November 21st, 2015

«Ты помнишь, как все начиналось?», часть пятая.

Прежде чем продолжим, подведем предварительные итоги.

Наши популярные книги (про научные скорее всего тоже самое можно сказать, но честно говоря искать дурацкие цитаты просто лень) постоянно твердят, что именно Россия спасла США, не послав войска в Америку и тем самым обеспечила рождение нового государства. Если сюда приплюсовать «Вооруженный нейтралитет» - то вообще надо сменить на однодолларовой банкноте портрет Вашингтона на портрет Екатерины.


Наша история, вернее наше восприятие истории, большую часть времени руссоцентрично. Мы не можем понять, как что-то в этом мире может происходить без нашего участия. Питт-младший желает вытащить свою страну из задницы и создает прусско-англо-голландскую коалицию? Нет, это он спит и видит как Рассеюшке нагадить! Негр в Зимбабве сидит и жует табак? Наверняка о России думает, когда же она на помощь придет! Турки, возмущенные действиями наших эмиссаров на Балканах, а последние открыто призывают к мятежу и создают диверсионные и партизанские отряды, снабжающиеся русским оружием, требует обязательно досмотра наших кораблей в Проливах на предмет провоза оружия и диверсантов? Заговор это, заговор – истинно говорю вам! Против России-матушки!

И тут то же самое. Как же так? США создалось без решающего участия России? Да вы врете все! Вот вам пара цитат из Франклина, Адамса и Вашингтона! При этом опускают кучу других цитат, но направленных в сторону французов, испанцев, голландцев…

В общем, «Россия – родина слонов!» - это наш извечный лозунг.

Я вам предлагаю, да и всегда предлагал относиться к России как и к любой другой стране. У которой есть свои интересы. Которая их отстаивает иногда в ущерб чужим интересам. Которая разрослась от Московского княжества до Российской империи не одними только оборонительными войнами. Которая покоряла Сибирь точно так же, как Испанцы – Южную Америку, а американцы – Дикий Запад. Мы – нормальная колониальная держава с пятивековым опытом экспансии, с ресурсной экономикой, занимающие 1/6 часть суши. Это НОРМАЛЬНО.


Оборонительное расширение границ России с 1613 года.

И поэтому, когда те же хохлы что-то верещат о суверенности и невмешательстве – их можно смело посылать лесом. Переводя с дипломатического на всем понятный русский – проблема Украины в том, что она находится на границе с Россией. Была бы Украина в Африке или Южной Америке – да и бог бы с их гидностью и неполживостью. Скакали бы до посинения. Но на нашей границе эти скачки задевают НАШИ ИНТЕРЕСЫ. Поэтому, извините граждане суверенной и независимой Украины, но наши интересы нам гораздо дороже вашей суверенности и независимости.

Ну да ладно, это все лирика.

Итак, мы выяснили, что американская армия была откровенно слаба, что ее главнокомандующий – Вашингтон, проиграл все возможные сражения, выиграв только стычку при Трентоне, что в активе у американцев только две чистые победы – это Саратога и Коупенс, причем ни в том, ни в другом сражении Вашингтона и близко не было. Кроме того, снабжалась денежным и вещевым довольствием армия США как бог на душу положит, деятели Конгресса с гораздо большим удовольствием вещали с броневичков, нежели выделяли деньги. В один момент Самуэль Адамс договорился аж до того, что армия не нужна, что только добровольные отряды спасут Америку. Сказано – сделано. По сути большую часть войны за Независимость американская армия и была большим партизанским отрядом без централизованного снабжения, без подготовки, без вертикали власти, наконец – без идеологии.

Мы с вами выяснили, что без французской поддержки с моря и с суши никакой Йорктаун был невозможен, наоборот – ситуация на начало 1781 года была такова, что южные штаты практически отложились от Филадельфии, Корнуоллис развивал наступление в Вирджинии, а Континентальный Конгресс подумывал, не разделить ли страну, отдав южные штаты британцам.

