтера, что еще более ослабило голландский флот. Из 16 кораблей англичане захватили 9.
1 марта 1796 года в Голландии состоялись первые выборы президента так называемой Батавской республики. Им стал Питер Паулюс, однако президентство его продлилось ровно 17 дней, ибо 17 марта 1796 года он умер. Эта смерть оказалась очень некстати – Голландию опять начали раздирать смуты, страна разделилась на три лагеря – юнионисты, умеренные и федералисты. Юнионисты выступали за объединение всей страны под одним правительством. Федералисты считали, что каждой из провинций должно править свое правительство, а для вопросов внешней политики вполне достаточно Генерального Совета, куда войдут представители всех территорий. Умеренные говорили о некоем смешении одно и второго подхода.
На Учредительном Собрании в 1797 году победили юнионисты – за создание единого правительства проголосовало 136 716 избирателей, против – всего 27 955 человек. Сразу же после победы на выборах лидеры федералистов – 22 человека – были объявлены шпионами, врагами отечества, тайными оранжистами и агентами аристократов, и брошены в тюрьму.
Главными теперь в Голландии являлись французы и французский опыт. Законодательный Парламент был сделан двухпалатным. Верхняя Палата занималась законотворческой деятельностью. Нижняя Палата – контролем деятельности Управления, в которое входили министерство по иностранным делам, морское министерство, а так же министерства образования, финансов, правосудия, полиции, образования и экономики. Церковь была отделена от государства, ее земли конфискованы.
В августе 1798 года у берегов Голландии появилась русско-английская эскадра адмиралов Макарова и Дункана. 26-го числа англичане высадились на острове Каллантроог, голландцы вскоре оставили Хельдер. Голландский флот был захвачен англичанами и русскими на своих якорных стоянках.
Ну а потом была высадка русского-английских войск под командованием Йорка (бывшего посла, нашего старого знакомого) и русского генерала Германа фон Ферзена. Йорк, как обычно, не дождавшись русских, атаковал французов и голландцев, и был разбит. Ничего не зная о неудаче Йорка русские продвинулись к Бергену и атаковали его, однако были атакованы с двух сторон и разбиты, поскольку Йорк наше наступление не поддержал. Русские потеряли до 3 тысяч человек, генерала Жеребцова убитым, генерала Германа – пленным.
Далее шли позиционные бои, которые при командовании Йорка не могли кончиться хорошо – большие потери заставили англичан эвакуировать десант на острова Джернси и Гернси.
Конституция 1801 года (проголосованная просто отлично – 52 279 человек проголосовали против, 16 771 – за, а 350 тысяч – воздержались. Так вот, по приказанию первого консула Бонапарта всех воздержавшихся просто приплюсовали к проголосовавшим за) сосредоточила власть в руках 12 Представителей, которые составили Исполнительный Совет. Новая система власти была жестко централизована, но часть коммунальных и социальных вопросов была отдана на откуп местным советам.
27 марта 1802 года был заключен Амьенский мир. Перед подписанием соглашения Англия подложила Голландцам здоровенную свинью – она согласилась передать голландские колонии обратно, но только… Вильгельму V Оранскому. Тот на старости лет порадовался – теперь было на что жить, и что тратить. Естественно ни в какую Голландию Вильгельм не поехал, а укатил в свое Нассау, где и тихо помер в 1806-м.
Наполеон поставил новые правила для голландских вооруженных сил. Армия теперь должна была состоять из 18 тыс. французов и 16 тыс. голландцев. Голландский флот должен был иметь 10 ЛК, и 350 мелких канонерок и прамов, которые предполагалось построить для перевозки десанта в Англию.
Естественно, это потребовало усиления налогообложения, что местные, мягко сказать, не приветствовали. На флот в принудительно-добровольном порядке Голландию вынудили раскошелиться на 40 миллионов флоринов.
Французский финансист Гогель (Gogel), назначенный министром финансов, отлично вывернулся из трудной ситуации, довольно эффективно распределив налоги и обеспечив их собираемость. Однако в 1805-м Наполеон решил, что хватит на границе с Францией республик, и в 1806-м преобразовал Голландию в королевство, куда посадил царствовать своего брата – Луи. Это было сделано на заседании Совета 10 апреля 1806 года. По сути Наполеон просто поставил голландцам ультиматум. В случае отказа в Голландию на постой должна была быть введена Мозельская армия, а Совет упразднялся.
Естественно, что спорить с Бонапартом голландцы не имели сил и средств, именно поэтому 23 мая 1806 года Батавская республика стала Голландским королевством, а 15 июня в Гаагу прибыл новоиспечённый монарх – Луи Наполеон.