January 27th, 2016

Крестный отец США

По поводу вчерашней загадки.
Это конечно же Томас Пейн.
Да не покажется вам странным, но американские колонии дореволюционного периода (впрочем и послереволюционного тоже) были своего рода олигархиями. В Нью-Йорке правили семейства Клинтонов, Ливингстонов и Скайлеров. В Бостоне - семейки Адамсов (тут с одной "д"), Ширли и Хатчинсонов. Ну и так далее.
Естественно, вся американская революция до некоторого времени была эдаким междусобойчиком, которым прикрывались в борьбе за вполне реальную, осязаемую власть.
Все помнят, к примеру, как "сыны Свободы" в ответ на введение новых пошлин и сборов залезли на шхуну "Либерти" и утопили весь чай ОИК, ввезенный в пределы колоний. Но обычно забывают сказать другое - что "сыны Свободы" в этом плане мало чем отличались от нынешних дагестанских или казанских преступных группировок в славном граде Москве, и сидели на содержании Джона и Самуэля Адамсов, которые финансировали этих вышибал, и использовали их в качестве не вполне легальной силы против своих конкурентов.
Давайте спроецируем ситуацию на сегодняшнее время.
Как бы вы отнеслись к тому, что в ответ, допустим, на повышение пенсионного возраста некие крепкие парни из окружения, скажем, Лимонова залезли в какой-нибудь офис "Роснефти" и на основании того, что "Роснефть" компания государственная - разгромили его? Как вы считаете, это были бы противоправные действия?
Именно поэтому в большей части бостонского общества действия "сынов Свободы" не то что поддержки - даже сочувствия не вызывали. Это были радикалы, наподобие украинского "Правого Сектора". А радикалы никогда не пользуются поддержкой широких народных масс.
И вот 1775 год. Уже прогремел Конкорд. Собрались в тесных пивных Филадельфии все эти Адамсы, Франклины, Джефферсоны, и прихлебывая кто мадеру, кто пиво рассуждают... О чем? Да о самом простом - что, мол, побузили, и будет. Надо как-то договариваться с королем, и вообще - "мир, дружба, жвачка". И наверное бы это в итоге и произошло, ибо не в "Письмах фермера" Адамса, ни в мемориях Франклина и Джефферсона - нигде не звучали слова "отделение" и "республика".
Эти слова прозвучали 10 января 1776 года в одной из таверн Филадельфии от приехавшего в Америку англичанина - Томаса Пейна.
"Кто же вы, мистер Пейн?"
Надо сказать, что Пейн был троллем 80-го уровня. Вот чего у него не отнять - так это офигительного чувства сарказма,который мало у кого встретишь.
Так, например, в декабре 1762 года он начал работу таможенным чиновником в Грентхэме, Линкольншир, и был уволен со скандалом 27 августа 1765 года. Причина увольнения - он пришел к начальству и заявил, что все товары, прошедшие через таможню, и на которых он ставил таможенный лейбл, он не проверял. Когда его спросили - почему? - он сказал, что делал как все. У вас, насмехался Пейн над таможенным начальством, никто ничего не проверяет. Дело происходит очень просто - вашего таможенника отводят в сторону, дают на лапу - и далее выгружают и загружают все, что хотят.
Естественно, что начальство стерпеть такого не могло.
В 1772-м Пейн работает чиновником на акцизных сборов. Жалования 50 фунтов в год катастрофически не хватает, и он направляется к непосредственному начальнику с просьбой повысить зарплату. Тот отвечает - "Пейн, я знаю, вы красиво пишете, так вот - напишите мне приличную, хорошо изложенную записку, почему я должен вам повысить зарплату - я отошлю ее начальству, и повысят оклад не только вам, но и всем нам". Пейн написал. Позже его начальник признавался, что сделал только одну ошибку - он не прочитал, что написал Пейн.
И вот представьте себе глаза главы Департамента по Акцизам, который раскрыл письмо, и во первых строках письма прочитал примерно следующее: "Повысьте нам, пожалуйста, зарплату, а то она у нас такая маленькая, что нам ничего не остается, как брать взятки".
Это письмо в виде памфлета Пейн распространил по Лондону в количестве 4000 экземпляров.
Естественно, его уволили.
И вот 30 ноября 1774 года едва живой от брюшного тифа Пейн вышел на причал Филадельфии, приехав в колонии.
Имя его прогремело 10 января 1776 года, когда он написал манифест, который озаглавил как "Простые истины". Чуть позже Бенджамин Раш, его друг, предложил Пейну сменить название, и озаглавить памфлет: "Здравый смысл".
Именно под этим названием памфлет и вошел в историю.
Те, кому интересно - часть памфлета могут прочитать здесь, причем в переводе на русский: http://www.grinchevskiy.ru/17-18/zdraviy-smisl.php . Полностью я его не видел, все-таки 50 страниц подобного стиля выдержать тяжело. Хотя может в советское время и переводился, не знаю.
Вообще, на самом деле, очень похоже на ту малохольную в интернете, которая заунывным голосом читала: "Никогда мы не будем братьями."
Сравните сами. Цитата: "Безумно и глупо вести разговоры о дружбе с теми, кому наш разум запрещает доверять и наше расположение к кому, глубоко израненное, вынуждает нас ненавидеть их. С каждым днем исчезают последние остатки родства между нами и ними. И может ли оставаться надежда на то, что по мере исчезновения взаимоотношений взаиморасположение будет расти, или же на то, что мы будем с большим успехом достигать согласия по мере десятикратного увеличения количества причин для ссор и более серьезного, чем когда-либо прежде, осложнения взаимоотношений."
Похожие нотки, правда?
В общем, памфлет выстрелил с неистовой силой. В течение первых трех месяцев было издано 10 тысяч его копий. Памфлет зачитывали во всех городах, в тавернах и площадях, на собраниях и митингах. За все время Революции было напечатано и распространено 500 тыс. экземпляров "Здравого Смысла".
И именно Пейн разложил по полочкам очень простую истину (извините за каламбур): обращение к королю и надежда на то, что монарх, ничего не решающий в своей стране, сможет сделать в колониях - эфемерны. Речь, раз уж подняли восстание, может идти только об отделении. И только о создании республики.
За Пейном эту идею подхватили Джефферсон, Франклин, Вашингтон, Хэннок, и так далее.
Именно поэтому Пейна и Рузвельт и Вильсон называют "крестным отцом американской нации". Заметьте, именно крестным отцом, а не отцом-основателем. Как писал Вильсон: "Пейн не основал государство, Пейн дал идею. Кроме того - он не был американцем".

