July 24th, 2015

Серебро и золото бухты Виго

Откуда есть-пошла легенда.
Во время боя Рука в бухте Виго англичане смогли захватить у испанцев 30-пушечный галеон "Санто-Кристо-де-Марракайбо", и начали буксировать его к выходу из узкой и неудобной бухты. Так вот, у башни Рандо он налетел на скалу и утонул.
Общее количество захваченного серебра и золота было посчитано и завизировано самим сэром Исааком Ньютоном - 4504 фунта 2 унции серебра, и 7 фунтов 8 унции 16 пеннивейтов золота.
Чтобы было понятнее - в килограммах - 2043 кг серебра и 3.4 кг золота.
Фунт стерлингов из серебра весил тогда 103.5 грамм, золотая гинея - 8.5 грамм.
То есть в из ВСЕГО захваченного можно было начеканить 19 740 серебряных фунтов плюс 400 гиней.
С учетом выплат призовых и т.д. общее количество серебра, захваченного в бухте Виго, оценивают в 14 тысяч фунтов.
Так откуда же пошли россказни о гигантском призе в бухте Виго?
А вот теперь нам придется вспомнить тот самый несчастный галеон "Санто-Кристо-де-Марракайбо".
Собственно то ли Рук, то ли Ормонд сожалели в парламенте, что галеон разбился, ибо на нем было 6 миллионов песо "Мамой клянусь, сам видел!"
Основывались все эти рассказы на данных шпионов, которые не знали действительного количества серебра, перевозимого Серебряным Флотом. Изначально действительно планировалось перевезти такую сумму, но поскольку в 1701 году конвой не рискнули пустить, то в 1702-м конвой повез сумму в 13.6 миллионов песо.
И далее начались обвинения Рука - как так - захватил 6 миллионов песо, а привез в Англию всего 14 тысяч. Значит заныкал где-то! Сразу же нашлись свидетели, которые видели, как по приказу адмирала что-то грузили в сундуки и закапывали на песчаном берегу.
Или - еще один - как под покровом ночи от эскадры отделились два фрегата, на которых перед отплытием весь день что-то грузили.
Ну и т.д. Направление мыслей, думаю, понятное.
Масла в огонь подлил Георг Датский, сообщивший, что "на одном испанском корабле в Виго погиб весь запас испанского серебра из Америки".
Конечно, читая это, испанцы и французы посмеивались, ибо Людовик XIV получил в свои кладовые 2.26 млн песо (за услуги эскорта), 6 994 293 песо сразу же легли в сундуки Филлипа Анжуйского, 2.5 млн ушло в монетный двор Мадрида, 115 тысяч - на специальные королевские расходы, и оставшиеся 1.8 млн. - в торговый дом в Севилье (купеческие деньги).
Тем не менее, из вигского серебра в Англии действительно были напечатаны деньги - ровно на 14 тысяч фунтов

А так же около 30 золотых медалей в честь победы:

Если же поднять испанские записи - то окажется, что галеон "Санто-Кристо-де-Марракайбо" вообще не нес серебра. Его груз - кошениль и индиго. Именно он и утонул в ту ночь у башни Ранде.

Опять про Вооруженный Нейтралитет

Хотя вроде как тема всем оказалась не так интересна, как Петровские времена.
Просто в качестве добавления.
Так уж получилось, что мы и оказались первыми (вместе с Данией и Швецией), кто от Вооруженного Нейтралитета открестился.
После декларации Вооруженного Нейтралитета со странами, поддержавшими ее, заключались конвенции о дружбе и взаимопомощи. Собственно, Дания, Швеция и Россия по заключении конвенций выдали новую декларацию, согласно которой стороны взаимно согласились считать Балтийское море «бесспорно закрытым по своему местному положению, в котором суда всех наций должны и могут плавать мирно и пользоваться всеми вы­годами совершенного спокойствия, и с этой целью принять между со­бою меры, содействующие к охранению этого моря и его берегов от всяких враждебных действий, пиратства и насилия».
Ну а когда Голландия присоединилась к Декларации, она надеялась, что с ней тоже Дания, Швеция и Россия заключат конвенцию о дружбе и взаимопомощи. Но мы, как бы это помягче сказать,... испугались. Ибо такой договор однозначно нас сталкивал в войне с Англией.
Поэтому мы просто обещали голландцам.
И с Пруссией, поддержавшей декларацию, тоже конвенцию подписали. И даже с Австрией.
А вот Голландию кормили обещаниями. До конца 4-й англо-голландской войны.
Но страусиная политика - она всегда выходит боком.
Наши обещания - их на другой стороне Ла-Манша услышали. И запомнили.
Потом они нам аукнулись русско-шведской войной и Очаковским кризисом.
И после войны за Независимость и англичане и голландцы считали, что Екатерина специально их столкнула лбами, чтобы пока обделать свои делишки на Черном море и на Балтике, а так же спокойно пилить Польшу.
Хотя конечно же голландцы семимильными шагами шли к прямому столкновению с Англией и до декларации о Вооруженном Нейтралитете. Просто признаться, что виноват в своих бедах ты сам - это гораздо сложнее, чем свалить все на Семирамиду Севера. А они после войны решили пойти по более легкому пути.

В заключение споров на ВИФЕ по Крымской войне

Мне очень запомнился один эпизод этой войны.
Одновременно с эскадрами в Черном море англичане и французы послали эскадру и на Балтику. Когда Николай Первый узнал об этом, он приказал адмиралам выйти в море и дать бой.
Ему начали объяснять, что у противника техническое и численное превосходство в силах, это неразумно, и лучше оставить флот на базах.
Когда союзники подошли к Свеаборгу, одной из баз русского флота, Николай еще раз приказал выйти в море, и защитить флоту свою базу. В ответ адмиралы предложили послать к крепости не корабли, а войска. Сушей. Через всю Финляндию.
Говорят, Николай Палыч тогда посмотрел на господ адмиралов и спросил : "А зачем мне вообще тогда нужен флот?"