March 20th, 2015

А хотите еще испанофилии?

В 1719 году шла война Четверного Альянса. Уже испанцы высадились в Сицилии, уже потерпели поражение у мыса Пассаро, уже армия маркиза де Леде была обложена, а у побережья Испании осуществляли блокаду англичане и французы.
И вот 21 декабря 1719 года отряд Родриго де Торреса (50-пушечные "Толоса" и "Гермиона", 60-пушечный "Гваделупе", а так же 20-пушечный шлюп "Фиделе"), вышедший из Сантандера в Кадис, а далее - в Вест-Индию для сопровождения "Серебряного флота", наткнулись у мыса Сент-Винсент на блокирующий дивизион коммодора Филиппа Кавендиша (50-пушечные "Эдвайс" и "Норвич", и 40-пушечный "Дувр").
Уход из Сантандера имел и еще одну причину - испанцы боялись, что французская армия возьмет город и просто сожжет находящиеся там испанские корабли.
Чуть ранее отряд Торреса смог захватить у побережья Португалии британские торговые шлюпы "Сант-Барбара" и "Бизарр" (испанцы упорно утверждают, что это были военные фрегат и шлюп, но таких кораблей в списке RN нет, так что это были либо приватиры, либо торговцы. У меня вообще по названиям складывается впечатление, что если эти корабли и были, то явно не английские, в общем - сам черт ногу сломит). Кавендиш решил атаковать, несмотря на то, что уступал в силах (англичане определили противника как два 52-пушечных корабля и один 54-пушечный).
Торрес, ученик мальтийских рыцарей, долгое время воевавший с турками и пиратами, не стал выстраивать никакую линию, а просто решил выйти на ветер, тогда как Кавендиш упорно пытался стянуть корабли в кильватер, находясь под ветром, что несомненно было ошибочным решением. В результате "Толоса" и "Гермиона" смогли зайти с кормы на "Норвич", тогда как пара "Гваделупе" и "Фиделе" атаковала "Эдвайс". "Дувр" же чуть приотстал и не смог помочь своим товарищам. Испанцы открыли огонь с дистанции в 100-150 ярдов, смогли повредить руль "Эдвайсу", и сбить грот-рей у "Норвича", однако вскоре подошел "Дувр" и смог отогнать "Гваделупе" от "Норвича".
Англичане смогли чуть оторваться, легли в дрейф, и начали устранять повреждения, чем воспользовался Торрес, и на полных парусах всего в 50 ярдах прошел мимо обстенившихся британцев, приказав открыть частый огонь по противнику, не обращая внимания на точность. Поскольку на этот раз англичане были на ветре, а испанцы прошли под ветром - орудия, обращенные к неприятелю у Торреса смотрели чуть вверх, и шесть-семь залпов испанцев прошлись по верхним палубам британских кораблей, что привело к большим потерям. "Эдвайс" лишился фок-стеньги, "Дувр" получил пару болезненных залпов в корму. Испанцы прошли вперед и устремились к Кадису.
Кавендиш начал преследование, стараясь концентрировать огонь своих кораблей то на корме "Гваделупе", то на корме "Толосы". Для этого он выстроил свои корабли строем фронта (чтобы больше носовых орудий участвовало в залпе) и старался сбить паруса у испанцев.
Вскоре эта затея удалась, один из испанских кораблей потерял часть бизани, его развернуло и паруса заполоскались на ветру. Торрес сразу же развернул свои корабли и прикрыл подранка, чтобы тот смог отремонтироваться. Попробовавший подойти ближе "Дувр" отхватил дальний залп из 18-фунтовок и сразу же отошел подальше. "Эдвайс" и "Норвич" повторили маневр Торреса, и прошли на полных парусах вперед, развив максимальную скорострельность по испанцам. Теперь они опять находились между Кадисом и испанской эскадрой.
Торрес же, исправив повреждения, начал заходить с северо-запада, прижимая англичан к Кадису, и оставалось только два выхода - либо опять идти в бой, либо проскочить вперед, освободив тем самым дорогу донам.
Кавендиш решил сражаться. Оба противника выстроили линию и на дистанции примерно в 200-300 ярдов обмениваясь залпами шли на юг. Уже миновали Кадис, когда Торрес начал сближаться, и тут на Кавендиша спустилось озарение - Торрес понимал, что впереди у англичан мыс Трафальгар, и если испанцы смогут вырваться чуть вперед - то англичанам светит поражение, ибо плыть вперед они не смогут, поворот на юго-запад - это гарантированный продольный огонь, поворот фордевинд - это мели у Трафальгара, а поворот бакштаг - это потеря ветра и опять-таки продольный огонь. Коммодор приказал поставить все возможные паруса, поймал полный ветер и не заботясь о противнике развил всю возможную скорость.
Примерно в 20.30 он смог обогнуть мыс Трафальгар и взял курс на Гибралтар. Бой длился 5 часов. Испанские потери - 20 убитых, 27 раненных, британцы потеряли гораздо больше - 47 убитыми и 107 раненными.
Ну и на сладкое - то ли на "Гермионе", то ли на "Гваделупе" одним из лейтенантов был Педро Мессия де ла Серда, будущий капитан "Глориосо" образца 1747 года.

