January 23rd, 2015

Смерть короля или общество полного неадеквата, часть третья

"Железный герцог"

Мы с вами расстались с д'Эперноном в 1589-м году, когда после убийства Генриха III он не спешил поддержать Наваррца. Давайте же сделаем экскурс в прошлое, чтобы понять, что происходило с последним королевским миньоном с 1588 по 1610 годы, и может быть это даст нам новые детали по смерти Беарнца от руки Равальяка?
Итак, когда Генрих Валуа в июле 1588 года подписал с Лигой соглашение о Союзе (как раз когда Армада собиралась идти в Канал), одним из пунктов было удаление деятельного Эпернона. Герцог отринут от дел, и остается лишь губернатором Ангумуа (Ангулема), куда и въезжает 24 июля 1588 года. Как мы помним, Равальяк как раз родился и живет в Ангулеме, хотя в 1588 году ему еще всего-то 11 лет, так что скорее всего ни о каких заговорах он не помышляет.
Размолвка в Наваррцем у него происходит после убийства Генриха III - Эпернон настаивает на снятии осады с Парижа, переходе нового короля в католичество и решении вопроса миром. То есть он за мирное решение проблемы. Но Беарнец уже пообещал ополченцам дойти до Львова настроен на силовую акцию, в которой Эпернон участвовать не собирается.
Тем не менее, безмерно уважая Эпернона, новый король предлагает ему стать губернатором Прованса и адмиралом Флота Леванта, на что герцог соглашается. В это время на юге события разворачивались не менее драматические, нежели на севере. 11 марта 1589 года Марсель объявляет о том, что примыкает к Католической Лиге. Возглавляет Провансальскую Лигу Гаспар де Понтевэ, который прибивает на ворота Марселя большой деревянный крест в знак того, что теперь столица Прованса под защитой Небесной Сотни господа Бога, и Януковича Наваррца более своим правителем не признает. В ответ на это Эпернон посылает к городу своего брата - Бернара де Ногаре де Ла Валлета с 4000 солдат, но войско нового губернатора отбито.
В 1590-м в Марселе избран на должность главы городского Совета пламенный лигист Шарль де Касо, с 1400 мушкетерами и 400 всадниками он неожиданно нападает на отряд Ла Валлета, в результате Бернар де Ногаре убит, правительственные войска разбежались. Лига объявляет Гаспара де Понтевэ губернатором Прованса, но Эпернон кончено же не сдался. в 1593-м он, навербовав швейцарцев, вторгается в провинцию, и за три месяца прижимает лигистов к ногтю, а 25 июля 1593 года входит в Марсель. 5 января 1594 года парламент Прованса признает Генриха IV королем Франции. 27 февраля 1594 года Эпернон приносит присягу на верность новому королю.



