January 9th, 2015

Клуб Дюма-2, часть седьмая, тактическо-стратегическая

Поход Английской Анти-Армады 1589 года закончился полным провалом. 10 июля 1589 года на рейд Плимута вошли остатки эскадры Дрейка и Норриса. В состав экспедиции, направленной к берегам Испании, входило 146 кораблей, не считая мелких, и 22375 моряков и солдат. Так вот, из этого состава вернулось около 8000 человек и не более 70 кораблей. Испанцам удалось потопить или захватить не менее 40 судов, остальные просто разбежались.
Сразу же по прибытию остатков флота в Плимут была создана правительственная комиссия по расследованию причин провала экспедиции. Дрейк и Норрис свалили все на голландцев – мол, эти гады, ну такие гады, в общем, не было бы их – ух, мы бы испанцам задали.
Королева потеряла примерно 100 тысяч фунтов личных денег. Личные потери Дрейка и Норриса – порядка 10 тысяч фунтов. Кроме того – королева поняла, что у нее нет флота. Есть большой партизанский отряд в большинстве своем каперских судов, с командирами-анархистами, которые произвольно меняют планы, врут, трусят, подсиживают друг друга. Соответственно, надежда на то, что такой флот сможет еще раз защитить Англию – слаба и эфемерна. Собственно, Елизавета проявила чисто английский юмор, когда назначила Дрейка командиром береговой обороны Плимута с запретом выходить в море.
Но самое главное было в другом – из-за отказа атаки Сантандера и Сан-Себастьяна флот короля Филиппа II уже к осени 1589 года был полностью восстановлен, а в 1590 году даже превзошел по количеству 1588-й.
В связи с этим и Испания и Англия вновь обратили свои взоры на Францию. Для Англии Франция была последним рубежом, после падения которого безусловно летела в бездну и сама Англия.
Для Испании проигрыш Католической Лиги во Франции автоматически приводил к проигрышу войны во Фландрии.
Первый ход сделали лигисты - 5 марта 1590 года Парижский Парламент признает новым королем Франции Карлом X архиепископа Реймского Шарля де Бурбона (привет всем Гизам, которые так домогались французской короны), который ВНЕЗАПНО! сидит в тюрьме в Туре (посажен туда еще Генрихом III), в Фонтене-ле-Конт, и так же ВНЕЗАПНО! 4 марта пишет письмо своему племяннику Генриху Наваррскому признавая его королем Франции Генрихом IV.
Ну а 14 марта 1590 года происходит битва у Иври-ла-Батай, местечке, находящемся в 6 км к северо-западу от Парижа.
Движение Наваррского на север имело стратегической целью отрезать Париж от Нормандии и занять нормандские порты для связи с Англией и Голландией, поскольку часть армии Генриха III и некоторые из партии "политиков" признали Наваррского королем только с той оговоркой, что он должен перейти в католичество. Среди последних был и деятельный д'Эпернон, чье устранение от этой войны в решающий момент стало большой потерей для Беарнца.
Безусловно из ближайшего королевского окружения признал Генриха королем Шико, что сразу же отдало его парижскую агентуру в руки Наваррского. От агентов Шико Беарнец знал, что Лигу опять накачали испанскими деньгами (Майенну был дан заем в 3.4 миллиона золотых экю на наем и вооружение войска), но новый король также знал, что боевые части Генриха III решили соблюдать нейтралитет, пока он не перейдет в католичество. Да, они не хотят поддерживать авантюриста и испанскую подстилку Майенна, но они и не хотят поддерживать протестантов, которые им представляются английскими и голландскими шпионами через одного.
Но давайте вернемся в сентябрь 1589-го. Итак, в сентябре 1589 года армия Лиги атакует Генриха у замка Арк. Генрих, имея всего 7000 человек, принимает сугубо оборонительный план действий,и отбивает атаки лигистов, ожидая помощи, обещанной Елизаветой Английской. 23 сентября подходят первые 1200 английских и шотландских аркебузиров. В пути еще 4000 солдат. Кроме того, к Арку прорывается Франсуа де Колиньи с 500 мушкетерами, и Майенн счел благоразумным снять осаду с Арка.


Замок Арк.