Люблю я английское раздолбайство..)))

А вы думали, только русские этим славятся?
Итак, май 1690 года. Из Тулона вышла эскадра Шато-Рено на усиление Флота Океана графа Турвилля. Оставив в Кадисе поврежденные корабли, британский адмирал Киллигрю с 16 кораблями организовал преследование отряда тулонцев, но опоздал. По сведениям разведки французы укрылись в Тетуанской бухте, но там было обнаружено всего два торговых судна. Голландцы взяли на абордаж одно из них, а второе смогло уйти. 12 мая дозорные Киллигрю обнаружили 5 линкоров Шато-Рено у Сеуты, но французы, только что вышедшие из доков, легко ушли от погони. Англичане и голландцы упорно преследовали корабли Флота Леванта, но начавшийся 14 мая шторм разметал корабли союзников. 21 мая Киллигрю вернулся в Кадис и начал рассылать конвой торговых судов.
Таким образом флот Турвилля увеличился до 75 кораблей, причем за Брестом никто не наблюдал! О том, что французы вышли в море всеми силами 23 июня англичане узнали только 25-го!
А почему, что случилось?
А случилось прекрасное..)))) Это настолько прекрасно, что я процитирую в оригинале..)))

Some think that in some measure I am chargeable with it. Surely they do not mean
before I came to the fleet, which was not till the 30th of May I And from that time
forward we had always ships at sea, not only as scouts, but some ever upon the coast
of France. It is said, we had no scouts out when the French appeared, and it is very
true ; nor is it my fault. For all our ships' boats being employed to fetch the Earl
of Pembroke's regiment, I desired the Dutch, who had the outguard, to take that care
upon them; and it seems those that Vice-Admiral Callemberg had appointed for that
service delayed it, to take in some necev.saries at the Isle of Wight. And it is certain
that the first notice I had of the French was by the appearance of five of their scouts.
I thought; and still think, that the material intelligence is the strength of an
enemy's preparation and how that is to be employed. If we had any such intelligence
it has been concealed from me ; for the first notice I had of Monsieur de Chatteau
Kenaut's joining the French fleet, was the sight of his flag flying oil the Isle of
Wight.


Киллигрю говорит - то, что мы не имели дозоров у побережья Франции - правда, но это не моя вина. Все наши скауты и брандеры участвовали в празднованиях по поводу отправки на войну полка Томаса Герберта, графа Пэмброка, и я хотел, чтобы разведкой занялись голландцы, однако куттеры адмирала Калленбурга, назначенные для этой работы, были задержаны для совершенно непонятных обязанностей у острова Уайт. И первое упоминание о французах мы получили от 5 скаутов, находившихся у Уайта. Таким образом информация о силах врага и его готовности была от меня полностью скрыта. Первое оповещение, что французы соединились и что они вышли в море я получил у острова Уайт, где собственными глазами увидел вымпел Шато-Рено на одном из неприятельских кораблей.

Этот идиотизм - другого слова не подберешь! - разделил эскадры Киллигрю (16 кораблей) и Торрингтона (57 кораблей), в результате у Бичи-Хэд сражались 57 англо-голландских кораблей против 75 французских.
Да, и еще пеночка - как раз в 1690 году Томас Пэмброк стал Первым Лордом Адмиралтейства, сменив на этом посту Торрингтона.

Немецкий взгляд на испанцев времен Карла V

Мефистофель

Изволь. Задай лишь мне задачу:
Без дела, знаешь, от тебя
Не смею отлучаться я —
Я даром времени не трачу.

Фayст

Что там белеет? говори.

Мефистофель

Корабль испанский трехмачтовый,
Пристать в Голландию готовый:
На нем мерзавцев сотни три,
Две обезьяны, бочки злата,
Да груз богатый шоколата,
Да модная болезнь: она
Недавно вам подарена.

Фауст

Всё утопить.

Мефистофель

Сейчас.

Болезнь Пушкин кстати назвал неправильно. Это сифилис, или французская болезнь. French sickness ,
gallican, нидерландское fransche ziekte,
немецкое Franzosenkrankheit . Выражение die Franzosen haben ‘иметь французов’ означало ‘страдать сифилисом’.

Но связывали сифилис и с Испанией, вернее - с ландскнехтами Карла V. В португальском mal de Castilla , французское
mal d’Espagne , английское Spanish pox,
немецкое spanische Krankheit, польское choroba hispańska. С этими названиями связывается представление о том, что сифилис занесен в Европу из Америки в результате экспедиций Колумба.
Как мы видим - Фауст не любит испанцев и именно их считает причиной возникновения сифилиса.
Вообще, по некоторым фразам Фауста можно сделать заключение, что он протестант, последователь Лютера. Не знаю, есть ли такая версия у исследователей творчества Гете.