Небольшая добавка к битве при Кампече

А вернее - к вот этому посту: коммодор Мур перед выходом из Нового Орлеана закупил у некоего полковника Кольта карабины и револьверы, и этот заказ просто спас оружейника от банкротства.
В благодарность за это на всех экземплярах морской версии новой модели револьвера Кольта 1851 года было выгравировано: "ENGAGED 16 MAY 1843" и сама сцена боя, в память о Муре, бриге "Остин" и сражении при Кампече.





Про "займ Свободы"

Как известно, в войну за независимость солдаты армии Вашингтона получали жалование не деньгами, а сертификатами займа Свободы, то есть ценными бумагами, которые правительство пообещало обналичить сразу после войны.
Но время шло, однако Континентальный Конгресс всё отказывался менять бумажки на живые деньги. Отчаявшиеся солдаты начали эти сертификаты продавать перекупщикам за 10-12% от минимальной цены.
Ставший министром финансов Александр Гамильтон предложил  в 1791 году начать уже выплачивать долги по "займу Свободы", а это,  на минуточку, 80 миллионов долларов,  при бюджете США того времени всего в 5 миллионов долларов.
Гамильтон обосновывал  это следующим образом - расплатившись с долгами мы можем наконец-то запустить работу кредитной системы и привлечь инвестиции. Потому что в долг дают только аккуратным плательщикам.
В Сенате это предложение вызвало бурю эмоций. Ни для кого не было секретом, Кто на данный момент является владельцами сертификатов. Джефферсон, чтобы снизить выплаты, предложил выплачивать номинальную стоимость сертификатов только тем, кто их получал лично на руки,  то есть оставшимся настоящим солдатам и офицерам, которые не продали акции.
Гамильтон же настаивал на преимущественной выплате именно спекулянтам, а не солдатам.
Эти слова повергли Сенат в шок, тем не менее депутаты попросили Гамильтона объяснить поподробнее, в чем логика его решения.
Гамильтон говорил, что после выплат по займу Свободы можно организовать новый займ, продавая ценные бумаги. А кто их вернее купит - нищие голодранцы, у которых одна пара штанов и сапог-то нет, или респектабельные бизнесмены и перекупщики?
Сенаторы задумались, и на следующий день план Гамильтона по полному погашению сертификатов Займа Свободы был принят единогласно.