December 14th, 2015

Пример "Реал-политик" от Англии.

Преемником лорда Дерби явился лорд Солсбери. То был человек крупных дипломатических дарований. Он не разделял агрессивных замыслов Биконсфильда и сомневался в правильности его политики. Между прочим однажды Солсбери высказал мнение, что, поддерживая Турцию, Англия «ставит не на ту лошадь». Солсбери давно был сторонником соглашения с Россией, но он полагал, что предварительно её следует хорошенько запугать. На это и были рассчитаны первые его выступления. Они побудили Шувалова запросить Солсбери, каких же, в сущности, изменений Сан-Стефанского договора добивается английское правительство. Результатом этого явились переговоры, которые 30 мая 1878 г. закончились подписанием англорусского соглашения. По этому соглашению, Болгария отодвигалась от Константинополя за оборонительную линию Балканского хребта. Англия обязывалась не возражать против передачи России Батума и Карса и против возвращения ей Бессарабии. За это английский кабинет компенсировал себя соглашением с Турцией. Вскоре Лайарду был послан проект англотурецкого договора. «В случае, если Батум, Ардаган, Карс или одно из этих мест будут удержаны Россией»,— гласил этот документ, Англия обязывается «силой оружия» помочь султану защищать азиатские владения Турции против всякого нового посягательства России. Дальнейший текст договора свидетельствовал, что английская «помощь» предлагалась Турции далеко не бескорыстно. «Дабы предоставить Англии возможность обеспечить условия, необходимые для выполнения её обязательств, — читаем мы в договоре, — его императорское величество султан соглашается предоставить ей оккупацию и управление островом Кипром». В случае, если Россия возвратит Турции Карс и другие свои приобретения в Армении, Кипр убудет эвакуирован Англией, и весь договор потеряет силу. Наконец, султан обещал ввести реформы, улучшающие положение его христианских подданных в азиатских владениях Турции. Такое обязательство султана перед Англией позволяло ей вмешиваться во внутренние дела Турции.
Для ответа султану был дан 48-часовой срок; иначе говоря, ему был предъявлен ультиматум. 4 июня Кипрская конвенция была подписана. И всё же через некоторое время султан отказался издать фирман об уступке Кипра. Биконсфильд не смутился такой «мелочью»: англичане оккупировали остров без всякого фирмана. Султану ничего не оставалось, как задним числом издать фирман «о добровольной передаче острова».

Джек-пот

Эх, давненько что-то не было в моем журнале парусных историй. Пора, пора, как говорится, бросать на фиг русский флот, разбираться в политиках, особенно в русских, и заняться самым интересным - парусными баталиями.

И сегодняшняя история - это история джек-пота.
Собственно, началось все в январе 1762 года, когда Испания решила-таки влезть в Семилетнюю войну на стороне Франции.
И вот в апреле 1762 года Адмиралтейство отправило в поиск к Кадису 28-пушечный фрегат "Эктив" (кэптен Герберт Сойер), и 18-пушечный шлюп "Фэйворит" (мастер энд коммандер Файлмон Поунол).
В марте же 1762 года из Лимы в Испанию вышел 26-пушечный фрегат "Гермиона". Надо сказать, что "Гермиона" изначально был купеческим судном, 1730 года постройки, но в 1752 году ее приобрело испанское адмиралтейство и переделало на Кадисской верфи под свои нужды. Однако кораблик в составе флота не числился, и был вспомогательным кораблем. При выходе из Лимы корабль имел на вооружении 26 6-фунтовых пушек, командовал кораблем лейтенант испанского флота Хуан де Забалета.
Надо сказать, что на испанце были совершенно не в курсе, что между Англией и Испанией началась война. И вот 31 мая 1762 года недалеко от мыса Сент-Винсент испанский фрегат наткнулся на уже охреневавшие от скуки "Эктив" и "Фэйворит".
Испанцы замешкались, не зная что делать, и решили бежать от греха подальше. В 10.00 было принятое решение спустить всех пассажиров в трюм, чтобы они не мешали в случае вероятного боя. Около 13.00 англичане приблизились на пушечный выстрел, Забалета вызвал первого лейтенанта Хавьера Моралеса Река с тем, чтобы отдать приказ отвечать на стрельбу и покормить артиллерийские команды перед боем.
В 17.00 "Эктив" уже находился с левого борта испанца. Рек дал приказ открыть огонь, испанцы успели дать всего два полных залпа, когда к изумлению лейтенанта командир корабля Заболета приказал прекратить стрелять и спустить паруса.
Рек быстрее побежал на шканцы, и там увидел английского кэптена, который объяснял испанцу, что спутал его корабль с французским фрегатом и просил только лишь пустить небольшую группу британских морпехов осмотреть корабль на наличие французских товаров и контрабанды.
У Заболеты отлегло от сердца, он с радостью согласился, и в этот момент к испанскому кораблю со всех сторон причалило 6 английских шлюпок, откуда начали вырываться абордажные партии. Оказалось, что переговоры англичан были всего лишь уловкой. Команду и капитана заперли вместе с пассажирами в трюме, и начали обследовать корабль.
И вот тут у Мойера и Поунола чуть не случился инфаркт - ибо такой шанс выпадает раз в десять жизней. Корабль был забит серебром и золотом под завязку, серебряных слитков на нем оказалось на 2.600.000 песо, плюс - колониальные товары,  общая сумма составила 5 миллионов песо.
Корабли без раздумий повернули в Портсмут с ценным грузом. На разгрузку "Гермионы" высыпал весь город - двадцать подвод с серебром и товарами сгружали почти половину дня. Общую стоимость захвата, включая и стоимость корабля, оценили в 519.705 фунтов стерлингов.
64.964 фунта из этих денег получили адмирал Хок и командир эскадры.
Доля "Эктива" составила 251.010 фунтов (капитан: 65.053 фунта, три лейтенанта: 13.004 фунта каждый, восемь мичманов : 4.336 фунта каждый, двадцать унтер-офицеров: 1.806 фунта каждый, 158 моряков и солдат: 485 фунтов каждый).
Доля "Фэйворит" - 203.018 фунтов (капитан: 64.872 фунта, два лейтенанта: 12.974 фунта, семь мичманов : 4.324 фунта, шестнадцать унтер-офицеров: 1.802 фунта и 110 моряков и солдат: 482 фунта). Чтобы было понятно - столько и командиры и моряки заработали бы за 500 лет службы, то есть где-нибудь в команде Дейви Джонса.
Лейтенант Забалетта по возвращении в Испанию попал под трибунал и суд постановил - расстрелять! Однако он подал прошение королю, и тот простил лейтенанта, правда Забалета был с позором изгнан из флота, и сел в тюрьму строгого режима на 10 лет.


Абордаж "Гермионы".