Мы так же выяснили, что в критические 1776-1778 годы спасло Америку обрушения экономики испанское серебро, что испанцы закрыли южный фланг, ослабив в решающие годы давление англичан и союзных им индейских племен от Миссисипи.

Но была еще одна страна, без которой никакой Америки бы не случилось. Речь о Голландии.

Помните известный анекдот времен начала санкций по Крыму? «Откуда у вас креветки? – Из Белоруссии.» Вот голландцы на начальном периоде стали для США такой Белоруссией, легализовывавшей товары на Европейском рынке.

В 90-е в России открывалась куча кафе, которые почти все были убыточными. И открывали их в основном бандиты, для легализации денег. То есть, допустим, продал ты наркотики, или ограбил кого – у тебя на руках грязные деньги. Зашел в свое кафе как посетитель, положил деньги в кассу, а через полчаса забрал как учредитель. И вот у тебя уже на руках чистые деньги.

Примерно то же самое происходило с американскими товарами. Сначала они попадали на голландские вест-индские острова, а потом менялась этикетка, и в Европу уже шли респектабельные голландские товары, а не какие-то серые американские. Главной перевалочной базой стал голландский остров Сент-Эстатиус (Святого Евстафия). На голландских базах отстаивались и сбывали награбленное американские корсары, в том числе и Джон Поль Джонс.

За 13 месяцев 1777-1778 годов на Сент-Эстатиусе побывало 3182 американских корабля (приходили по 7-8 в день), которые поставили голландцам 12 тыс. бочек табака, 1.5 млн. унций индиго, несчетное количество риса взамен получая военные товары и оружие.


Остров Сент-Эстатиус - зона контрабандной торговли для американцев и стойбище их каперов на Карибах.

Плюньте тому в лицо, кто будет говорить, что повстанцы были вооружены британскими ружьями «Браун Бесс». Почти вся американская армия и милиция носила конечно же голландские мушкеты «Dutch/Liege». До 1774 года из в Америку было завезено чуть более 4500 штук. В 1776-м голландцы поставили в США 18 тысяч мушкетов. В 1777-1778-м – еще 66 тысяч мушкетов.

До некоторых пор англичане были не в курсе этих махинаций, они открылись совершенно неожиданно – когда на задержанном голландском судне был захвачен Генри Лоуренс, представитель Континентального Конгресса, следовавший в Гаагу с дипломатическими бумагами. Ведь именно в 1779 году голландцы первыми признали независимость США, за что поплатились войной с Англией.


Основной мушкет американских войск - голландский, образца 1750 года.

Когда Родней в 1780 году напал на Сент-Эстатиус и захватил его – там были взяты в качестве призов 50 американских торговых кораблей и 2000 моряков. Кроме того, к англичанам попал богатейший архив, который показал, какие европейские купцы и страны причастны к торговле с США. В списке оказалось и… 57 английских фирм, против которых позже были возбуждены уголовные дела.

Не стоит забывать и то, что в период 1782-1788 годов Голландия предоставила Америке 4 крупных займа (правда под бешенные проценты, ибо голландцы – это голландцы) на общую сумму в 12 миллионов долларов, что позволило Америке выползти из послевоенной задницы.

"Русский след" в войне за Независимость США

Достоверно выяснено только шесть человек, которые участвовали в той или иной степени в войне за Независимость.
Вот они:

1.Веттер (Виктор) фон Розенталь (1753–1829), эстонский дворянин.
2.Рубенай, балтиец, офицер русской армии.
3.Ф.В.Каржавин (1745–1812), купец, писатель.
4.Корзухин — путешественник.
5.Карл Кист, аптекарь из Санкт-Петербурга.
6.Бобух Захар Иванович из Ревеля. Служил в немецком полку.