17 февраля 1596 года испанская эскадра из 12 галер под командованием генуэзского адмирала Карло Дориа захватил лежащие близ Марселя острова Ратонно и Иф (да, да, тот самый). После этого всякая помощь Марселю с моря была отрезана. Член католической Лиги Гизов Шарль де Касо, один из консулов города, возглавлявших городское управление, попытался сдать город испанцам, но измена эта была, однако, своевременно раскрыта. Пьер Либерта, представитель партии «политиков» в городском собрании Марселя, пронзил де Касо мечом, что послужило причиной всеобщей мобилизации в городе и активным приготовлениям к обороне. Народ проволок тело убитого лигиста по канавам и, таким образом, он «проплыл по земле к своим господам». С большим трудом сторонникам Генриха IV удалось удержать контроль над городом, но это оказалось полным сюрпризом для испанцев, которые не рассчитывали на сколь-нибудь сильную оборону Марселя. В результате Дориа через 2 месяца снял блокаду и вернулся в Испанию.
В тот же год блокадам испанского флота так же подверглись Тулуза и Ницца, однако французы смогли не допустить захвата городов противником.
В мае 1596 года Эпернон прибыл в Париж, где был ласково принят королем.
Именно Эпернон был инициатором возвращения во Францию Ордена Иезуитов (напомним, что людская молва сразу после удара Равальяка сделала именно иезуитов главными виновниками убийства короля). Кроме того, когда Равальяк прибывает в Париж, именно д'Эпернон устраивает своего земляка в прислугу к маркизе де Верней, правда проработал он там не долго серебряные ложечки воровал.
Именно герцог д'Эпернон, как генерал-полковник инфантерии, после смерти короля по сути обеспечивает воцарение Марии Медичи, оправдывая это тем, что Генрих сам ее короновал 14 мая 1610 года на время его отбытия в армию.
Этим самым д'Эпернон нарушает волю короля, в завещании которого прямо сказано - власть в случае его смерти передается Регентскому Совету, в который входят 12 человек, включая Марию Медичи, д'Эпернона, Сюлли, Монбазона.
Надо сказать, что после смерти короля версия о причастности Эпернона появилась практически сразу же. В 1611 году вообще начался судебный процесс по свидетельству мадемуазель Эскоман, горничной маркизы де Верней. Она говорила, что маркиза была любовницей герцога, и он через нее нашел Равальяка и организовал убийство короля. Следствие после детального разбора доноса пришло к выводу, что Эскоман лжесвидетельствовала, и 30 июля 1611 года вынесли ей приговор - пожизненное заключение.
На чем основываются те, кто подозревают д'Эпернона?
1) Эпернон знал Равальяка, пусть и не близко, но тем не менее.
2) Эпернон принимал участие в его судьбе.
3) Эпернон сразу после смерти короля передал власть Марии Медичи.
Разбиваются эти обвинения очень просто.
1) Эпернон НЕ ДАЛ королевской охране Равальяка убить. Хотя, будь он замешан в заговоре, смерть Равальяка сразу после покушения была бы для него манной небесной. Надеяться на то, что Равальяк не заговорит? Слишком уж фаталистично для такого тертого калача, каким являлся "Железный герцог".
2) Его отношения с Марией Медичи до убийства Генриха были чуть более, чем натянутыми. Поэтому гораздо логичнее предполагать, что он возвел ее на престол сообразуясь со своим внутренним пониманием о наследовании королевской власти. Вспомните, что он видел в молодости. Какие были разброд и шатания во Франции во время религиозных войн. Для него Регентский Совет являлся банкой сколопендр, готовых разрушить государство и королевскую власть ради сиюминутных выгод.
Вобщем версию об участи Медичи-Эпернона не следует сбрасывать со счетов полностью, но вероятность того, что она была - минимальна.

Смерть короля или общество полного неадеквата, часть четвертая

"Холодная война" в XVII веке.

Понимание тех или иных событий на мой взгляд зависит от умения взглянуть на проблему со стороны тех, кому ты оппонируешь.
Приведу простой пример.
Вот как видим мир мы:

А вот так видят его американцы:

Согласитесь, второй рисунок выглядит с точки зрения американца зловеще - гнусный грубый нетолерантный русский медведь как бы обнимает со всех сторон бедный девственный демократический запад, и только безбрежие океанов не дает медведю внезапно изнасиловать красавицу-Америку.
Собственно то же самое было у Франции с Испанией в 1598-1610 годах.
Итак, как ситуация выглядела со стороны Франции?
Франция находилась в тисках между австрийскими и испанскими Габсбургами. Войска Габсбургов угрожали Бургундии, Нормандии, Лотарингии, Гиени и Гаскони, средиземноморскому побережью, Лангедоку. Со времен Филиппа Красивого Франция потеряла Фландрию и Франш-Конте, часть Бургундии, королевства Беарн с Памплоной, во времена Франциска I была выдавлена из Миланского герцогства и части Генуэзской Ривьеры, лишилась альпийских перевалов и была беззащитна вторжению больших армий.
Как то же самое выглядело со стороны Испании?
Связь испанских провинций во Фландрии с метрополией могла осуществляться двумя путями - северным путем, по морю, но там на 1600-й год хозяйничали английские, голландские и французские каперы, и южным путем - побережье Испании-балеарские острова-Сардиния-Генуя-Милан-Рейн-Фландрия.
Ко времени царствования Филиппа III от северного пути почти отказались - там шли жесткие морские схватки (читатели "Неизвестной войны" это хорошо знают), и оставался южный путь, где краеугольным камнем были Генуя, Милан и Швейцария.