Генрих же отправил войска под командованием д'Омона в Шампань, а герцога де Лонгвиля - в Пикардию, поскольку там крупные города не без угрозы применения испанцами силы поддержали Лигу. От ближней блокады Парижа было решено отказаться, и прежде всего утвердиться в Нормандии, чтобы иметь бесперебойный канал связи с Елизаветой и голландцами.
Из Парижа вышла армия Майена с целью навязать численно уступающим войскам Генриха сражение. Майенн так же имел данные от своих агентов и от испанской разведки, что часть армии Двух Королей соблюдает нейтралитет. Майенн, имея 12600 пехоты и 4000 конницы (2000 из кавалеристов - испанская кавалерия из Южных Нидерландов) начинает движение на Эври, с целью отрезать Наваррского от Нормандии.
Утром 14 марта 1590 года обе армии сталкиваются у местечка Иври-ла-Батай. Наваррский имел всего 8000 пехоты и 3000 конницы. Проблемой для протестантов было то, что они вступали в бой по частям, Наваррский уже в бою выстраивал диспозицию. Первый натиск пришелся на левый фланг, на два полка пехоты и 300 всадников маршала д'Омона (он поддержал Беарнца и перешел к нему на службу). Его атакуют три эскадрона испанской конницы под командованием графа Филиппа Эгмонта. Полторы батареи (6 орудий) генерал-фельдцейхмейстера Бернара Филлибера Ла Гиша (тоже перешел от короля на сторону Наваррского) пытаются сдержать этот натиск, войска Омона истекают кровью, Эгмонт практически прорвался, но тут на помощь подходят отряды де Монпансье и Бирона (470 ландскнехтов, полк швейцарцев, 750 кавалеристов).
Майенн не успевает подбросить подкрепления испанцам и атака отбита.
Тогда основной удар по центру наносят лигистские войска под командованием герцога Немурского и кавалерия д'Омаля.


Сражение при Иври

Генрих выходит на бой сам и решает принять встречное сражение.
Объезжая строй, он говорит речь, ставшую позже такой же знаменитой, как речь Петра при Полтаве:
"Мои боевые товарищи!
Сегодня решается моя судьба, и она в наших руках.
Я хочу либо победить с вами, либо умереть с вами. Бог за нас. Вон там стоят и его враги, и наши враги. Вот ваш король. Так давайте же сомкнем ряды, и я говорю вам - думайте только о бое! Ориентир нашего движения - вон те три дерева, которые вы видите по правую руку. Если же вы потеряете из виду свои знамена или шум битвы не даст услышать вам сигнальных рогов - ищите просто - где всадник с тремя белыми перьями на шляпе. Это буду я, и обещаю, что я буду в самой опасной точке сражения.
Братья! Не забывайте одно: вы - французы, а неприятель - он перед вами."

Сражение начинается со схваток конницы и король действительно в первых рядах. Тем не менее 3000 лигистских всадников удается опрокинуть легкую кавалерию протестантов и они врезаются в 4 швейцарских полка Луи де Крийонна (тоже поддержал Наваррского), рядом с которым в средневековых доспехах стоит долговязый Шико, обнажив шпагу, и отпуская шуточки по своему обыкновению (согласно Леону Марле: "Жирный боров [Майенн] сам идет на мой вертел. Ну что же, его тушу давно надо освежевать.". Стоит так же отметить, что часть историков отрицает участие Шико в битве при Иври).


Атака на центр королевских войск.

Сеча была страшной, лава католической конницы откатилась, Генрих спешился, привычно взял алебарду в руки, и тут на него налетели 4 кавалериста. Одного пристрелил какой-то швейцарец, двух уложил сам Генрих, но вот над ним взметнулся палаш, и.... в последний момент подбежавший Шарль де Рамбуйе подставляет руку, которую кавалерист отрубает, а Генрих протыкает алебардой брюхо лошади и конник падает, после просто чего затоптан четким квадратом закованных в броню швейцарцев.
Полки Крийона выдержали, с левого фланга наступающие войска Майенна атаковали Бирон, Монпансье и д'Омон, Эгмонт убит шальной пулей, д'Омаль сброшен с лошади и сдался, Майенн бежит с остатками войск. 1300 испанских наемников, сдавшихся на милость победителя, были обезглавлены в отместку за сражение при Арке, где они сначала подняли белый флаг, а потом открыли огонь, убив много протестантов.
Потери Лигистов составили 2600 человек убитыми, 3000 пленными (из них 1300 было казнено), но факт в том, что в Париж вернулась всего 1000 человек, остальные просто... разбежались.
Потери королевского войска составили 500 человек убитыми и около 1000 - раненными.
После разгрома при Иври Генрих, несмотря на малые силы (12-15 тысяч солдат) вернулся к Парижу и решил "добить уже хомячка" через блокаду (осадной артиллерии у короля не было вовсе, поэтому о штурме Парижа можно было забыть сразу), но не тут-то было, ибо Империя Добра Испания не могла этого допустить.
7 мая Генрих окружил Париж, те пушки, какие у него были, расположит на Монмартре и начал беспокоящие обстрелы. Все мельницы в округе были захвачены или сожжены, подвоз провианта в столицу прекратился. Одновременно с Киевом Парижем начали вести переговоры о сдаче, но тех, кто голодал, никто не спрашивал, решали все другие дяди, которые явно не голодали.
Филипп Испанский не мог допустить, чтобы Париж пал и религиозные войны во Франции закончились, да еще и на престол взошел бы монарх, прямо союзный мятежной Голландии и неприятельской Англии. Поэтому в августе из Бельгии к Парижу выдвигается Фарнезе (25000 солдат), Наваррский, прекрасно знающий силу Фламандских терций, вынужден снять осаду, чем пользуются испанцы, и 30 августа проводят в Париж гуманитарный конвой с провиантом целых 200 КАМАЗов. Осада Парижа стоила 40-50 тысяч человек, погибших от голода, или трети населения столицы.
После провала блокады Парижа стало ясно, что война не имеет военного решения.