Из них только двое оставили какие-то воспоминания об этом периоде. Самыми знаменитыми, конечно же, являются письма Федора Васильевича Каржавина.
Волею судьбы его занесло на Мартинику, которая на тот момент поставляла в США провиант и вооружение, и «…желая удвоить свой капитал, по тогдашним критическим обстоятельствам, новоаглицкой торговлей, вступил я в товарищество с одним креолом (М-г Lassere), отправлявшим большое судно в Америку, положил в него свою сумму и сам на оном судне поехал в 13 число апреля 1777 года». 16 мая 1777 года к Вирджинии прибыл корабль Каржавина с острова Мартиника с грузом пороха, оружия, соли.
До 1779 года Каржавин занимался торговыми операциями между Мартиникой и Америкой, пока его не атаковал английский фрегат и не захватил корабль. В одном из писем он писал: «Я потерял три года, два корабля и всё, что имел в Новой Англии, более 20 раз в течение этого времени я рисковал жизнью».
Возвращение на Мартинику не обошлось без происшествий: у входа в гавань французскому кораблю пришлось пробиваться с боем через линию английских кораблей. Каржавин пишет: «…сел на корабль, которым командовал маркиз де Водриоль, 25 января 1780 года в Малом Йорке и через 20 дней прибыл в Мартинику, претерпев при въезде в гавань пальбу целого англицкого флота».
С окончанием войны в Америке Каржавин опять вернулся в США и, как прежде, обосновался в «столице виргинской, городе Вильямсберге». По его собственным словам, «напоследок пробравшись до Виргинии, докторствовал там, купечествовал и был переводчиком языка англо-американского при канцелярии консульства французского».
Веттер (Виктор) фон Розенталь в 1775 году в возрасте 22 лет уехал из России в Америку, воевал в Континентальной армии, получил чин майора и стал адъютантом Дж.Джексона. Получил орден Цинцинатти, вернулся в Россию, умер в 1829 году.
Но самая удивительная история - это судьба нижегородского мещанина, купца 2-й гильдии Василия Баранщикова, который волею судьбы оказался жертвою датских рабовладельцев, похитивших его в Копенгагене в 1780 году и отправивших в цепях в Америку. Баранщиков сначала был солдатом датских колониальных войск, затем — невольником на испанских плантациях о-ва Пуэрто-Рико. Высокий, статный, он приглянулся генеральше, жене губернатора Пуэрто-Рико. Она выкупила его с плантации и сделала своим крепостным, кухонным мужиком.
В конце концов он добивается свободы (бежит в США и воюет там некоторое время – БТ), получает испанский паспорт и, поступив матросом на генуэзскую бригантину, отправляется в Европу, ближе к дому. Около Алжира 1 января 1784 года на бригантину нападают алжирские пираты, и Василий становится рабом в городе Хайфа, на палестинском берегу, без какой-либо надежды на освобождение.
Через некоторое время ему неожиданно удаётся бежать на греческом судне. Баранщиков добирается на этом корабле до Венеции, где добивается получения венецианского паспорта. Из Венеции он через Стамбул пытается добраться до России, но застревает в столице Оттоманской империи. Для безопасности, всё ещё обдумывая способы вернуться в Россию, Баранщиков по настоянию греческих друзей принимает мусульманство, имя Селим и становится янычаром султанской дворцовой стражи.
29 июня 1785 года он дезертировал, с опасностью для жизни добрался до Дуная, с трудом перебрался через широкую реку, зорко охраняемую турецкой стражей, и через несколько дней оказался на берегу Днестра. Опять же с помощью добрых людей, на этот раз молдаван, он переправился через Днестр в местечке Сорока и оказался в Речи Посполитой.
Прошло несколько месяцев, прежде чем ему удалось наконец перейти русско-польскую границу около Киева и вернуться домой после вынужденного семилетнего отсутствия.
Василий Баранщиков был грамотным человеком и описал свои похождения, назвав книгу «Несчастные приключения Василия Баранщикова, мещанина Нижнего Новгорода, в трех частях света: в Америке, Азии и Европе с 1780 по 1787 годы». Она была издана в 1787 году— в год возвращения Баранщикова и оказалась весьма популярной.

Вот такие судьбы наших соотечественников, связанные с войной за Независимость.

Информация взята здесь: http://topwar.ru/31320-russkie-v-voyne-za-nezavisimost-ssha-v-1775-1783-godah.html