И вот 2 мая 1598 года Франция и Испания подписывают Вервенский мир, который восстанавливает статус-кво обеих держав по результатам соглашения в Като-Камбрези (1559): Франция отказывается от своих позиций в Италии (отказывается от притязаний на Савойю, Пьемонт, Милан и т.д.), зато сохраняет за собой Кале, захваченный испанцами в 1597-м, а так же лотарингские крепости Туль, Мец и Верден.
Но уже в 1600 году Генрих IV и его маршал Ледигьер проводят молниеносную операцию в Савойе, в результате которых захватывают крепости Ла-Бресс, Бюже и Вальроме, запирающие стратегическую позицию - Арвский мост, который находится всего в дневном переходе от швейцарских перевалов. Таким образом Генрих держит переход испанских войск по Швейцарии за горло - может ударить в любой момент, и теперь любая логистическая операция перехода через Швейцарию превращается в операцию военную.
Далее Генрих ведет переговоры со швейцарскими католическими кантонами. Предмет переговоров - беспрепятственный проход французских или союзных войск через их территорию. 29 января 1602 года 11 из 13 кантонов подписывают такое соглашение с Францией.
Так же Генрих решил проложить путь, которым нонеча воспользовался белорусский "батька" Лукашенко, поставляя в Россию "белорусские устрицы и мидии" - покупая в Голландии промышленные товары он продает их Испании, выдавая за французские. Филипп, узнав об этом, вводит на все французские товары 30-процентную пошлину, в ответ Франция вводит санкции... тьфу,запрещает экспорт французского зерна в Испанию, а причем для испанцев французское зерно на 1603-й год составляет 30 процентов от импорта.
Генрих засылает своих доверенных лиц к испанским морискам, и призывает их поднять восстание, обещая снабдить пушками, ружьями, порохом, и даже прислать свой воинский контингент.
За это, согласно соглашению, мориски выставят против испанского короля 80 тысяч солдат и передадут в руки французского короля три города (в том числе обязательно один портовый). Раскрыл этот заговор испанцам никто иной, как английский король Яков I, можете представить лицо испанского посла, узнавшего, что творится у короля под носом.
Наконец в 1608-м Генриху удалось перекрыть для испанцев часть швейцарских перевалов Граубюндена и Вальтелины.
Ну а если еще вспомнить, что Беарнец всячески пытался отговорить голландцев от перемирия с испанцами, а когда его все-таки заключили (9 апреля 1609 года) - развязал проблему Юлих-Клеве, и угрожал захватить Люксембург (в этом случае французы становились на Нижнем Рейне и опять-таки перекрывали "дорогу во Фландрию" испанцам) и готовился начать войну.
Если вы думаете, что испанцы сидели сложа руки - то конечно же ошибаетесь. 1602-й год - заговор Бирона, планирующий убийство Генриха, объявление Людовика XIII бастардом, и передачу прав на корону Бальзаку д'Антрагу - сыну Карла IX и Марии Туше.
Дальше больше.
Филипп, используя бежавших к нему лигистов, вообще предлагает объявить салический закон анахронизмом и возвести на трон Клару-Изабеллу-Евгению - дочь Филиппа II Испанского и Елизаветы Валуа, самой что ни на есть прямой внучки Генриха II Французского.
Ну и наконец Конде, принц крови, который тоже имел права на французский престол в случае смерти Генриха и объявления будущего Людовика XIII бастардом (а это было вполне возможно, если признать развод с королевой Марго незаконным).
Во всех этих случаях речь шла ТОЛЬКО О ФИЗИЧЕСКОМ УСТРАНЕНИИ Генриха IV, поэтому политическую версию сбрасывать со счетов нельзя никак, и признать ее второй по значимости, после версии с фанатиком-одиночкой.