Продолжение следует...

Клуб Дюма-2 или майдан по-парижски, часть восьмая

Блин, тема, задумывавшаяся как шуточный мини-сериал части на четыре, разрослась уже вдвое, и конца и края ей не видно...)))

Ну да ладно, продолжим, финал уже близко.
Однако, перед тем, как перейти к описанию событий, приведших Генриха IV в Париж, нам в любом случае придется остановиться на двух проблемах, которые настоятельно требуют освещения, причем скорее всего в одну часть мы не уложимся.
Это финансы и радикализм.
На самом деле эти темы очень связаны между собой, по крайней мере для Религиозных войн во Франции, да и параллели со "страной 404" прослеживаются чуть ли не абсолютно.
Итак, первейшей проблемой царствования французских королей от Франциска II до Генриха IV была безусловно гигантская финансовая задница, в которой оказалась страна. И оказалась она там именно из-за фанатиков с обеих сторон. Почему? Да все очень просто.
Укропы ненавидели Лугандон и Донбабве Католики хотели стереть с лица земли гугенотов, а Стрелков обещал войти в Киев и Львов гугеноты не находили согласия с католиками по земельному вопросу, то есть в земле хотели видеть не себя, а их.
В результате в том же 1568-1569 году подверглись дичайшему разорению Пуату и Шинон. Отличились все. Если армия Колиньи сбрасывала пленных и раненных на пики, это еще можно понять. Но поджаривать обычных крестьян на медленном огне, насиловать и сжигать женщин, вырезать весь рогатый скот и птицу, даже осушать рыбные запруды, чтобы передохла вся рыба - это с логической точки зрения не объяснить, если конечно ты хочешь утвердиться в этой стране. Это просто психическая травма и нарыв головного мозга.
Но армия католиков была не лучше. Строцци например утопил 800 женщин в Луаре. Просто так. Хотя более половины из них были католичками. Просто потому, что они оказались на оккупированной ранее территории.
Были полностью вырезаны ВСЕ жители городов Боннефуа, Бовуар-сюр-Мер, Рабастен. Но и Колиньи не отставал - достаточно вспомнить поголовное уничтожение населения в Пон, в Сен-Флоран, в Нонтрон-ан-Перигор, в Орте и в Мэлле.
А теперь вопрос на засыпку. Как вы думаете, Пуату и Шинон смогли платить налоги после такого разорения, причем что их ограбили ТРИ раза - сначала королевские управляющие, взяв налог на войну, потом протестанты по праву завоевателей, а потом и католические войска по праву освободителей?
Собственно я думаю, что ситуация понятна.
Именно поэтому Генрих III после восшествия на престол не стал трогать крестьян, а ввел налог на церковников, дворян с большим доходом и на богатых буржуа. Так сказать, прогрессивный налог, который в зависимости от величины состояния мог достигать 25%.
Ну вы же понимаете, что тут началось? По Парижу ходили смешные толпы хорошо одетых белоленточников людей с плакатами: "Спасибо жителям Донбаса за президента-пидораса" "Валуа в монастырь!", "Чемодан, вокзал, Россия!" "Возвращайся обратно в свою Польшу!", ну и т.д.
Попытка договориться с упоротыми фанатиками чуть ранее тоже оказалась обречена на провал. Давайте рассмотрим событий, приведшие к Варфоломеевской ночи. Итак, с протестантской партией помирились, адмирал Колиньи в фаворе, причем его полностью поддерживает Карл IX. С какой программой выходит Колиньи? А давайте развяжем внешнюю войну с Испанией,поскольку внешняя страна отвлечет французов от войны внутренней. Плюс - ПРОФИТ! - мы захватим Фландрию (Бельгию).
В принципе на первый взгляд план неплох. Но только на первый взгляд.


Альба во Фландрии.

