December 8th, 2014

Внезапно!

Введение.

На мой взгляд работа настоящего историка всегда сродни работе следователя. Чтобы понять, что из себя представляет тот или иной исторический деятель нужно как минимум послушать самого обвиняемого, взять показания у свидетелей (причем как недругов, так и соратников), произвести ряд экспертиз, найти мотив, вполне в духе голливудских фильмов и рассказов Агаты Кристи или Конан-Дойля. Причем дело осложняется тем, что вместо допроса историк вынужден удовольствоваться письмами, приказами, выписками и т.д., ведь чаще всего с этим деятелем уже напрямую не пообщаешься, умер много лет назад. Свидетельские показания – это конечно же мемуары, отзывы, записки современников, причем как противников, так и соратников. Роль криминалистов-экспертов чаще всего играют археологи, архивариусы, источниковеды. И победы, и разочарования здесь бывают такие же, как в работе следователя – казалось бы, вот уже нашел мотив действий, вот на основании бумаг подследственного и свидетельств современников уже выстроил красивую версию произошедшего, и тут – бац! – появляется новый факт, который камня на камне от версии не оставляет. И ты заново строишь картину мира, заново складываешь кирпичик к кирпичику, заново строишь картину произошедшего.
В этом плане персонажу, которого я решил выбрать для объекта исследования и повезло, и не повезло одновременно. Источников, как первичных, так и вторичных по нему – хоть пруд пруди! И чуть ли не каждый год выходят новые книги, и, я думаю, будут продолжать выходить. Но мне вышедшие книги не нравились. Сейчас попытаюсь объяснить – чем.
Давайте на время забудем об истории, и окунемся в нашу реальную жизнь. Мы с вами прекрасно понимаем, что не бывает людей без недостатков, людей абсолютно «черных» или абсолютно «белых». Все мы на этом свете есть смесь достоинств и недостатков. Например, человек может быть в жизни жутким бабником, но – талантливым управленцем. Или скупердяем, но – отличным аналитиком. И т.д. То есть существуют качества или свойства человека, которые в пространстве между собой не пересекаются. Поэтому, разу уж мы взялись исследовать не сексуальные пристрастия или фобии нашего деятеля – мы их касаться не будем, либо будем, но только в той степени, в какой они влияли на политику государства и положение внутри его.
Далее, как настоящие следователи, взяв в зубы трубку, мы будем подвергать сомнению все показания наших свидетелей и нашего персонажа. Почему? Да по самой простой причине – люди врут. Более того, люди любят врать. Или не говорить всей правды. Или говорить полуправду. Или выгораживать себя, мол, я тут вообще не причем. Или просто наговаривать на человека. Поэтому мы с вами возьмем за правило – всегда, в любой цитате помнить о том, кто это сказал, в каких обстоятельствах и по какому поводу.
Кроме того, не будем забывать и еще об одном. Разные эпохи – это разная мораль, разная система ценностей, разное поведение. Например в 1970-е годы торговать на рынке было…. ну, скажем так, не престижно. На человека смотрели как на рвача или как на спекулянта. Вообще к профессиям типа «купи-продай» относились не очень хорошо. Сейчас, в 2010-е, бывший спекулянт или фарцовщик – вполне себе уважаемый человек, бизнесмен, опора государства, тот самый «средний класс», который не даст разразиться очередной революции. Таким образом, если мы с сегодняшними мерками подойдем к людям семидесятых – мы сделаем вывод, что, мол, тогда гнобили и сажали в тюрьму «соль земли», опор нации и т.д. Кстати, многие пропагандисты нынче так и делают. Но этот подход совершенно глупый и применяется чаще всего не очень умными «обличителями-ниспровергателями» соверменности. Ибо тогда была немножко другая власть, и у этой власти была немножко другая опора.
Мы же с вами просто хотим разобраться, что же собственно произошло в то время, посмотреть на череду исторических развилок, когда история могла пойти по другому пути, поэтому будем именно разбираться, а не обличать.
Кроме того, «преступника делает окружение», вернее – окружающий мир. Мы обязательно посмотрим, а что в этот самый момент происходило в других странах, а избежали ли эти страны тех ошибок, которые допустил наш персонаж, какой там был уровень технического и экономического развития и т.д. К сожалению во многих прочитанных мною книгах об этом просто забыли, и многие претензии выглядели примерно так: «Экономическая политика имярека была глупой, ибо давно известно, что без принятия Налогового Кодекса и введения в розничную торговлю контрольно-кассовых машин никакая нормальная экономика невозможна». Мы с вами люди умные, и понимаем, что в XVIII  веке до введения ККМ еще далеко, компьютеры, сотовые телефоны, интернет еще не созданы, холодильники заменяют бескрайние снега Сибири и глубокие погребы, ну и вообще – Россия-то на распутье.
Ах да, представить-то персонаж я вам и забыл. Итак, уважаемые заседатели нашего трибунала, прошу всех встать! Петр Алексеевич Романов собственной персоной!