По одной простой причине - хороший план предполагает и пути отступления, если цели не выполнены. На вполне резонный вопрос Екатерины Медичи, а что собственно говоря будет, если вдруг нашу армию разобьют, Колиньи по типу Турчинова,закатывал глаза и начинал громко вещать, что "Мы победим, потому что с нами Бог, Украина и наш Великий Тарас" победы испанцев не допустит бог. Екатерина сразу же понимала, что перед ней упоротый фанатик, и отходила в сторону. Ибо с душевнобольными спорить нельзя. Ну кричит он "Слава Украине!" "Слава Кальвину!", надо подойти, сказать тихо героям протестантам слава! Успокойтесь!" и дать ему какую-нибудь важную работу, типа чистки унитазов или уборки навоза.Главное, чтобы душевнобольной ощущал, что он занят действительно великим делом, ибо он "по над усе!".
Что касается реальных политиков, и прежде всего Екатерины Медичи - они видели все последствия атаки Нидерландов. Поскольку прежде всего умели считать. Армия Герцога Альбы в Нидерландах на начало 1572 года насчитывала 70 тысяч человек, при этом в поле испанцы без особых усилий могли выставить 50 тысяч. Франция, даже значительно напрягшись финансово, на 1572 год НЕ МОГЛА выставить в поле более 30 тысяч человек, то есть испанцы имели почти двойное преимущество в предполагаемой войне.
Еще хуже обстояло дело с качеством армейского состава. Почти половину армии Франции составляли швейцарские и немецкие наемники, которых испанцы банально могли ПЕРЕКУПИТЬ, а оставшееся количество даже Альба брезгливо называл "оборванцами".
Да, была надежда на Вильгельма Оранского, который в очередной раз может выставить свои 10-12 тысяч "неубиваемых", но они скорее всего завязнут в крепостной войне во Фландрии, тогда как Альба, разгромив французскую армию, будет свободен в маневре.
Далее не надо быть стратегом или аналитиком, чтобы понять, что разгром французской армии (с вероятностью на 90 процентов) приведет к захвату французских владений (вполне возможно и Парижа, хотя Альба был прагматиком, и скорее всего ограничился бы Пикардией), и новому витку гражданской войны.
Екатерина и ее сподвижники решают выпилить одних фанатиков с помощью других фанатиков. То есть стравить между собой кланы Шатильонов и Гизов, которые могут резать друг друга сколько угодно, но Франция в этом случае не попадет в бездну.
Более того, потом Гизов можно было обвинить в разжигании гражданской войны и убийстве и спокойно выпилить их.
Собственно Варфоломеевская ночь изначально и предполагалась как выпиливание 30 или 40 человек из клана Шатильонов, и начало кровной войны между этими детьми гор.
Чего совершенно не учли в этом плане - так это реакции обывателей. Ибо Майдан становится Майданом не тогда, когда кучка идиотов дерется с милицией, а когда толпа, заинтересованная дракой, принимает одну или другую сторону.


Варфоломеевская ночь.

Именно это и произошло в ночь Св. Варфоломея в Париже. Увидев убийства Шатильонов, толпа поняла - МОЖНО! А ведь рядом соседушка заработал недавно 500 экю на торговых операциях с Голландией - наверняка скрытый протестант! А давай-ка я его выпилю! А 500 экю заберу себе!
И тут началась такая вакханалия, что даже Гиз растерялся. Достаточно сказать, что у себя, во дворце Гизов, он приютил 20 офицеров-протестантов. Карл IX, герцог Анжуйский, Маргарита Валуа, герцог Алансонский (кстати именно он, а не Маргарита спас того самого Ла Моля из "Королевы Марго") - все эти родоначальники Варфоломеевской ночи по мере возможности начали спасать знакомых им протестантов от резни.
Екатерина, говорят,узнав утром, ЧТО произошло, вообще обхватила голову руками, не зная что делать. А убийства ширились и продолжались, и конца этому не было видно. Ибо толпа поняла только одно - МОЖНО!
Собственно, получилось по-черномырдински: "Хотели как лучше, а получилось как всегда".
Собственно здесь же возникает вопрос - а почему население так ненавидело гугенотов?
Помимо религиозных была одна - но глобальная - экономическая причина. Дело в том что до Реформации почти 70 процентов экспорта и импорта Франции было завязано на Испанию.
Люди не поняли, что времена изменились. Но понимали, что их доходы падают. И нашли самый простой вывод - во всем виновата "пятая колонна" в виде протестантов. Если мы их убъем - настанет и нам счастье. Ну и экспроприировать их богатства - это же тоже богоугодное дело!
Мысль же, что гугеноты просто первыми переориентировали торговлю на Голландию и Англию, и поэтому получали довольно большие барыши, головы не посещала. Ибо убивать - оно гораздо проще, чем думать.
А политики на примере Варфоломеевской ночи поняли еще одну простую вещь - обезумевшей толпой манипулировать гораздо легче, чем спокойными рассудительными гражданами.
Поэтому все последующие действия радикалов были связаны именно с экзальтацией толпы.


Продолжение следует...